Будь готов

Будь готов Бизнес должен оптимизировать затраты, сохранять работающие активы и начать реструктуризацию долговой нагрузки, считает старший менеджер, руководитель практики бизнес-консультирования в Екатеринбурге компании КПМГ Андрей Ильясов.

Hекоторые эксперты сейчас надеются, что нам удастся избежать второй волны кризиса: в начале весны появились первые признаки приостановки темпов падения российской экономики. Случится ли «девятый вал»? С этим вопросом, волнующим и профессионалов, и обывателей, мы обратились к Андрею Ильясову, старшему менеджеру и руководителю практики бизнес-консультирования в Екатеринбурге компании КПМГ. Андрей приехал на Урал из США по приглашению КПМГ в феврале этого года. Родом он из Баку, эмигрировал в США 20 лет назад, закончил Чикагский университет, специализируется в области экономических стратегий. Занимался управлением частным капиталом, недвижимостью, реструктуризацией бизнеса. Кроме анализа экономической ситуации, мы говорим с ним о развитии кризиса в США, настроениях американцев и первых впечатления от жизни в российском регионе.

Оживить спрос

Андрей Ильясов- Андрей, начнем с макроэкономических показателей. Есть ли повод для оптимизма?

- Нынешний кризис имеет две уникальные характеристики. С одной стороны, в его природе лежит фактор недоверия. Сначала было именно снижение доверия между разными участниками рынка и только потом - падение спроса, потеря рабочих мест и так далее. Вторая особенность - глобальность. Кризисы в отдельных странах случались и раньше, но инвестиционная общественность знала, что всегда можно быстро переложить ресурсы в экономику другой страны. Сейчас этой возможности практически ни у кого нет, все игроки находятся в одинаковом состоянии, поэтому любые движения могут иметь весьма неоднозначные последствия. Можно предположить, что дефолты компаний будут нарастать, причем это коснется не только России, но и многих других стран. В начале года все ждали какого-то обновления, улучшения, но поскольку в целом спрос в реальном экономическом секторе не растет, то некоторые компании начнут предпринимать более решительные действия по управлению долгами.

А раз так, то давление на банковский сектор увеличится, не исключены банкротства отдельных банков.

- Меры поддержки экономики, которые реализованы не только в России, но и в других странах, привели к усилению влияния государства в бизнесе. Чем это обернется в будущем?

- Рынок должен сам себя регулировать. Сильнейшие компании будут выживать и расти. Точечное вмешательство в ситуации кризиса необходимо, но нельзя его делать слишком обширным.

На макроэкономическом уровне нужно разработать систему гарантирования займов, которые банки дают предпринимателям. Давать кредиты надо исключительно тем, кто реально что-то может сделать: только так можно оживить спрос.

Экономь грамотно

- Давайте спустимся на микроуровень. Согласно данным одного из последних исследований КПМГ, российский бизнес оказался менее готов к кризису, чем, к примеру, европейский. Чем это объяснить?

- Очень многие компании в Западной Европе каждый год определенный процент своих доходов вкладывали в разные инновации. Не просто в поддержку заводских кондиций или покупку нового оборудования, а именно в разработку новых идей. В России же бизнес не развивал других индустрий, а просто использовал ресурсы. Похожая ситуация была и в США, где даже великие экономисты думали, что недвижимость не упадет в цене. Там тоже не подготовили никакой другой индустрии, никакого диверсифицирующего направления в экономике, чтобы можно было на что-то опереться. Поэтому российский и американский бизнесы оказались более уязвимы, чем, скажем, западноевропейский.

- Первой реакцией российского бизнеса на кризисные явления стало резкое сокращение затрат: на персонал, связь, рекламу и так далее. Насколько оправданы такие решения? Какие антикризисные стратегии сейчас действительно работают?

- Сокращение затрат надо проводить обдуманно. Когда ты сокращаешь их неправильно, на близком горизонте можешь получить эффект, а на дальнем - рискуешь потерять ключевое преимущество. Скажем, если путем урезания заработной платы спугнуть хорошие кадры, вернуть их будет гораздо сложнее и дороже. Поэтому меры и результаты оптимизации затрат надо постоянно анализировать. Второе: есть такое понятие - «сведение до минимума». К примеру, актив или продукт, который этот актив производит, перестал быть востребованным, но компании нужно его сохранить, потому что рано или поздно он будет нужен. И вот сейчас важно просчитывать самые малые обороты, которые не дадут ему деградировать. Когда ты высчитываешь эти минимальные обороты, ты видишь, что спрос, который существует на рынке, не требует больше. Опусти планку до этого минимума и жди восстановления. Третье решение - для компаний с высоким уровнем долговой нагрузки. Им основной акцент сейчас нужно делать на реструктуризацию. По тому, какой сейчас спрос на наши услуги в сфере реструктуризации, мы видим, что проблемы действительно серьезные. Реструктуризация долгов позволяет бизнесу начать дышать сегодня, увеличивая постепенно долю оплаты банковского долга. Но для того, чтобы соблюсти интересы всех сторон, нужны опытные консультанты: они дают оценку ситуации, анализируют, строят модели и главное - действуют из рациональных побуждений. В таких ситуациях весьма востребованы оказались преимущества компаний «большой четверки» - независимость и стремление сохранить репутацию.

- Для чего сейчас чаще всего приглашают консультантов уральские предприниматели?

- До кризиса к компаниям «большой четверки» на Урале обращались в том числе и потому, что это престижно. Сейчас от консультантов ждут положительных изменений. Наш Уральский региональный центр в Екатеринбурге работает над несколькими проектами, где предприниматели ставят задачу найти дополнительную возможность роста, но в основном речь идет об удержании уже завоеванных позиций. Кроме того, высок спрос на услуги оценки: есть компании, которые хотят купить подешевевшие активы, есть те, кто, наоборот, хочет продать часть бизнеса. И на этом этапе ключевое значение имеет качественная и, главное, независимая оценка объекта.

В состоянии шока

- Существует мнение, что на бытовом уровне россияне в силу природной склонности к пессимизму сложнее переживут кризис, чем те же американцы...

- Не могу утверждать однозначно. На мой взгляд, на ментальном уровне американцы потеряли гораздо больше, чем россияне. В США произошла переоценка ценностей. Представьте себе, что должен ощущать человек предпенсионного возраста, который исправно вносил платежи по ипотечному кредиту 25 - 30 лет и думал, что его дом - это его золотой запас. А сейчас этот запас подешевел наполовину. Многие не могли себе представить, что возможно столь резкое падение цен на недвижимость. В некоторых местах в США сегодня можно купить дом с докризисной ценой под четверть миллиона долларов за 50 тыс. долларов. Раньше такая цена воспринималась как оскорбление. Шок, который испытал потребитель, оказался более глубоким, чем ожидалось. Россияне в силу неразвитой системы ипотечного кредитования такого шока все же не испытали.

Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus