В сердце Пармы

В сердце Пармы

В сердце ПармыКамлание началось. Вертелись, кривлялись, прыгали шаманы,
одетые медведями и лосями. Взвились костры, в которые бросали
горсти драгоценной соли, взрывавшейся синими снопами искр.
Воины что-то дружно распевали, вдруг разражаясь дикими криками
и вскидывая над головами копья. В дыму костров шестами гоняли
очумелых голубей. Многоголосицу пенья словно раздирали на куски
пронзительные, скребущие по сердцу вопли многоствольных
дудок-чипсанов.

Алексей Иванов, роман «Сердце Пармы»

…А ближе к полуночи на поляну вышел шаман. Черным вороном он кружил среди костров и диким лесным голосом кричал в небо… Это уже не цитата из романа писателя-пермяка, а живые воспоминания об этнографическом фестивале «Сердце Пармы», проходившем под Чердынью в середине августа. Шаман был ненастоящий: харьковский клуб «Восток» привез на фестиваль пышное театрализованное представление по мотивам легенд о Сорни-Най («Золотой бабе»), воспетой пермяком Алексеем Ивановым, бывшим учителем и краеведом, а сегодня — всероссийской знаменитостью. Но зрелище все равно завораживало. Факелы огненными змеями крутились в руках харьковских каскадеров, опасно блистали клинки. Представление, разыгранное под открытым небом на той самой земле, где века назад неоднократно лилась пермская, вогульская, татарская и русская кровь, воспринималось совсем иначе, чем в каком-нибудь городском театральном зале.

Последний шанс 

Чердынь — один из первых городов, построенных русскими поселенцами на уральской земле, столица Перми Великой. Крохотный городок с великим прошлым, неизвестным никому, кроме местных жителей да дотошных краеведов, с ничтожным настоящим и неопределенным будущим. Полтора часа езды до Соликамска, шесть — до Перми. Всегото пять тысяч жителей. Чистейший воздух, грандиозные первозданные пейзажи и никакой промышленности: типичный город-бюджетник. Мизерный городской бюджет откровенно недостаточен для поддержания и реставрации дивных старинных храмов и домов.

Последний шанс Но несколько лет назад судьба повернулась к Чердыни лицом. Алексей Иванов написал роман «Чердынь — княгиня гор». Сначала его опубликовало здешнее издательство, затем он вышел в питерской «Азбуке» под названием «Сердце Пармы». Соединив историю и миф, писатель сумел создать удивительно поэтическое и захватывающее, страшное и правдивое повествование о становлении первых русских княжеств на уральской земле. Цвета романа «Сердце Пармы» — красное и черное: кровь и угли пожарищ.

В одночасье Чердынь сделалась знаменита. Ее история и боль стали близкими сотням тысяч людей, прочитавших роман, в самых разных уголках России. Потянулись туристы. Местные жители вспоминают, как на прошлое Рождество сюда на машинах приехала компания москвичей. Сутки пути по нелегким зимним дорогам — лишь для того, чтобы встретить праздник в том самом городе, о котором написал Иванов. По словам главы города Иван Спирун, в прошлом году местный краеведческий музей посетили по меньшей мере 30 тыс. человек (это в шесть раз превышает население города). Есть основания полагать, что в этом году их будет еще больше. В городе идут активные реставрационные работы, приводится в порядок старый центр, в ближайших планах — перенос в Чердынь деревянной церкви Ильи Пророка (она медленно, но неотвратимо гибнет в крошечном вымирающем селе Бигичи) и реконструкция фрагмента городской крепости, какой она была в XVII веке.

Чердынцы понимают: сохранение памятников прошлого и развитие туризма — единственный, последний шанс города на достойное будущее. Поэтому участие Чердыни в фестивале было поистине самоотверженным. С погодой организаторам не повезло, но чердынские ансамбли все равно пели и плясали перед гостями на открытом всем ветрам городище и просили-уговаривали: «Приезжайте еще!».

На голом энтузиазме

У организаторов фестиваля, молодого журналиста Ильи Вилькевича и преподавательницы Пермского университета Юлии Зайцевой, не было ни денег, ни административного ресурса. Ничего, кроме пылкой влюбленности в роман Алексея Иванова и искреннего интереса к этой древней земле. Администрация Чердынского района и местная туристическая фирма «Чердынь-тур» помогли чем могли, госуниверситет предоставил волонтеров. Но в конечном счете фестиваль состоялся благодаря самоотверженному труду этих двух молодых людей.

В первый же день на фестивальной поляне около села Камгорт остановилось около 200 человек, а всего в фестивальных мероприятиях приняло участие около 400 гостей из Перми, Ныроба, Соликамска, Добрянки, Березников, Сыктывкара, Москвы, Санкт-Петербурга, Харькова. Пятничным вечером и ночью шли театрализованные обрядовые представления харьковчан и ныробского Исторического театра на ландшафте. В субботу возили на экскурсию в Чердынь, а на поляне работал «городок мастеров» — ярмарка и мастер-классы знатоков народных промыслов.

К этому — конные экскурсии по окрестностям села Камгорт, стрельбы из настоящих луков и арбалетов. В воскресенье — автобусная экскурсия по историческим и ландшафтным достопримечательностям, обед и сборы в обратную дорогу. 

Кое-что из задуманного сорвал моросящий дождь и пронизывающий ветер. Творческие мастерские в «городке мастеров» и стрельбище расположились так неудачно, что многие участники до них попросту не дошли. Не хватало грамотных гидов, журналисты жаловались на недочеты в информационном обеспечении. И культурная программа могла быть побогаче. Все так. Но, имея ничтожный бюджет и менее полугода на подготовку, организаторы выложились сполна. Конечно, со второго фестиваля, если он состоится, спрос будет уже другой, однако почин получился достойный.

Хотелось бы закончить на этой оптимистичной ноте, но… Сколько в России и на Урале таких Чердыней? Где найти для каждой писателя масштаба Иванова и энтузиастов-подвижников, подобных Юлии и Илье? В том, что касается развития туризма, в нашей любезной отчизне больше говорится, чем делается. Большие города, кажется, вовсе не думают об этом источнике имиджа и дохода, а маленькие бьются из последних сил, но много ли они могут сделать без областной и федеральной поддержки? И часто ли ее находят? У фестиваля «Сердце Пармы», во всяком случае, ее не оказалось. Организаторы обращались в краевую администрацию, но к ним отнеслись формально: «Срок подачи заявок закончился, приходите на следующий год». В итоге и без того небогатый чердынский бюджет взял на себя бремя неизбежных организационных затрат. Надеемся, в следующем году фестивалю повезет больше.

Боль памяти

Опыт Чердыни показывает: одной лишь реставрации памятников (хотя само по себе это дело нужное) недостаточно. Как ни цинично, но «раскрученные» развалины доходнее никому не известного шедевра архитектуры, хотя бы и сохранившегося с незапамятных времен. Людей привлекают не столько пейзажи и памятники архитектуры, сколько истории вокруг них. Опытный гид может часами водить экскурсию по голому холму, рассказывая о городище, от которого даже развалин не осталось, а с неопытным и в версальских парках умрешь со скуки. Чтобы привлечь туристов, камни, реки, горы должны заговорить. В основании успешного туристического бизнеса всегда лежат грамотные информационные технологии.

Развитие туризма немыслимо без всемерной популяризации истории России (и Урала) в книгах, фильмах, телепередачах. Не будет грамотной пропаганды (информационной политики) — мы так и останемся для всего света дикой, опасной страной, где круглый год валит снег, а по улицам шляются медведи. Чтобы поднять человека с места и заставить двинуться в путь, должен быть повод — информационный. Как показывает пример «Сердца Пармы» (книги и фестиваля), поводы эти можно и нужно создавать.

…Фестиваль закончился в воскресенье днем. Наконец распогодилось. Ветер разогнал тучи, и на землю глянуло ослепительной голубизны небо. Далеко по склону медленно брели лошади, а среди серых деревянных камгортских домов одиноко и неприступно стояла коричневая кирпичная церковь. Бездействующая, ветшающая. По дороге от Чердыни до Соликамска мы оставили за спиной, наверное, с десяток храмов XVIII — XIX веков разной степени ветхости. Много ли стоят памятники, если нет памяти?

Дополнительные материалы:

Кино — в регионы

Кинокомпания «Централ Партнершип» намерена экранизировать роман «Сердце Пармы». «Роман прочитал режиссер Алексей Сидоров (фильмы “Бригада”, “Бой с тенью”. — Ред.) и рассказал о нем нашему генеральному продюсеру Рубену Дишдишяну, а месяц спустя мы уже купили права на экранизацию», — сообщил арт-директор кинокомпании Марат Ким.

В «Централ Партнершип» не исключают, что съемки фильма будут проходить в том числе и на Урале. Во всяком случае, подчеркнул Ким, там сделают все возможное, чтобы сохранить в фильме масштаб и дух этой земли. А если окажется невозможным снимать в самой Чердыни (по экономическим и организационным причинам), будет подобрана натура, максимально похожая на пейзажи Пермского края. По мере развития отечественного кинематографа съемок за пределами Садового кольца станет больше, обнадежил арт-директор компании.

«Кинематографисты снимут там, где ближе, где удобней. Это закон жизни. А чтобы перевести кинопроизводство в регионы, местные власти должны создать для него режим наибольшего благоприятствования, — высказался Алексей Иванов. — Я понимаю, что никто не обязан этим заниматься. Но если регион борется за свой образ, в целях, как это принято сейчас говорить, промоушна, он должен это делать. Например, когда снимали пятисерийный фильм “Ермак”, администрация Тюменской области предоставила авторам возможность снимать у себя. В ленте показаны сибирские пейзажи, и авторы выразили благодарность администрации области. При этом половина действия “Ермака” проходит в Прикамье. Однако кадров с пермской натурой в фильме минимум, потому что администрация Пермской области не проявила никакого интереса к съемкам. Будет движение со стороны местных властей — и наверняка фильмов, снятых на местном материале, станет больше».


Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus