Нелегкий способ стать человеком

Светлана Сорокина о благотворительности

Светлана Сорокина о благотворительности

Светлана СорокинаТретий сектор пытается привлечь внимание общества к благотворительности в условиях жесткого контроля со стороны государства. 

Госдума рассмотрит законопроект о внеплановых проверках некоммерческих организаций (НО), разработанный Минюстом. Ранее документ одобрила комиссия федерального правительства по законопроектной деятельности. Основанием для проведения ревизии могут стать требование прокурора, правительства или президента и представление избиркома. Будут проверяться НО, не устранившие в срок нарушения, по которым им ранее вынесли предупреждение. Еще одним основанием станет поступление в территориальный орган от госорганов и органов местного самоуправления информации о ведении организацией противозаконной деятельности и наличии признаков экстремизма. Ранее авторы законопроекта предлагали также узаконить внеплановые проверки третьего сектора по сообщениям граждан и СМИ, но в итоговом варианте эти пункты отсутствуют. Как нововведение отразится на деятельности НО, мы спросили у журналиста, члена попечительского совета благотворительного фонда «Линия жизни» Светланы Сорокиной.

— Светлана Иннокентьевна, как вы оцениваете роль государства в развитии благотворительной деятельности? С чем, на ваш взгляд, связано ужесточение правил деятельности некоммерческого сектора?

— Политика государства понятна: оно по-прежнему хочет все регулировать, контролировать и везде иметь свой пригляд. Третий сектор очень не свободен. В том, что касается какой-то помощи в социальных вопросах вроде бы еще ничего. Но все, что затрагивает правозащитную деятельность, так или иначе даже умозрительно соприкасается с политикой, зажимается по самое не могу. Я считаю, это неправильно. Почему надо отказываться от грантов из-за рубежа, если они идут на помощь малоимущим и детям, что здесь страшного? Кроме того, сами претензии по поводу участия в политической деятельности иногда выглядят дико. Уличить в занятии политикой можно самые разные организации. Возьмите ситуацию с «Голосом» или «Левада-центром», которые занимались независимыми социологическими исследованиями, мониторингом избирательного процесса. Какие тайны хочет скрыть государство? Мне это непонятно.

 

Дайте повод

— Отношение к благотворительности четвертой власти, СМИ, тоже нельзя назвать идеальным. С одной стороны, последние исследования, в том числе проведенные Форумом доноров, говорят о том, что пресса стала проявлять значительно больше внимания к этой сфере. С другой — это несистемные публикации, какие-то фрагменты из жизни НО, скандальные поводы, материалы, связанные с известными личностями.

— Прессу можно понять: она берет факты, которые не выглядят рутиной, а будут интересны потребителю информации. В этой ситуации очень показателен пример деятельности фонда «Линия жизни», который активно занимается продвижением своих проектов. Включайте креативный подход, чтобы заиграло любое событие, связанное с жизнью фонда, тогда будет отдача. Тогда вы на слуху, вас узнают и отражают в СМИ. Нужно находить с журналистским сообществом совместный интерес, понимать, что его привлекают только яркие события и информповоды. С прессой надо работать. Не стоит ожидать, что кто-то просто так будет бесконечно отражать твою рутинную работу.

— На Западе фонды идут именно по этому пути?

— Разумеется. Любые фонды ищут такие поводы, чтобы привлечь к себе внимание. Это нормально. Те же экологические организации, деятельность которых мы часто воспринимаем как агрессивную, мастерски создают эти поводы. У нас был один случай недавно: по Москве-реке плыл белый медведь на льдине, привлекая таким образом внимание к экологической проблеме. Вроде бы что за событие? Человек в костюме поплыл, потом его на катере спасатели эвакуировали. Тем не менее все запомнили, написали, показали. Пусть и как курьез, как нечто выходящее за рамки здравого смысла, неважно. Главное — организаторам удалось добиться своей цели.

— Как часто вам приходится прибегать к своему публичному статусу, чтобы помогать благотворительным фондам?

— Не нужно преувеличивать мою известность, я уже не работаю на телевидении. Да и сотрудничаю, по сути, только с «Линией жизни»: с момента основания фонда вхожу в его попечительский совет. Еще я в составе совета одного из подмосковных лицеев, который живет достаточно замкнутой жизнью. Деятельность в этих советах не ориентирована на публичность. Поэтому я не могу сказать, что как-то широко использую известность, чтобы что-то продвигать. Пожалуй, просто участвую в повседневной работе этих организаций.

 

 

Неслучайные рассказы

— Как вы пришли в благотворительность? Вы написали две замечательные книги. Что заставило вас это сделать?

