Естественный отбор

Естественный отбор

 Михаил Бабин
Михаил Бабин
Недавно я получил повестку в службу судебных приставов. Удивляюсь: «А что случилось?». Мне вежливо отвечают: «Вами не уплачен транспортный налог». Благо, я плачу все налоги через систему интернет-банк: поднял платежные документы и как добропорядочный гражданин принес их в службу. А там говорят: «Замечательно, только теперь вам нужно оплатить судебные издержки и работу приставов». Это было бы логично, если бы я был виновен. Но почему я должен оплачивать чьи-то ошибки?

Частная, на первый взгляд, история позволяет понять смысл инициативы, с которой вышел недавно президент Ассоциации региональных банков России Александр Мурычев: о введении уголовной ответственности за невозврат кредитов. Почему банки рассчитывают на судебную систему в борьбе с должниками по потребительским кредитам, понятно: надеются на то, что человек, попав в такое сложное положение, сразу изыщет способы вернуть этот долг. Получается, извините, тот же рэкет, только изощренный. 

В Уголовном кодексе уже предусмотрено наказание за злой умысел — воровство, мошенничество, то есть факт хищения чужой собственности. И нет вопросов, если банк докажет, что его должник, получая кредит, преследовал именно такую цель. Но здесь масса других нюансов. Одно дело, когда имеется ежемесячный доход 60 тыс. рублей, а платеж по кредиту 30 тыс. рублей не вносится, хотя причин для этого нет. То есть может, но не хочет. А если человек купил телевизор этим летом, работая в винном магазине грузчиком, а жена его в то же время трудилась в оптовой компании, которая продавала молдавское вино? И что: завтра все такие люди стройными рядами — в тюрьму?

Или давайте представим себе ситуацию, что подобный закон был принят до кризиса 1998 года. Банки, дабы компенсировать потери своих же игр на рынке ГКО, упрятали бы за решетку тысячи клиентов. А как в этой ситуации рассматривать право банка менять ставки по кредитам, не говоря уже о непонятной ситуации с курсом рубля и доллара? Это — форсмажорные обстоятельства, на которые сам заемщик повлиять не может.

Я уже не говорю о введении в заблуждение людей, не разбирающихся в финансовых вопросах. Это сейчас банкиров заставили раскрывать все условия по кредиту. А в начале становления рынка как только они не скрывали реальную стоимость своих продуктов: например, крупно напишут основную ставку, которая раза в три меньше реальной цены, и мелко-мелко — дополнительные комиссии. Или «забудут» в стоимости комиссии в процентах добавить слово «годовых». Руководители банков призывали тогда: «Считайте, мол, учитесь финансовой грамотности. Во всем мире так делается». И в эту ловушку попались даже вроде бы весьма неглупые люди.

На самом деле банкам выгодно иметь неграмотных клиентов. Очень удобно принять от одной бабушки вклад под 12% годовых и впихнуть другой бабушке кредит под 70% годовых: это какая же рентабельность! Вот поэтому банки и не вели разъяснительную работу, им на тот момент было удобно ловить рыбку в мутной воде. Например, в обычной жизни не так важно: 20 или 21 числа я вернул деньги соседу. А для банка это вопрос принципиальный, потому что у него — ежедневный баланс. Ктонибудь объяснил это населению? А если человек именно по этой причине не рассчитал свои финансовые возможности и взял денег больше, чем в состоянии вернуть? Его тоже — «на зону»?  

Конечно, ответственность физических лиц за собственные действия должна быть. С этим я согласен. И для этого надо изучить мировой опыт. Например, в Швеции есть такая практика: в случае появления просроченной дебиторской задолженности государство возвращает кредитору долг, а потом начинает работать с этим дебитором. У нас ведь сплошь и рядом ситуации, когда один и тот же человек является учредителем кучи компаний, которые периодически разоряются, а с него как с гуся вода. Вот эти проблемы государство должно было бы регулировать, дабы не поощрять безнаказанность.

Но мне совершенно не понятно, почему банки оказываются здесь в привилегированном положении. Выданный банком кредит — такая же сделка, как любая другая. Банк зарабатывает свои деньги на рисках. И всем известно: чем выше риск, тем выше банковский процент. Потребительское кредитование — очень лакомый кусок. Банки, раздавая кредиты направо и налево, прекрасно знали, на что шли. Мало того, они мотивировали персонал выдавать как можно больше кредитов. Если бы они изначально каким-то образом стимулировали своих служащих на обеспечение возвратности, может быть, сегодня ситуация не была бы столь драматична. Почему сейчас государство должно менять законодательство и вступаться за нерадивых участников рынка, непрофессионально делавших свою работу? Потому что банки активно лоббируют свои интересы, рассчитывая на влиятельность в обществе, в органах власти?

Конечно, ситуация не везде одинакова. Все зависит от отношения к рискам. Банки, которые вели сдержанную политику, может быть, недополучили какую-то часть прибыли, но и потери будут иметь минимальные. А те, кто раздавал кредиты под водительское удостоверение и паспорт, получат проблемы. Давайте заставим государство бросить все свои силы на спасение таких игроков. И депутаты будут заниматься внесением этих изменений в законодательство, вместо того чтобы решать другие задачи, важные для всей страны.

Я как налогоплательщик — против: я за это своих денег не платил.

Поэтому я и назвал возникшую ситуацию «естественным отбором». В чем-то она будет для всех полезной. Не самые глупые заемщики заработают кредитную историю, а не самые жадные банки останутся на рынке. Все пожнут, что посеяли.

Комментарии

Материалы по теме

Некорректный коэффициент

Победа добра над здравым смыслом

ЧЭМК объяснится с налоговиками в суде

Девять — свободны

Платит пользователь

Медленно, но верно

 

comments powered by Disqus