Заройте деньги в землю

Заройте деньги в землю

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
В октябре на юге Тюменской области на торги будут выставлены 12 участков недр. Они отличаются низкой изученностью, а их суммарные прогнозные ресурсы оценены в 92 млн тонн нефти. Для доразведки этих участков потребуются немалые средства, а вероятность открытия серьезных запасов не превышает 20 — 30%. Это может остановить потенциальных инвесторов: аукционы по нескольким участкам недр уже не состоялись и в самой Тюменской области, и в Ханты-Мансийском АО. Но тюменская областная администрация оптимистична: в России осталось не так много нераспределенных месторождений, поэтому компании готовы рисковать.

Удар по геологоразведке

— Вопрос, сколько в России осталось нефти и на сколько ее хватит, задает сейчас каждый второй обыватель. Почему? Потому что таких цен на нефть, которые мы наблюдаем сегодня, не было за всю мировую историю, а от нефти и газа сегодня зависит благосостояние всей страны, — говорит руководитель Регионального агентства по недропользованию по Уральскому федеральному округу (Уралнедра) Сергей Рыльков.

За 2005 год в России добыто более 470 млн тонн нефти, из них 268 млн тонн — в Ханты-Мансийском АО. Это близко к максимальному уровню конца 80-х, советских еще времен. Но и потенциал геологических запасов используется еще советский. За последние годы рост добычи обеспечен применением мировых технологий нефтеизвлечения: их внедрили практически все крупные компании. В итоге дебиты скважин значительно выросли. Нынешние высокие показатели в нефтедобыче — результат ускорения темпов отбора нефти из пластов, но не выхода на новые участки недр.

По данным Минприроды РФ, наиболее интенсивно минерально-сырьевая база нефтяного комплекса развивалась в 1985 — 1991 годах. Прирост разведанных запасов нефти тогда составлял до 1,1 млрд тонн в год, то есть вдвое превышал ее годовую добычу. «В 1991 году с распадом СССР распалась и отстроенная система геологии. Оборвались связи с геологоразведочными предприятиями из Украины, Белоруссии, Казахстана, азиатских республик, которые работали на территории страны. Прекратили действовать отлаженные механизмы финансирования геологоразведочных работ», — рассказывают в Уралнедрах. С 1992 года начался обвальный спад геологоразведочных работ. По подсчетам Минприроды, за десять лет объемы поисково-разведочного бурения на нефть уменьшились более чем в четыре раза, эксплуатационного — в семь раз, произошло пятикратное сокращение ввода новых скважин. С 1994 года наметилась негативная тенденция снижения темпов восполнения ресурсной базы углеводородного сырья, в итоге к 2001 году разведанные запасы нефти уменьшились в целом по стране на 13%, а в Западной Сибири, основном нефтедобывающем регионе, — на 17,5%.

С 2001 года, по словам Сергея Рылькова, планка «медленномедленно, но все-таки начала подниматься»:

— Нужно оговориться, что это был не совсем живой прирост. Компании-недропользователи проводят пересчет запасов по отдельным участкам и месторождениям, уже находящимся в разработке, если по результатам доразведки на них выявлены новые залежи. Это и принесло некоторое увеличение объемов запасов углеводородного сырья.

По существу в эти годы был упущен важный период подготовки новых регионов к проведению широкомасштабных поисковооценочных работ, а в дальнейшем — к разработке промышленных запасов нефти.

Подъем с угрозой спада

Источники финансирования геолого-разведочных работВ Уралнедрах констатируют: чтобы резерва хватило надолго, прирост запасов должен не только компенсировать, но и в два-три раза превосходить объем добычи углеводородов. По данным регионального агентства, неплохим в плане восполнения минеральносырьевой базы стал для Уральского федерального округа прошедший год. Однако прирост запасов все-таки не дотягивает до необходимого превышения добычи.

Положительную динамику в воспроизводстве минерально-сырьевой базы в агентстве объясняют тем, что в последние два года из федерального бюджета на геологоразведку по УрФО выделяются значительные средства: в 2005 году — 964 млн рублей, в планах 2006го — 1,5 миллиарда, 2007го — 1,8 млрд рублей. Государство никогда раньше не выделяло столько денег.

Однако в регионах реакция на финансирование геологоразведки и федеральные вливания не столь однозначна. Так, в департаменте по нефти, газу и минеральным ресурсам правительства ХМАО указывают, что после перераспределения полномочий между уровнями власти и отмены принципа «второго ключа» в сфере недропользования (теперь все права принадлежат федеральному центру), объем инвестиций в геологоразведочные работы резко сократился и сегодня недостаточен. Для сравнения: средства, направляемые на геологоразведку в ХМАО, составляют менее 2% от годового объема отгруженной продукции нефтегазодобывающего сектора региона.  

Недофинансирование геологоразведки в будущем может обострить и другую проблему. По данным специалистов СибНАЦ, после 2012 года кривая динамики в приросте запасов углеводородного сырья может пойти вниз. По словам Сергея Рылькова, суммарная обеспеченность УрФО разведанными запасами нефти промышленных категорий не превышает 20 — 25 лет. При этом большую часть промышленных запасов Западной Сибири уверенно можно отнести к разряду «трудноизвлекаемых». А открываются месторождения в основном небольшие (не более нескольких сотен тысяч тонн) и низкодебитные.

— Необходимо дополнительно приращивать запасы. В частности разрабатывать глубоко залегающие горизонты, — считает глава Уралнедр. — Сейчас компании работают на доступных глубинах: разрабатывают сеноманские горизонты (глубина 1200 — 1600 м), неокомские и юрские залежи (2500 — 3400 м). Палеозойские и нижнеюрские, прогнозные ресурсы которых по разным источникам оцениваются в 20 — 25 млрд тонн углеводородов, или 6 — 7 млрд тонн реальных запасов, не интересны компаниям.

По предварительным расчетам, сегодня изучено и находится в работе только 35 — 37% ресурсного потенциала.

Такого им не надо

На аукционах и раундах лицензирования востребованы даже участки с минимальной оценкой запасов. Рассказывает Сергей Рыльков:

— Возьмем, к примеру, Курганскую область, не отличающуюся большими запасами углеводородного сырья. Только в этом году с наших аукционов там влет ушли пять лицензий на участки, до конца года мы должны реализовать еще две лицензии. Хотя это участки только с прогнозными ресурсами, а не с доказанными запасами, у инвесторов огромный интерес к курганским недрам. Если в районе открытых месторождений есть развитая инфраструктура, нефтегазопроводы, автомобильные и железные дороги, то нормально работающее предприятие может получить положительный результат уже через два-три года.

Добыча и прирост запасов нефти и газа

Однако прошедшие в 2005 — 2006 годах аукционы на юге Тюменской области и в Ханты-Мансийском АО говорят об обратном. В ноябре прошлого года из-за отсутствия достаточного числа заявок был сорван первый этап 12-го раунда аукционов на право геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья на территории ХМАО, а в марте этого года по аналогичным причинам не состоялся и второй этап. Как сообщили в территориальном агентстве по недропользованию ХМАО, небольшой спрос объясняется тем, что запасы сырья там залегают на значительной глубине и это затруднит добычу нефти. Кроме того, по мнению чиновников агентства, свою роль сыграла высокая цена лотов.

Одна из причин отсутствия интереса к мелким месторождениям со стороны крупных нефтяных компаний в том, что сейчас на их балансе числятся серьезные запасы углеводородов. К примеру, Лукойл, годовая добыча которого превышает 85 млн тонн, обеспечен запасами на 25 лет. На втором месте — Сургутнефтегаз, следом — ТНКВР.

Основная финансовая нагрузка по геологоразведке лежит на плечах именно компаний-недропользователей. Специалисты департамента по нефти, газу и минеральным ресурсам правительства ХМАО считают, что вложения в геологоразведку связаны с серьезными рисками. Вероятность открытия месторождения не превышает 20 — 30%: значит, семь-восемь попыток из десяти по статистике обречены на неудачу. При этом ввод в действие новых месторождений требует значительных подготовительных работ и инвестиций. В департаменте отмечают: нельзя продолжать мерить эффективность геологоразведочных работ объемом вложенных средств. Правильнее измерять ее открытиями, приростом запасов на каждый потраченный на геологоразведку рубль. Только так можно оценить, много это денег или мало.

Комментарии

Материалы по теме

Переработаем сами

ТНК­ВР инвестирует в разработку месторождений Уватской группы

Сургутнефтегаз (СНГ) и Трубная металлургическая компания (ТМК) подписали трехлетний контракт

«Итера» пошла в рост

«Страшилка» для конкурента

Газпром и «Итера» не спросили третьего

 

comments powered by Disqus