Югорский самизм

Югорский самизм

Александр Филипенко

Александр Филипенко

Чтобы развивать экономику северной территории, необходимо создавать условия для жизни человека и способствовать формированию традиций, так понимает задачу власти губернатор ХМАО Александр Филипенко.

— Александр Васильевич, скажите честно: зачем самому богатому региону страны отказываться от нефти?

— Никто и не собирается отказываться от этого источника дохода. Нефть в Западной Сибири была и будет: 7,5% мировой добычи — это очень много, Эмиратам и Кувейту такой объем и не снился. Я не специалист, но, опираясь на опыт, могу позволить себе утверждать: в Югре нефть будет еще как минимум 100 — 150 лет. Поэтому было бы глупо, я бы даже сказал — преступно отказываться от развития этой отрасли. Вспомните, какой мы получили печальный результат от неграмотной диверсификации военного производства, когда вместо танков заводы начали делать ложки. Мы не намерены проводить такого рода диверсификацию. Поэтому серьезно стимулируем нефтяную отрасль, мотивируя компании на обновление технологий, наращивание производственных исследований.

Проблема в том, что с каждым годом нефть будет добывать все труднее и труднее. Из великих запасов, данных нам природой, мы исчерпали самые легко доступные. Поэтому очень многое будет зависеть от наших дальнейших знаний, технологий, грамотной работы по обеспечению приростов запаса и повышению нефтеотдачи. Для этого надо активно работать с наукой. Сегодня у нас есть мощные и крупные месторождения, к разработкам которых мы практически еще не приступали, потому что не знаем, как их осваивать.

Второй важный аспект — продукты переработки нефти. Мы все время ориентировались на свойство нефти как источника топлива. Однако совершенно очевидно, что нефть — это еще и органическое сырье.

К огромному сожалению, в Советском Союзе эти задачи были поставлены, но не доведены до конца. Только на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры должны были построить пять мощных нефтегазохимических комплексов. Мы должны научиться не просто гнать нефть в трубу, а выдавать конечную продукцию, начиная от конструкционных пластмасс и заканчивая грунтованной химией. То есть то, что мы сегодня закупаем за огромные деньги за границей. Поэтому мы и ставим задачу в самое короткое время обеспечить существенно опережающие темпы роста экономики, базирующейся на всем том, что дают нефтегазовый комплекс и наша богатейшая природа. Иначе за счет чего мы будем развивать инфраструктуру, улучшать условия жизни наших жителей? Да, мы добываем нефти много, но этих объемов все равно недостаточно, чтобы решить все задачи развития территории.

— На какие отрасли экономики вы сделали ставку?

— На те, что раньше здесь просто не существовали. Такие как производство сверхчистых материалов, к примеру, оптико-волоконных систем. Далее — добыча полезных ископаемых, формирование горно-рудного комплекса. Сегодня развитие этой отрасли в Приполярном Урале сдерживается только из-за отсутствия необходимой инфраструктуры, прежде всего транспортной. Но интерес к проекту есть со стороны как российских, так и иностранных предпринимателей. Следующий сектор — услуги для человека: это огромное поле для работы. Наконец, туризм. У нас уникальная природа, самобытность, национальные традиции. Я сам еще лет десять назад иронично относился к этой теме. Но динамика развития отрасли показывает, что ничего невозможного нет. В прошлом году округ посетило почти полмиллиона человек. Очень неплохие результаты демонстрирует событийный туризм.

К примеру, в этом году на финал кубка мира по биатлону в Ханты-Мансийск приехало более 60 тыс. человек! Надо этот бизнес продолжать.

— Цель понята. Каковы инструменты ее достижения?

— Прежде всего мозги. Не потому, что модно, просто других вариантов нет. А для этого надо создать условия, в которых человек не будет чувствовать себя ущербно. У нас в свое время было много настойчивых предложений по поводу расселения Севера. Мне этот подход не нравится. Не надо выселять, надо просто создать условия для жизни. Югра — не Чукотка, не Крайний Север. Я здесь живу 40 лет и, поверьте, мне никуда не хочется уезжать. Нормальный родитель никогда не останется жить в том месте, где нет школ. Если человек не уверен, что ему и его близким будет вовремя оказана медицинская помощь, он покинет такое место жительства. Людям нужно сходить в кино, театр, библиотеку, музей, в картинную галерею. Но главное — это возможность получать высшее образование здесь, на месте. Отправляя ребятишек учиться в другой регион, мы тут же теряем часть будущих высококлассных специалистов. Вот почему мы строим вузы. Сегодня в Югре, дома, учатся 52 тыс. студентов. Это уже результат. Потому что часть из них непременно пустит корни здесь. Но главное — конечно, жилье. Без этого людей не удержать. Поэтому строим и будем строить. В 2006 году введено 620 тыс. кв. метров домов, это почти на 20% превышает среднероссийский показатель.

— Что лично для вас значат все эти преобразования?

— Я искренне рад, что территория на глазах становится лучше и красивее. По масштабам и темпам ее освоения мы, наверное, войдем в мировую историю. У нас уже появилось такое понятие как «самизм» в хорошем смысле этого слова. Приедете вы в Сургут — вам скажут, что это лучший город на свете. Приедете в Березово — услышите то же самое. Этот местный патриотизм говорит о том, что на земле, которая традиционно считалась временным пристанищем, появились традиции. Это — главное. Если человек чувствует, что это его город, что он часть огромной территории, которую называют Югрой, значит, у этой земли есть будущее.

Комментарии

Материалы по теме

«…И поставиши град»

Учиться не дышать

Сжиженные деньги

Без паники: нефть будет

В регионах — распродажа недр

 

comments powered by Disqus