— Это случайно получилось. Первая книга — «Недетские истории». Это рассказы о сиротах. Меня эта тема очень волнует, потому что я сама девочку удочерила. Пока искала дочку, а это продолжалось почти год, бывала в самых разных сиротских учреждениях, так или иначе интересовалась этой темой — почему и как дети попадают в приюты, как работают эти организации. И все это как-то сложилось у меня в голове, отдельные истории, которые я друзьям рассказывала, связались в одну, ничего выдуманного. Одна моя мудрая приятельница настойчиво предложила мне записать все, о чем я говорила. Я так и сделала в один присест, получилась маленькая книга про сирот.

— Вторая книга — тоже случайность?

— Да. Форум доноров как раз думал о том, какой проект сделать в рамках издательской деятельности, устроил мозговой штурм. Я была на этом штурме и в порядке фантазии предложила написать произведение. Я как раз читала одну американскую книжку, где были рассказы из реальной жизни и комментарии психолога, как это у американцев часто бывает, они же увлечены психоанализом. Идея понравилась. Хотя я сама даже не понимала, что из этого можно сделать. Потом получилось, что меня и попросили. Мол, не напишу ли я эти рассказы. Почва в тот момент была очень благодатной — у нас бурно стали развиваться самые разные доморощенные инициативы. Масса самых разных поводов. Я была знакома с людьми, которые почему-то начинали системно или не очень заниматься благотворительностью, историй было достаточно, и я сказала, что попробую. Плюс я попросила несколько историй у Форума доноров. Они мне давали литературу, отчеты организаций. Я читала, уточняла, писала о самых разных формах благотворительности. Начала больше понимать, что это за проекты такие благотворительные, какие сложности связаны с их осуществлением. К каждому рассказу психолог Елена Султанова написала короткий комментарий, попыталась объяснить психологическую подоплеку поступков этих людей, которые могут показаться неожиданными и даже странными. Я сначала писала историю, а потом уже психолог смотрел на нее со своей точки зрения. Кроме того, к каждому рассказу мы добавили мнения людей, занимающихся на практике этим видом благотворительности. Так и появилась книга. Я захотела назвать ее по типу, знаете, «Легкий способ бросить курить» — «Легкий способ стать человеком».

 

 

Долгий путь

— Хорошее название.

— И я так считаю. Но издательство, которое взялось за книжку, почему-то не одобрило его. Назвали вполне безлико — «Мне не все равно». Первое название лучше, ближе по смыслу, хотя этот способ, конечно, не очень легкий, но заразительный. Написанием этой книги я очень увлеклась. Мы с таким азартом с коллегами из Форума доноров придумывали, какие картинки поставить, бурно обсуждали, какой должна быть обложка. Это был замечательный период: я по ночам сидела, что-то писала, посылала, мне одобряли или корректировали. В общем, получилась совместная работа, которая всем нам очень понравилась.

— Такие книги выполняют очень важную функцию — повышают уровень доверия к благотворительности, которую в России многие воспринимают как способ вытянуть деньги.

— Это отголоски нашего тотального недоверия друг к другу и ко всему вокруг. В общем-то, небеспочвенного. Кто же не знает, что даже на такой вроде бы святой теме, как благотворительность, у нас много чего произросло негативного. Были и откровенные поборы в чью-то пользу. Поэтому так важно быть на сто процентов прозрачными. Есть интернет, где можно представить отчет о деятельности фонда до копейки. Это долгий путь к доверию, но иных вариантов у нас нет. Если человек обладает достаточной информацией, хоть раз интересовался тем, как работают фонды, как вообще развита эта сфера у нас в стране, он уже будет относиться к проблеме не скептически, а с пониманием. Если человек не осведомлен, мы будем сталкиваться со штампами — махровыми, закостенелыми. Это когда говорят «они там все отмывают» или «деньги девать некуда, вот и откупаются». И никогда такому человеку ничего не объяснишь. К сожалению, большинство людей у нас все еще из категории неосведомленных. Основная масса населения включается в благотворительность, только когда происходит что-то трагическое — наводнения, пожары, катастрофы. Но мы наблюдаем и некое оживление массовой благотворительности — люди стали работать волонтерами, начала развиваться практика частных пожертвований. Появилась надежда, что отношение к благотворительности меняется.

 

Комментарии

Еще в сюжете «Благотворительность на Урале»

Материалы по теме

Диалог с известным результатом

И себе, и людям

Ближе друг к другу

Ответственность на троих

Кто, кому и почему

Треугольник доверия

 

comments powered by Disqus