Как два мэра Нытву спасали

Как два мэра Нытву спасали Муниципалитет с 20-тысячным населением в Пермском крае может войти в федеральную программу реструктуризации моногородов в условиях кризиса. Участие в проекте - единственный шанс для выживания территории.

На первом утреннем автобусе из Перми в Нытву (железнодорожное сообщение отсутствует) мне добраться не удалось. Женский голос из вокзального громкоговорителя без всякого намека на сочувствие извинился за поломку транспорта. Бабульки в цветастых платках с перекошенными от рюкзаков спинами недобро зашептались в сторону кассы: «Мало нас, вот и не хотят зазря автобус гонять». Второй подошел через пару часов. Все это время пенсионерки наперебой делились мнениями о родном городе. Я узнал о местном пруде - самом большом в России, а может, и в Европе. Кстати, «нытва» на языке коми - это «зеленая вода». Позже увидел, что пруд действительно цветет. Город, однако, умудрился добиться федеральных денег на проект его очистки. С историей здесь все в порядке - к основанию поселения приложили руку промышленники Строгановы.

В Нытве расположен единственный в Европе музей ложки, подобный есть только в США: вилками и ложками местного метзавода обедает полстраны. Это же предприятие, приостановив производство, и стало причиной городских проблем. Половина моих говорливых собеседниц сокращены в связи с возрастом. Теперешний род занятий, по их собственному признанию, - «купить тут дешевле, продать там дороже».

Почти до самой Нытвы едем по федеральной трассе, дальше дорога уходит в Казань. 70 километров - и пенсионерки-предпринимательницы дома.

Говорим завод, подразумеваем...

Самая популярная фраза в Нытве: «Город - это завод, а завод - это город». Ее одинаково помпезно произносят и местная детвора, и сотрудники администрации. Окна мэрии выходят на заводоуправление. Оно облеплено садоводами, торгующими тем, что земля принесла. Больше рядом с предприятием делать нечего - Нытвенский металлургический завод без трех месяцев банкрот. Муниципалитет целиком подпадает под новое определение моногорода, предложенное Минрегом: «населенный пункт, где на градообразующем предприятии работает более 25% от числа занятого населения, а доля отрасли составляет более 50% общего объема производства». Сейчас в ОАО «Нытва» числится 1439 человек (по новым правилам должно быть около 3 тысяч), но это без учета выведенных предприятий. Вместе с ними получится необходимое количество.

Глава Нытвенского района (кроме Нытвы в него входит еще семь городских поселений) Виталий Трефилов считает, что в сегодняшнем положении градообразующего предприятия виноваты владельцы - ООО МК «Эстар» (68,44% акций):

- Они вывели с завода оборотные средства, лишив его возможности выполнять заказы. Например, федеральные монетные дворы уже отказались от его услуг. А ведь в прошлом году в общем объеме продаж доходы от реализации монетной заготовки составляли 17%. Работают только два цеха - холодного проката и производства товаров народного потребления. Количество работников за последние полтора года уменьшилось на 670 человек. Планируется сократить коллектив еще на 18%. Да и сейчас из полутора тысяч числящихся на заводе в простое находится 575 сотрудников. Ситуацию отчасти нормализуют общественные работы, в них занято 360 работников. 2 июля на заводе введена процедура наблюдения сроком до 27 ноября. Если не будет помощи, завод обанкротится. Понятно, почему руководство ОАО отказалось с вами встречаться - сказать-то нечего...

В пику ОАО «Нытва» глава приводит Пермский фанерный комбинат, собственники которого (тоже москвичи) вложили в переоснащение 40 млн долларов. И политика там гибче - упал спрос на ДСП, людей перебросили на фанеру. Поэтому сокращений нет. Это не единственное крупное районное предприятие на плаву. Уверенно себя чувствуют молзавод и мясокомбинат. Благодаря им районная казна худо-бедно пополняется.

Играть на ложках

Получив заряд от утреннего общения, напираю на туристическое развитие. Не использовать такой пруд для увеличения потока туристов неразумно. Разговор перетекает из кабинета на улицу. Трефилов лично хочет показать и водоем, и музей ложек. Пока шагаем по лесенкам, к мэрии с криками и улюлюканьем подъезжают битые «Жигули» со свадебными лентами и консервными банками на выхлопной трубе. «ЗАГС тоже в администрации, - объясняет градоначальник. - Если получится, скоро отдельный построим». По дороге к местным достопримечательностям нас то и дело прерывают горожане - здороваются с начальством. Шагая по улице, глава указывает пальцем на разные объекты. «Вот торговый центр, армяне начали строить, хорошие ребята. А здесь, - он кивает на пустырь, где с грузовой машины выгружают арбузы, - красивую площадь сделаем, кинотеатр поставим». Еще районный начальник делится сокровенным: он мечтает о создании агрохолдинга. Сельхозпредприятия в районе крепкие, в кризис не только не развалились, но и прибыльнее стали. Теперь надо вкладываться в специалистов. Его приглашали агитировать приезжать в район выпускников сельхозакадемии, но он отказался: «Сначала дома надо построить, потом звать».

Вот и пруд - красивый и зеленый. Трефилов рассказывает, что город долго пытался зайти в федеральную программу по очистке водоема. В итоге уже в сентябре будет объявлен конкурс на проведение подготовительных работ по очистке, сооружены площадки для выгруза донных отложений. Всего нужно извлечь 7,4 млн кубометров ила. Процесс займет пять лет. После пруд станет частью туристического маршрута.

Пока главная достопримечательность - музей ложки. В здании краеведческого музея раньше располагалась гимназия. Хранилище диковинных ложек занимает второй этаж и насчитывает почти 1,5 тыс. единиц из самых разных материалов: нержавеющей стали, алюминия, меди, дерева, керамики, пластмассы, кокоса, перламутра, силикона. Раритетными предметами сотрудники музея считают ложку старообрядца-паломника Соловецкой обители, ложку первой мировой войны, чугунную ложку для отливки пушечных ядер XIX века, трофейные ложки немецкой армии.

Иностранные туристы замирают у ложек особого назначения (для заварки чая, кондитерских, для специй, лобстеров, оливок, абсента, коктейля, меда, киви, риса). Посетители могут пополнить коллекцию собственными находками. Не удержался даже губернатор Пермского края Олег Чиркунов, привез из-за рубежа пару экспонатов. Всего в музее ложками представлено 43 страны.

В туристические маршруты в Нытве активно включают и посещение конного клуба, где разводят рысаков орловской породы. Существует даже маршрут «Ложки и лошади».

На обратной дороге в администрацию обсуждаем самую больную тему для глав муниципалитетов - отстранение от должности мэра Чайковского Юрия Вострикова. Решение об отставке градоначальника принято в июле по инициативе Чиркунова. Востриков попал в немилость к губернатору из-за критической ситуации в ЖКХ. Трефилов решение Чиркунова поддерживает. Странно было бы, если бы не поддерживал. Сейчас у главы уже третий срок, но за все это время за ЖКХ приходится бороться как за Брестскую крепость, до последней капли крови. Котельная находится на территории завода и от него зависит, когда горожане получат тепло. Такая зависимость городу не нужна, но денег, чтобы выкупить котельную, нет.

Классический моногород

Трефилов передает меня главе Нытвенского городского поселения Федору Обухову. Второй глава сидит ниже первого на два этажа и проводит совещание. Чиновники спешно готовятся к докладу в краевой администрации. Слегка нервозное состояние сотрудников мэрии объяснимо - от результатов этой работы будет зависеть, сможет ли территория войти в федеральную программу по реструктуризации моногородов. А это значит, будут ли деньги на восстановление городской экономики. В приоткрытую дверь слышится:
«...Необходимо использовать федеральные субсидии для создания и развития малого бизнеса».

Пока Обухов совещается, иду в центр занятости населения, расположенный по соседству, чтобы узнать, как тот самый малый бизнес из вчерашних работников ОАО «Нытва» развивается. Директор Вера Черемных сетует на утрату мотивации людей к труду:

- Некоторым вообще ничего не надо, их устраивает пособие по безработице. Они как бомжи, только с пропиской, готовы годами ничего не делать.

Сознательные элементы все же есть: один открыл магазин в отдаленном районе, второй - парикмахерскую, третий - столовую. Организовался даже семейный подряд - разводят индюков и занимаются тепличным хозяйством. Но все это единичные примеры. Основная масса применить себя не может. Была идея заняться переобучением бывших работников метзавода. Но его собственники пока своих планов не огласили: а вдруг назад позовут возрождать производство, тогда грош - цена такому переобучению. Сейчас в районе 6,7% безработных жителей, а в городе и того больше - около 9% (800 человек). Свободных вакансий мало. Да и ждут на них далеко не всех.

Я, кстати, откликнулся на объявление мебельного магазина о поисках грузчика, так отказали. На меня вышла посмотреть вся контора, человек семь. Даже вроде одобрительные взгляды были. Но вот мой вопрос о социальных гарантиях не понравился хозяину и меня буквально вытолкали за дверь.

Обухов согласился покинуть совещание только для перекура. Поэтому стоим на заднем дворе мэрии и в табачном дыму обсуждаем варианты выхода местной экономики из кризиса:

- Мы классический моногород, зависим от одного предприятия. Из-за того, что предприятие простаивает, доходная часть бюджета за первое полугодие исполнена только на 58%. Сейчас готовим программу по оздоровлению ситуации, которая будет представлена на уровне Пермского края. После доработки она может стать частью федерального проекта. В ближайшее время туризм нам не поможет, как и агропром. Нужно с участием российского правительства, Минобороны спасать предприятие. Например, мы могли бы делать для армии столовые приборы. Метзавод - фактически единственный поставщик биметаллов в России, заготовок изделий для Гознака. Необходим госзаказ. Только так можно восстановить рабочие места и начать перевооружение производства.

Как попасть в проект

Город спасать мы едем втроем: двое глав и я - почти летописец при генералах. По дороге чиновники перелистывают страницы свежеотпечатанного доклада. Трефилов едва слышно произносит: «Разве можно приготовиться к такому совещанию за два дня». Изредка шуршание листочков прерывается обсуждением вчерашнего футбольного матча между Россией и Аргентиной и подтверждением по телефону о скором прибытии в Пермь.

На входе в краевую администрацию установили турникеты: раньше таких не было. А Трефилов забыл удостоверение главы. «Девушка, у нас совещание, нам город надо спасать», - почти умоляет руководитель района. «Знаем мы вас, каждый день спасаете, а нам потом отвечать», - безапелляционно заявляет охранница. Едва без главной силы не остались. Но ничего, прорвались.

Заседание носит рабочий характер, во главе стола председатель департамента муниципального развития краевого правительства Светлана Усачева:

- Министерство регионального развития предложило внести для рассмотрения один-два проекта реструктуризации моногородов. Лучшие получат федеральную поддержку. Всего в регионе 16 моногородов (64% от общего числа муниципалитетов). Для участия выбраны самые проблемные территории, где высокий уровень безработицы и социальной напряженности.

Вместе с моими мэрами на совещание приехал глава Юго-Камского городского поселения Андрей Бояршинов. Там, как и в Нытве, встало градообразующее предприятие. Представителей городов слушают сотрудники министерств. Главы делятся цифрами - недополученными налогами, количеством уволенных и безработных, данными по оттоку населения. Поселок Юго-Камский чуть в более выгодном положении: он ближе к Перми, и местные жители начали ездить туда на работу. Теперь Бояршинов просит выделить субсидии на проезд, который сейчас отнимает до половины заработка тех, кто пытает счастья в региональном центре.

У Нытвы все надежды связаны с поддержкой метзавода. Для его поднятия нужно 105 млн рублей. Эта сумма необходима для покупки новых технологий прокатного производства. После внедрения дополнительно появится 119 рабочих мест. Куда больше их появится, если при успешном лоббировании интересов предприятия будет получен госзаказ на производство заготовок для Гознака. Главы сетуют и на немалые кредиты, взятые заводом, - около 600 млн рублей. Их нужно реструктуризировать. В других предложениях - выведение из состава ОАО «Нытва» объектов ЖКХ и других непрофильных предприятий (потребуется около 100 млн рублей), открытие деревоперерабатывающего завода на 700 рабочих мест (инвестор уже есть - ООО «Альянс-Эко»), создание логистического центра в силу близости к федеральным трассам, развитие малого бизнеса, обеспечение транспортных потоков к рынкам труда. Но это все потом, а сначала метзавод. В целом на его спасение пилотный проект предусматривает 380 млн рублей.

Представители министерств кивают. Вроде все понятно, но почему-то в их письменных предложениях значится не спасение метзавода, а ускоренная процедура его банкротства. «Это нужно, чтобы на базе этого производственного комплекса можно было средний бизнес построить», - объясняет мне после совещания один из краевых чиновников. Но в этом случае проект глав муниципалитетов с предложениями министерств не очень-то и совпадает... Договорились создать рабочую группу. Меньше чем через месяц повторные слушания, потом проект пойдет в Минрег. Хватит ли этого времени для согласования позиций? Пока не ясно. Но участие в проекте - и для Нытвы, и для Юго-Камска - единственный шанс на выживание.

...С мэрами я попрощаться не успел. Только из окна увидел, как они садятся в машину. Если один в поле не воин, так, может быть, двое...


Комментарии

Материалы по теме

День независимости

Поделись субвенцией своей

Равнение на вторые

Посторонним вход

Перекресток семи дорог

 

comments powered by Disqus