Не последняя миля

Не последняя миля Александр СоболевПочему у распредсетей инвестпрограммы сокращаются, а у магистральных увеличиваются.

1 июля 2013 года в Свердловской области вступили в силу новые энерготарифы. Генерацию, напомним, тарифами теперь не регулируют — цены на электроэнергию определяет рынок. Регулируются деятельность по передаче электрической энергии, сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков и электрическая энергия, поставляемая населению. Тарифная политика определяется на федеральном уровне в виде специальных нормативно-правовых актов, а регионы их реализуют. Смена тарифов и, как правило, их рост уже несколько лет происходят в середине лета, а не с января — чтобы притормозить инфляцию и облегчить финансовое бремя плательщиков. Накануне Федеральная служба по тарифам определяет ориентиры, а далее регионы действуют в пределах этих рамок. Сетевой тариф в конечном чеке за электроэнергию для промышленности в России уже составляет 46% (по данным «Э-У»). При этом с 1 июля этого года он поднимется в пределах 10% по отношению к июлю 2012-го (рост за тот же период годом раньше — 11%), а с 1 июля 2014-го — еще на 10%.

По оценкам заместителя председателя Региональной энергетической комиссии Александра Соболева, электросетевой комплекс должен быть стабилен с точки зрения тарифной политики, поскольку в нем несколько лет назад внедрили в практику механизмы RAB-метода, устанавливающие тарифы на долгосрочную перспективу. Как на услуги по передаче электрической энергии, так и для взаиморасчетов между сетевыми организациями.

Несмотря на усилия по подавлению роста тарифов на услуги передачи электроэнергии по сетям, они будут увеличиваться, считает Александр Соболев.

Вопрос сырой

— Александр Леонидович, отчего растут сетевые тарифы?

— В первую очередь, рост обусловлен инфляционными процессами, из-за которых расходы по ряду позиций у электросетевых компаний увеличиваются (на покупку электроэнергии на рынке для компенсации потерь в сетях, заработную плату, ремонты). Эти процессы предусмотрены действующим законодательством: рассчитывая тариф, мы обязаны учитывать индексы инфляции по отраслям промышленности.

Вторая причина — наметившийся тренд снижения (вернее, отсутствия роста) объемов электроэнергии и мощности, передаваемой по региональным сетям. Например, по прогнозу на 2014 год объемы передаваемой энергии примерно на уровне плана 2013 года, но до 4% снижается величина заявленной мощности.

Связано это с падением спроса некоторых крупных потребителей региона. Например, Богословский алюминиевый завод существенно снижает энергопотребление — ситуация на рынке алюминия к этому вынуждает. То же происходит у ряда других промышленных предприятий.

Есть и третья причина — обострилась давно не решаемая проблема так называемой последней мили. Последняя миля — это схема перекрестного субсидирования, при которой крупные потребители, подключенные к магистральным сетям Федеральной сетевой компании, оплачивают не только ее тариф, но и тарифы распределительных сетей, услугами которых не пользуются. Для этого МРСК берут в аренду у ФСК последнюю милю — участок сетей, к которым непосредственно подключен потребитель. Механизм повышает цену электроэнергии для крупных предприятий, но позволяет понижать тарифы для остальных, так как крупные потребители доплачивают за мелких и средних.

— По сути, это скрытый налог на промышленность, поглощающий до 30% ее затрат на электричество.

— Механизм последней мили в электроэнергетике России появился в 2006 году в пору реформы отрасли в качестве временной меры (якобы во избежание скачкообразных изменений тарифов в энергетике регионов и увеличения нагрузки на конечных потребителей) до утверждения новой политики тарифообразования. Но, как обычно, временная мера стала постоянной головной болью.

Естественно, все эти годы промышленники изо всех сил стремились уйти от такой системы на прямые договоры с ФСК, затевая многолетние судебные тяжбы с сетями. Уходят они, как правило, через вступившие в законную силу решения судов или нормативные акты, которые приняты министерством энергетики РФ. Этот шаг снижает их собственные затраты на электроэнергию, но приводит к увеличению тарифной нагрузки на прочих остающихся у сетей потребителей. В последнее время уход приобрел массовый характер (хотя формально теперь распределительные сети и магистральные объединены в Россети. — Ред.).

Мы, регулятор, при принятии тарифных решений вынуждены это учитывать. Если с 2014 года последнюю милю ликвидировать, это приведет к падению выручки распределительных сетей. Чтобы компенсировать выпадающие доходы (около 58 млрд рублей в год по стране. — Ред.), тариф для мелких и средних потребителей потребуется резко повысить.

— Как поступят в регионе с последней милей?

— Негативные последствия ухода от последней мили на протяжении ряда лет активно обсуждаются на федеральном уровне. «Наверху» решений пока нет: законопроект в Госдуму внесен, но отложен до осенней сессии. Причина — непроработанность вопроса из-за противоположных позиций потребителей, властей, сетевых организаций.

Суть раздоров вот в чем: потребители, присоединенные к сетям ФСК, не хотят больше платить за транспорт электроэнергии региональным сетевым компаниям. А власти и сети видят, что одномоментно переложить всю проблему ухода крупных промышленных предприятий с последней мили на прочих потребителей, мелкий и средний бизнес или на население, невозможно. Здесь нужно искать компромисс. На наш взгляд, Свердловской области потребуется лет пять, чтобы полностью эту проблему решить и ликвидировать ее негативные последствия.

— Что именно эти пять лет будет происходить?

— Все зависит от того, будут ли на федеральном уровне приняты иные правила. Не появятся — будет продолжаться уход промышленных потребителей с последней мили. В Свердловской области первопроходцем был Качканарский ГОК: он ушел от ОАО «МРСК Урала» напрямую к ФСК в 2011 году. Уже в этом году примеру последовали Свердловская железная дорога, Уральский электромеханический завод и другие. Из прежнего общего объема потребителей, подключенных к последней миле, у МРСК Урала осталась треть.

— Что это означает для сетевых компаний?

— Если потребители, присоединенные к последней миле и учтенные в балансе региональных сетей, платить не будут, то у электросетевого комплекса образуются выпадающие доходы, которые нужно компенсировать в следующие периоды регулирования. (Так, филиал МРСК Урала Свердловэнерго за минувший год недополучил выручки 1 млрд рублей. — Ред.)

— То есть экономика межрегиональных распредсетей рушится?

— Я бы не сказал, что рушится, однако проблемы есть. Это связано с тем, что невозможно пропорционально снижению доходов сетей снизить их расходы на передачу электрической энергии. Основной путь — сокращение инвестпрограммы. Но за последние два года в Свердловской области расходы на реализацию инвестиционной программы из прибыли всех электросетевых компаний близки к нулю, то есть  сокращать нечего. Компенсировать уход потребителей можно только за счет внутренних резервов компаний, которых, к сожалению, осталось не так много. Кроме того, сокращение может негативно сказаться на качестве и надежности электроснабжения.

Кошельки пока разные

— Изменит ли что-то недавнее объединение распределительных и магистральных сетей в единую компанию Россети?

— Мы надеемся, что Россети совместно с потребителями найдут выход из ситуации, связанной с последней милей, компромисс будет достигнут. С точки зрения Региональной энергетической комиссии Свердловской области, на нашей территории ситуация не столь критична, как в некоторых других регионах.

Одним из разумных выходов нам видится продление сроков решения вопроса о последней миле на два-три года, тогда в рамках существующих условий по росту тарифов нам удастся снять эту проблему на территории Свердловской области. Строго говоря, проблема в конечном итоге все равно решается за счет всех прочих потребителей. Но с учетом того, что это будет делаться плавно, постепенно, они не так сильно почувствуют бремя платежей, как могли бы.

— Откуда именно такая цифра роста тарифа — 10%?


— Эта цифра определена Минэкономики РФ и зафиксирована в прогнозе социально-экономического развития РФ. На наш взгляд, она отражает объективную ситуацию.

— Для инвестпрограмм эта сумма недостаточна?

— Да, одномоментно решить две проблемы — ликвидацию негативных последствий ухода потребителей с последней мили и поиск инвестиций для модернизации и развития изношенных распредсетей не получается. Приходится констатировать: инвестиционная программа всего электросетевого комплекса подверглась секвестированию и, видимо, будет подвергаться в дальнейшем.

— А у ФСК в этом году инвестпрограмма значительно увеличивается.

— На мой взгляд, это некий элемент государственной политики в энергетике: на современном этапе целесообразнее развивать вышестоящие сети (220 кВ и более). Будем надеяться, что после того, как они получат должное развитие, будет уделено внимание и региональным сетям.
Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus