Закон шагрени

Закон шагрени

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Не так давно руководство Верхнесалдинского металлургического производственного объединения ( ОАО «ВСМПО» ) провело ревизию жителей Верхней Салды и «прослезилось»: маленький городок с населением 55 тыс. человек (из них трудоспособных 34 тысячи, большая часть работает на заводе) ожидает участь всей России. Демографы не первый год предупреждают общество о кризисе, надвигающемся на страну. Уже сейчас убыль на каждую тысячу населения составляет семь человек. Задуматься над демографическими закавыками руководство завода заставил и деловой прагматизм. ВСМПО-Ависма сотрудничает с 1500 российскими компаниями и 260 фирмами из 39 стран мира (среди них Boeing, Airbas, Rolls Royce, General Electric ). Таким образом, для партнеров корпорации вопрос «кто и как будет работать над качеством продукции» оказался важнейшим, а для Верхнесалдинского объединения — едва ли не определяющим. Так что бороться с неравнозначными цифрами в соотношениях смертность/рождение, трудоспособный/нетрудоспособный руководству ВСМПО пришлось волей-неволей.

На помощь пришла наука. «Я изучила демографическую ситуацию в городе, — рассказала руководитель группы демографии Института экономики УрО РАН, кандидат медицинских наук Раиса Нифантова, — посмотрела, какая рождаемость, какое население, как оно будет изменяться. Рассчитала перспективную численность населения и кадровый потенциал предприятия до 2015 года. Руководство, ознакомившись с выводами, изменило социальную политику и переломило ситуацию. Молодежь не то что уезжать — приезжать в Верхнюю Салду стала. Мне как демографу обидно, что никто не заказывает такие работы. ВСМПО — единственное предприятие, которому нужно было подобное исследование».

Невосполнимые потери

А зря не заказывают. Ученые, оперируя фактами и тенденциями последнего времени, заявляют: рост бедности, всплески социальной напряженности, криминализация жизни, разрушение механизмов социальной поддержки обусловили кризисные явления в демографии. Директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич полагает, что сейчас россияне «расплачиваются» за 90-е годы. Страна в тот кризисный период разделилась на две половины. Часть людей, не выдержав трудностей, начала уничтожать себя при помощи алкоголя и наркотиков, другая, чтобы обеспечить существование, много и тяжело работала. Сегодня ресурсы и тех, и других истощились, и продолжительность жизни падает.

Регионы УрФО исключения не составляют. За последнее десятилетие Свердловская область потеряла 5% населения, и убывало оно, по сравнению с другими территориями округа, быстрее всего. По расчетам уральских демографов, в ближайшие 15 лет численность населения области уменьшится с 4,5 до 4,1 млн человек. У соседей не лучше: в Курганской области население сократится с 1,074 млн человек до миллиона, в Челябинской — с 3,6 миллиона до 3,0. Исключение составляют богатые ресурсами ХМАО и ЯНАО, где уровень рождаемости превышает уровень смертности. Объясняется этот факт просто. Молодожены (средний возраст жителя Ханты-Мансийска 31-32 года) чувствуют реальную поддержку: мама, будучи в декретном отпуске, получает 100% заработной платы и 50%, если сидит с ребенком до четырех лет. Каждому младенцу на накопительном лицевом счете из доходов Фонда поколений округа с 2000 года резервируется сумма из расчета 20 минимальных размеров оплаты труда на одного. Через 18 лет сегодняшние югорские малыши могут рассчитывать на сумму в 18 — 20 тыс. рублей.

Одну из причин демографического кризиса выделим особо. «У нас драматически уникальна сверхсмертность мужчин в трудоспособном возрасте от 40 до 60 лет. Причем разница в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами в России составляет 12 — 13 лет. Среди смертоносных причин резко выделились связанные с сердечно-сосудистыми заболеваниями и болезнями кровообращения», — отметила директор Независимого института социальной политики Татьяна Малева. Поразительно, но при теперешнем развитии здравоохранения средняя продолжительность жизни у нас — как в США в 30-е годы прошлого века. Причем главные причины смерти — не столько болезни, сколько несчастные случаи, отравления, травмы, дорожно-транспортные происшествия, убийства, самоубийства и т.д.

На Среднем Урале, утверждает Раиса Нифантова, положение ничуть не лучше, а по сравнению с соседними регионами даже хуже. В 2001 году из 73,1 тыс. умерших 22,1 тысячи (30,2%) погибли в экономически активном возрасте. Более того, в последнее время резко выросло количество самоубийств. Из всех суицидальных попыток с летальным исходом 81,6% пришлось на мужчин трудоспособного возраста.

Драматизм ситуации заключается еще и в том, что работающее население стареет, а уровень рождаемости меньше требуемого для замещения поколений: в Свердловской, Челябинской и Курганской областях — почти вдвое, в Тюменской — в 1,5 раза.

Среди издержек демографического старения населения укажем на следующие. Во-первых, в структуре общества явным будет дисбаланс между носителями современных, передовых знаний и теми, кто живет социальным, научным и профессиональным опытом сорокалетней давности. Это может привести к торможению общего обновления суммы знаний, которые общество могло бы задействовать для модернизации экономики. Во-вторых, доля пенсионеров в общей численности населения вырастет с 25,3% в 2005 году до 28,5% в 2020 году, в результате количество работников на 100 пенсионеров упадет с нынешних 135 до 116. Что это значит? К этому времени отчисления в пенсионную систему снизятся с 4 до 2,2% ВВП, а ее дефицит, как следует из доклада Пенсионного фонда, вырастет до 1458 млрд рублей (1,5% ВВП). Нынешние 40 — 45-летние могут оказаться без пенсий. Для бизнеса это грозит повышением отчислений в Пенсионный фонд до 40% заработной платы потенциального работника.

Экономическое значение смерти

Структура причин смертности населения трудоспособного возраста в Свердловской области в 2000 годуПреждевременная смерть человека трудоспособного возраста наносит экономический ущерб обществу: по оценкам Всемирного Банка, один потерянный человеко-год обходится в 10 тыс. долларов.

Даже если принять во внимание специфику российской экономики и значительно скорректировать эту цифру, потери впечатляют. Расчеты, проведенные в группе медико-демографических проблем Института экономики УрО РАН, показали: в Свердловской области в 2000 году всеми преждевременно умершими мужчинами недоработано 295,4 тыс. человеко-лет, преждевременно умершими женщинами — 56,7 тыс. человеко-лет. Экономический ущерб на уровне внутреннего регионального продукта в Свердловской области составил 21721,7 млн рублей.

Очевидно следующее: удар по экономике страны в целом и бизнесу в частности будет нанесен серьезный, поскольку численность рабочей силы в трудоспособном возрасте (от 16 до 60 лет у мужчин и от 16 до 55 лет у женщин) грозит сократиться, по прогнозам демографов, почти вдвое — на 45%. Удастся ли при таком сокращении рабочей силы поддержать экономический рост или хотя бы воспроизвести ВВП (об удвоении, видимо, и речь вести не стоит)? Задумывается ли большой и малый бизнес над теми рисками, с которыми он неминуемо столкнется в связи с массовым убыванием рабочей силы?

Дефицитный ресурс

Задумывается. Предприниматели в один голос утверждают: при наметившемся оживлении экономики они уже столкнулись с нехваткой рабочей силы — трудовой ресурс становится самым дефицитным. На ОАО «Пневмостроймашина» (Екатеринбург), например, кадровый голод чувствуется на всех уровнях, от инженеров до рабочих. «Располагаясь в мегаполисе, мы вынуждены ввозить на завод рабочую силу — вахтовиков из соседних Верх-Нейвинского, Режа», — рассказывает исполнительный директор предприятия Дмитрий Якшин.

По сведениям территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области, с начала 2005 года предприятиям, организациям, учреждениям требовалось свыше 175 тыс. человек, а претендентов на вакансии во всех городах и весях набралось чуть больше 122 тысяч. Предприятия Екатеринбурга, например, готовы принять с распростертыми объятиями 107 фрезеровщиков. Но желающих в городском центре занятости раз в десять меньше.

По прогнозу министерства экономики и труда Свердловской области, для эффективного функционирования экономики нашей области необходимо до 2007 года дополнительно привлечь около 130 тыс. работников. Интересная деталь: особенно рынок нуждается в высоко— и малоквалифицированных кадрах. Следовательно, там, где требуются специалисты высокого класса, нужен один стабилизационный сценарий демографического роста, а там, где востребован малоквалифицированный труд, — другой.

Отрасли высокотехнологичные, наукоемкие (электроэнергетика, металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность) делают ставку на программы привлечения молодежи, удержания квалифицированных кадров и подготовки новых специалистов. Приведем несколько показательных примеров. ВСМПО в 2001 году разработало программу «Будущее создадим сегодня». И если поначалу на реализацию этой программы предприятие направило 34,2 млн рублей, то в 2004 году — уже 84,1 млн рублей. Под опекой программы оказались здравоохранение, молодежная политика в сфере общественных отношений, занятость, образование, подготовка кадров, культура и спорт. Причем четыре последних финансируются в большей степени. Потому, утверждает директор по управлению персоналом ОАО «ВСМПО» Сергей Савицкий, на предприятии почти все вакансии закрыты. ОАО «Сильвинит» (Соликамск, Пермская область) разработало комплекс мер для привлечения молодежи: например, будущий молодой специалист может за счет предприятия обучаться в российских и зарубежных учебных заведениях, повышать квалификацию и даже получать вторую профессию. На Магнитогорском металлургическом комбинате два года действует программа стимулирования рождаемости и сохранения репродуктивного здоровья работниц. «Женщины освобождаются от работы в ранние сроки беременности и находятся под наблюдением специалистов центра „Материнство“ с сохранением средней заработной платы, — сообщил директор по персоналу и социальным программам ОАО „Магнитогорский металлургический комбинат“ Александр Маструев. — Мы оказываем им материальную помощь в размере 10 тыс. рублей на каждого рожденного ребенка, а также в период отпуска по уходу за ребенком до полутора и трех лет. За шесть месяцев нынешнего года на эти цели перечислено свыше 5 млн рублей».

Таблица. Перспективная численность населения до 2026 года по УрФО (тыс. человек)

Территории
1990
2002
2006
2010
2016
2021
2026
Курганская область 1109 1016 982,3 941,6 882,6 835,4 784,2
Свердловская область 4775 4478 4407,8 4311,7 4171,5 4049,9 3908,3
Тюменская область 3173 3270 3323,2 3411,9 3571,3 3713,9 3830,7
ХМАО 1328 1438 1482,1 1557,4 1690,6 1817,8 1938,2
ЯНАО 501 509 528,7 555,5 597 635,5 671,4
Челябинская область 3710 3598 3531,4 3458 3364,3 3284,6 3184,6
УрФО 12767 12362 12244,7 12123,2 11989,7 11883,8 11707,8

Таким образом, кадровая проблема в ситуации демографического спада решается экспортно-ориентированными отраслями с помощью конкретных программ, направленных на конкретного человека. Специалисты ОАО «ВСМПО» подсчитали, что в среднем на каждого из 16 тысяч работников в рамках программы «Будущее создадим сегодня» предприятие затратило в 2004 году 5500 рублей. Всего за период действия программы предприятие направило на комплексную социальную программу 261 млн 163 тыс. рублей.

Но что делать предприятиям несырьевых отраслей (например, машиностроению), рентабельность которых не позволяет отдавать часть прибыли на создание локального рая? По мнению президента объединения заводов «Финпромко» Анатолия Павлова, надежда только на федеральные программы поддержки промышленной инфраструктуры и быстрые и понятные действия государства, направленные на помощь отечественному производителю.

Стране нужны мигранты

Компенсировать часть потерь трудовых ресурсов и занять нишу малоквалифицированных и низкооплачиваемых рабочих позволяет миграция. Весь мир, демонстрирующий высокие темпы роста или бурную перестройку экономического механизма, учится использовать выигрыши, которые дает труд гастарбайтера. Так, Евросоюз до середины века планирует миграционный прирост (чистая разница между прибывшими и убывшими) по миллиону человек в год. Соединенные Штаты Америки намерены обеспечить те же темпы.

Межведомственная комиссия при правительстве Свердловской области по вопросам привлечения и использования иностранных работников утвердила на основе заявок от предприятий, фирм и организаций всех форм собственности квоту на 2006 год в 8 тыс. человек. Они займут годами пустующие вакансии чернорабочих. А стоило бы присмотреться к опыту, например, ближайшего соседа: Казахстан, столкнувшись с нехваткой трудовых ресурсов, сделал ставку на привлечение в страну коренных казахов. Для этого прибывшим предлагалось ускоренное вступление в гражданство, льготное жилье, кредиты на обустройство, на предприятиях ввели специальные квоты приема на работу. Результат: сейчас в Казахстане проблема с кадрами не столь остра.

Для России в целом и Уральского региона в частности ситуация на рынке иммигрантского труда в ближайшие десятилетия будет крайне невыгодна. Мы не сможем конкурировать ни с Европой, ни с США: у нас не будет возможности отбора качественной рабочей силы, тех иммигрантов, которые действительно необходимы нашему бизнесу. Мы слишком поздно присоединились к глобальным процессам перераспределения миграционных потоков, поэтому придется довольствоваться тем, что осталось.

Но и та неквалифицированная рабочая сила, что едет на Урал за высокими, по ее меркам, заработками, будет востребована, по мнению начальника Управления федеральной государственной службы занятости населения по Свердловской области

Анатолия Шмулея, еще долго. Ну не каждого уральца заставишь работать за 2,5 — 3 тыс. рублей по принципу «подай— отнеси-подмети»; да еще когда работодатель не особенно считается с нормами законодательства. Не секрет, что в условиях неформального рынка труда из мигранта стремятся выжать максимум. Один из местных бухгалтеров подсчитал: работодатель на использовании труда одного нелегала выигрывает от 30 до 50 тыс. рублей в месяц.

К тому же миграционная политика грешит перекосами, противоречиями и неувязками (подробнее см. «Как это будет по-русски?»;, «Э-У» 3 от 24.01.05). Заместитель начальника Управления по делам миграции ГУВД Свердловской области Анатолий Никитенко считает, что в последнее время ситуация стабилизируется: за первое полугодие-2005 в регионе выдано 1002 разрешения для работодателей на привлечение иностранной рабочей силы и 7696 — для иностранных рабочих. В 2004 году за тот же период — 273 и 1616 соответственно. «Появилось осознание того, что вести бизнес по закону менее затратно, — говорит Анатолий Никитенко. — Стабильная работа без боязни проверок и штрафов, больших, чем прибыль от незаконных мигрантов, облегчает работу. К тому же у нас действует своеобразная амнистия: работодатели, пожелавшие узаконить своих рабочих, не подвергаются административному наказанию». Уже сейчас существует упрощенный порядок найма иностранных учителей и врачей. Миграционная служба планирует целенаправленно привлекать квалифицированных иностранных специалистов и повышать на курсах квалификацию уже работающих.

Вот и российское правительство озаботилось созданием отдельной структуры, которая занималась бы работой с трудовыми мигрантами, и стало обсуждать конкретные меры для облегчения административных барьеров. «Если мы хотим сохранить Россию, нам в течение 20 лет необходимо не менее 20 млн мигрантов, — убежден председатель исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации „Большой Урал“ Сергей Воздвиженский. — Главное, надо тщательно продумать миграционный процесс. Необходимо совершенно по-новому вести политику на Северном Кавказе: это самый большой родильный дом страны, и мы должны сделать все, чтобы там было хорошее образование, чтобы оттуда шло реальное пополнение качественных кадров для всей территории РФ».

Есть еще один важный, может быть, несколько парадоксальный момент. Национальная рабочая сила от миграции часто выигрывает. Если мигранты займут малоквалифицированные и низкооплачиваемые места, это создаст для нее возможность реализовать образовательный потенциал в более творческой, интеллектуальной деятельности. И здесь должна подключиться российская система образования, которая располагает всеми возможностями для «перековки» мигрантов и их детей в полноценных россиян.

Эксперты-демографы настаивают: эта работа наряду с выверенной миграционной политикой должна стать важным направлением деятельности государства. Если миграция будет, а политики — нет, то приток малообразованных и неквалифицированных мигрантов не только отразится на социальном, общественном климате региона, но и понизит общий уровень знаний в стране. К тому же гораздо эффективнее управлять процессом, чем гадать на кофейной гуще, кто и в каких секторах экономики завтра окажется на нашей территории.

В подготовке материала участвовали Максим Надеев, Ирина Никитина

Дополнительные материалы:

Программа на завтра

В 2001 году губернатор Эдуард Россель презентовал концепцию «Сбережение народонаселения Свердловской области на период до 2015 года». Ее задачи определены так: увеличить среднюю продолжительность жизни населения с 64 до 69 лет; уменьшить детскую заболеваемость на 30%; сократить заболевания, связанные с загрязнением среды обитания, в 1,4 раза. Кроме того, к 2015 году планируется повысить минимальный прожиточный уровень семьи в пять раз, минимальный потребительский бюджет семьи — в 2,7 раза.

Сейчас реализуется первоначальный этап концепции — «Активизация». Он предполагает последовательное информационное воздействие на массовое сознание людей с помощью специальных технологий, пропагандирующих здоровый образ жизни, крепкую полную семью с несколькими детьми. До 2010 года будет проведен второй этап — «Наращивание»: анализ результатов проделанной ранее работы, сохранение и приумножение положительного опыта. До 2015 года планируется освоить третий этап — «Качественный рост». Предполагается, что к этому времени население Свердловской области значительно увеличится.

Федеральные программы, направленные на решение демографической проблемы, есть, но работает только часть из них (с 2003 года началась реализация целевой программы «Здоровый ребенок», рассчитанная до 2006 года). В остальных случаях — «долго запрягают». Так происходит, например, с подпрограммой «Обеспечение жильем молодых семей», входящей в состав программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы.

Чего бизнес ждет от государства в решении демографической проблемы?

Владимир Щелоков, заместитель генерального директора по персоналу и связям с общественностью ФГУП «ПО Уралвагонзавод»:

 — Законодательно и на уровне исполнительной власти должны быть созданы условия, способствующие стабильности общества, повышению качества жизни людей. Тогда и будет расти рождаемость.

Александр Маструев, директор по персоналу и социальным программам ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»:

 — Политика государства должна быть направлена на укрепление престижа здоровой семьи, пропаганду и поддержку многодетной семьи, здорового образа жизни, традиционных семейных ценностей.

Армен Гарслян, директор ОАО «Метафракс» (Губаха, Пермская область):

 — Государство обязано способствовать строительству доступного и недорогого жилья. Ставка по ипотеке не должна превышать 5 — 6%.

Сергей Воздвиженский, председатель исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации «Большой Урал»:

 — Решение демографического вопроса должно стать национальной идеей. Объединение нации, создание уверенности в завтрашнем дне принципиальны. Нации, обществу должны быть поставлены понятные задачи жизни.

Обществу нужен социально здоровый человек

Наталья Панасенко

 Олег Хабибуллин

Олег Хабибуллин
Фото - Андрей Порубов

Чтобы утолить кадровый голод предприятий, надо выстраивать тесные взаимоотношения в цепочке «общество — система образования — бизнес», считает руководитель торговой сети «Купец», депутат городской думы Екатеринбурга Олег Хабибуллин

— Олег Вахалиевич, сказывается ли убыль населения на функционировании бизнеса?

— Сказывается. На недавней встрече HR-менеджеров крупных предприятий торговли, пищевого производства, сферы услуг прозвучало мнение, что страна скатывается в демографическую «яму». В связи с этим во многих сферах бизнеса обостряется проблема нехватки кадровых ресурсов. Более того, в нашей сфере и сфере услуг есть потребность в молодых специалистах. Другой аспект проблемы — качественная характеристика кадрового рынка. Рынок в целом, общественные, экономические, социальные процессы в стране и мире развиваются намного быстрее, чем изменяется система образования. Это приводит к тому, что качественный состав кадров не соответствует запросам бизнеса. Если говорить о качестве, отмечу еще один момент: в нашей сети с каждым годом все чаще отсеиваются работники по несоответствию так называемым социально-физиологическим характеристикам.

Я имею в виду наркоманов, людей с асоциальным типом поведения.

— Государство, на ваш взгляд, осознает масштаб проблем?

— Думаю, проблемы демографии и кадровой обеспеченности экономики чиновники осознают, но не ставят их в разряд приоритетных.

— Чем можно в условиях демографического кризиса восполнить недостаток рабочей силы?

— Двумя способами: повысить производительность труда или привлечь мигрантов. Утописты те, кто думает, что производительность труда можно повысить за короткое время в разы. Это длительный процесс, результат системных преобразований. К тому же характер проблемы — не столько экономический, сколько политический. Даже страны с более развитой экономикой не могут справиться с ней. Вопрос нехватки малоквалифицированных кадров «Купец» решает с помощью мигрантов. Часть из них мы привлекаем через специализированные агентства,часть находим сами.

— Способствует ли государственная политика бизнесу в решении миграционных проблем?

— Если говорить с точки зрения государственника, то понимаешь, что нельзя действовать исходя из сиюминутных интересов. Пойти на поводу эмоций и распахнуть двери для всех желающих въехать в страну — это значит получить новые проблемы. Но как работодатель я понимаю, что нынешняя государственная политика в миграционном вопросе препятствует бизнесу. Причина — в больших материальных затратах работодателя, трудоемкости и длительности процесса оформления мигрантов на работу.

— Как бизнес-сообщество может влиять на ситуацию? Что оно должно лоббировать?

— На мой взгляд, нужно облегчить доступ в страну русскоязычного населения (особенно квалифицированного) из стран СНГ, способствовать обеспечению его жильем. Далее: нужно упростить процедуру оформления документов на мигранта и снизить ее стоимость. Стоило бы подумать о создании единого государственного органа, который решал бы все вопросы в более короткие сроки. Важно разработать механизм защиты интересов работодателя в случае невыхода мигранта на работу или его отъезда из страны. А если мыслить более масштабно, то можно было бы пополнять кадры за счет людей, живущих в депрессивных районах: там негде работать. Еще один источник — выстраивание договорных отношений с учебными заведениями. Речь идет о бизнес-заказе кадров. Надо восстановить ту систему, которая эффективно работала при советской власти.

И последнее: государственная власть должна пропагандировать образ социально здорового человека, убежденного в том, что в обществе каждая профессия почетна.

Комментарии

Материалы по теме

Рынок труда Свердловской области не может обеспечить работой всех гастарбайтеров

Отдам дело в рабочие руки

Возросло количество мигрантов, получивших разрешение на трудоустройство в Свердловской области

Искусство планировать

Как это по-русски?

Борьба с невыплатой зарплат может привести к росту безработицы

 

comments powered by Disqus