Склад нужных вещей

Склад нужных вещей

Склад нужных вещейПодписан «Закон о ломбардах» — первый, регламентирующий деятельность в этой сфере. Он вступит в силу 1 января 2008 года. До сих пор рынок регулировался Гражданским кодексом (ст. 358, 919 и 920) и законом «О залоге». Инициаторы принятия нового закона — депутаты Госдумы Константин Шипунов и Владислав Резник — пытались устранить пробелы, приводящие к злоупотреблениям. Однако участники рынка отнеслись к инициативе скептически. По мнению директора Лиги ломбардов (Москва) Михаила Унксова, проект разрабатывался второпях, без участия специалистов, и содержит серьезные ошибки. Поэтому он не только не снимает проблем, но и создает новые.

Все на маленького

Рынок ломбардов развивается в регионе неравномерно. В Екатеринбурге насчитывается 54 торговые точки, в Уфе — около 40, в Челябинске — около 180. Примерно 50% рынка — крупные сети ломбардов, входящие в состав ювелирных холдингов. Например, челябинский холдинг «Фианит» владеет свыше 70 ювелирными магазинами и сетью примерно из 80 ломбардов. У компании «585» (Санкт-Петербург) на Урале 23 ювелирных магазина и около 10 ломбардов, в планах открытие еще более 20 ломбардов в крупных городах региона. ФПГ «Драгоценности Урала» (Екатеринбург) имеет сеть из 21 ломбарда. Оставшуюся часть рынка делят независимые ломбардные сети (к примеру, екатеринбургская «Пектораль» насчитывает 13 точек), а также мелкие игроки с одним-двумя заведениями.

Операции, которые проводят ломбарды, схожи с потребительским кредитованием: это предоставление займов под залог имущества и ценностей. Однако объемы этого рынка несопоставимы с банковским.

В Свердловской области к 1 января 2007 года насчитывалось более 300 банковских офисов и операционных касс, а общий объем кредитов физическим лицам (без учета кредитов на покупку жилья) превысил 186 млрд рублей. Между тем объем операций в ломбардах Екатеринбурга президент Ассоциации уральских ломбардов Евгений Потоцкий оценивает всего в 500 млн рублей в год, а в других городах Урала — и того меньше. По подсчетам руководства ломбарда «Юкон Плюс», годовой объем выданных займов в Уфе составляет всего около 30 — 40 млн рублей.

Вместе с тем, как считает директор ломбарда «Монетный двор» Андрей Гаранин, ежегодный рост объемов выданных займов на рынке ломбардов составляет порядка 15 — 20%. У ломбардов своя ниша: они выдают под залог личного имущества займы небольшие и на короткий срок. Причем в последнее время займы нередко берутся как раз для того, чтобы погасить взятые в банках кредиты, утверждает директор сети ломбардов «Драгоценности Урала» Алексей Фисенко.

Один из существенных факторов роста рынка — динамичное развитие торговли ювелирными изделиями, убежден региональный директор ювелирной сети «585» Денис Алексеев. По его данным, в одном только Екатеринбурге действует 171 ювелирный магазин (город по этому показателю занимает третье место в России после Москвы и Санкт-Петербурга). У населения накапливается все больше золота, ювелирные изделия чаще всего и становятся предметом залога в ломбардах.

Таблица. Условия работы ломбардов в России и в мире

Страна
Процентная ставка, в месяц
Максимальный срок залога

Россия

10-30%

1 месяц

США

3-25% в зависимости от штата

1-3месяца

Австралия

до 50$- 10$, свыше 50$ - 20%

1 месяц

Германия

8%

1 месяц

Великобритания

5%

до 6 месяцев

Швеция

4%

4 месяца

Франция, Бельгия

0,5-1%

н.д.

 

Источники: Межрегиональная ассоциация ломбардов, журнал SmartMoney

Однако количественные характеристики рынка ломбардов явно не успевают за качественными: крупные игроки винят во всем мелкие компании, которые не могут обеспечить высокий уровень сервиса. По словам директора сети ломбардов «Золотая монета» Василия Юркова, фирмы с одной-двумя точками не заботятся о клиентах, значительно занижают оценку имущества, да и средств для предоставления крупных займов у них недостаточно. Мало того, мелкие компании нередко закрываются уже через год, подрывая тем самым доверие населения ко всему рынку. Схема ломбардного бизнеса сулит большие прибыли, но на деле новоявленный владелец точки сталкивается с недостатком постоянных клиентов и, как следствие, с низкой рентабельностью.

Клиент — залог всего

Основная доходная статья в ломбардах (примерно 90%) — проценты по займам, которые выдаются под залог имущества. Средняя сумма займа, как правило, составляет 1 — 3 тыс. рублей, при этом ставка в десятки раз превышает банковскую — около 150% годовых. Для клиентов ломбарда этот момент не так значим, поскольку они берут деньги максимум на два месяца. По истечении срока договора клиент приносит в ломбард взятую сумму с процентами и забирает залог.

Оставшиеся 10% доходов ломбарда приходятся на реализацию невыкупленных залогов: люди берут деньги, оставляя имущество и ценности в ломбарде. Поэтому постоянный клиент, регулярно возвращающий деньги, и есть главная ценность в этом бизнесе. Ради них ломбарды готовы снижать ставку и увеличивать сумму займа. Как рассказал владелец одного из ломбардов, среди постоянных посетителей его заведения есть пожилой мужчина, который каждый раз закладывает старенький телевизор Gold Star и каждый раз вовремя его выкупает. Такому клиенту всегда выдают требуемую сумму, хотя стоимость его залога ничтожна. Как отмечает Василий Юрков, чтобы удержаться на рынке, у фирмы должно быть не менее сотни таких клиентов. Появляются они не сразу, поэтому бизнес начинает приносить прибыль только через полтора-два года с момента открытия.

Если в течение месяца по истечении срока договора клиент не пришел за имуществом, ломбард вынужден продавать невыкупленную вещь. По статистике, так завершаются десять сделок из ста. Невыкупленный залог и представляет самую главную проблему.

Первым делом ломбард обязан выставить залоговое имущество на аукцион. Если на двух аукционах товар не продан, ломбард может реализовать его через магазин. При этом продажа вещи не принесет ломбарду существенной прибыли: по закону, он может забрать себе только сумму займа и проценты. Если товар продан за большую сумму, оставшиеся деньги должны вернуться к залогодателю. Правда, нередко заложенный товар приходится продавать ниже оценочной стоимости, и тогда компенсировать убытки ломбарда некому.

Чтобы минимизировать риски в случае невозврата займа, ломбарды принимают в залог только ликвидные вещи. Как правило, это изделия из драгоценных металлов, компьютеры, мобильные телефоны, а также автомобили. Намного реже ломбарды принимают в качестве залога бытовую технику и одежду. Такие вещи требуют дополнительных площадей (а одежда — еще и холодильных шкафов) для хранения и пользуются низким спросом. Правда, такой подход характерен только для российских ломбардов. Как отмечает Алексей Фисенко, на Западе ломбарды принимают в качестве залога даже садово-огородный инвентарь: осенью оценщику несут лопаты и грабли, а весной выкупают.

От ликвидности залога зависит не только прибыль ломбарда, но и сумма займа. Если за золотое кольцо можно «занять» до 80% его стоимости, то за шубу или телевизор — только 30%.

Отмоем закон

Принятый думой закон «О ломбардах», по замыслу его разработчиков, и должен способствовать снижению рисков. В частности ломбарды не обязаны будут проводить аукцион по продаже невыкупленных залогов, товар можно сразу реализовать через магазин. Таким образом, ломбард сможет вернуть себе деньги значительно быстрее и проще, чем сейчас, отмечает Евгений Фисенко. К тому же если сегодня ломбарды обязаны получать исполнительную надпись нотариуса, на основании которой продаются невыкупленные залоги, то по новому закону можно будет обойтись без нее. 

Однако эти плюсы, по мнению участников рынка, нивелируются множеством минусов. В частности, всеобщее неприятие вызывает запрет ломбардам заниматься какой-либо деятельностью кроме предоставления займов, хранения вещей и оказания консультационных и информационных услуг. По мнению Евгения Потоцкого, это противоречит Гражданскому кодексу: коммерческие организации имеют право на осуществление любых видов деятельности, не запрещенных законом. Дело в том, ломбарды наряду с выдачей займов занимаются скупкой вещей, оценкой, чисткой и ремонтом.

Некоторые новации вообще могут привести к злоупотреблениям. По закону, при расчетах с заемщиком по реализации невыкупленного залога ломбард обязан вернуть ему разницу между суммой оценки (а не суммой, вырученной при продаже, как предусмотрено в ГК) и суммой его обязательств. Сговорившись с клиентом, залог можно оценить условно в две копейки, а продать по двести рублей. Ломбард формально якобы возвращает остаток клиенту, на самом деле оставляет наличные себе. Это прямой путь к разработке новых схем отмывания денег. Способствует тому и положение закона об безаукционной схеме продажи невыкупленного залога. По сговору с ломбардом приобрести невостребованную вещь в магазине сможет тот же самый клиент, причем за существенно большие деньги, чем она стоит на самом деле. На руки он получит чуть меньше, зато деньги легального происхождения.

Чтобы рынок ломбардов не захлестнула волна недобросовестных игроков, в закон необходимо внести поправки, дающие стимулы для качественного роста, считают участники рынка. Для этого следует серьезнее оценивать возможности и цели бизнесменов, выходящих на рынок. Мерой, полагает директор «Ломбард-Меридиан» Валентина Изотова, может быть увеличение минимального уставного капитала для ломбардов до 1 — 3 млн рублей. Следствием станет укрупнение структур и улучшение качества их услуг.

Комментарии

Материалы по теме

Круглосуточный рост

Большая переделка

Тень пирамиды

Малому кораблю — большое плавание

Рождение прецедентов

 

comments powered by Disqus