Видимая рука

Видимая рука

Владимир Мехряков
Владимир Мехряков
Фото: Андрей Порубов
Банковский сектор Ханты-Мансийского автономного округа — один из сильнейших в Урало-Западносибирском регионе. Здесь зарегистрировано 12 самостоятельных банков и 50 филиалов банков с других территорий. Но даже количество — не главное: именно в ХМАО выросли крупнейшие самостоятельные банки (Ханты-Мансийский банк, Сургутнефтегазбанк), сопоставимые по масштабам с учреждениями федерального уровня. Однако, несмотря на это, в округе остро стоит проблема доступа населения к банковским услугам. О причинах и возможных способах ее решения мы говорим с вице-президентом Ханты-Мансийского банка доктором экономических наук, заслуженным экономистом России Владимиром Мехряковым.  

Вне зоны доступа

— Владимир Дмитриевич, какие факторы, на ваш взгляд, определяют низкий уровень доступа жителей округа к банковским услугам?  

— Масштаб территории и разбросанность населенных пунктов. О чем говорить, если до офиса Главного управления Банка России, располагающегося в Тюмени, более тысячи километров? Такого нет, пожалуй, ни в одном субъекте федерации Урала. Добавьте к этому неравномерность развития ХМАО: деловая активность сосредоточена около нефтедобывающих предприятий. В результате на некоторых территориях на протяжении сотен километров не встретишь ни одного банковского учреждения. Но люди-то там живут, и они тоже должны иметь возможность положить деньги на депозит, купить в кредит автомобиль или холодильник.

— Эта ситуация характерна только для ХМАО?

— Нет. Это системная проблема, просто на северных территориях с их специфическими природными и климатическими условиями она проявляется наиболее отчетливо. Сравните: совокупный индекс обеспеченности населения банковскими услугами в Центральном федеральном округе составляет 1,6, в Северо-Западном — 0,93. А на Дальнем Востоке он уже — 0,67, в Сибири — 0,62, в Уральском федеральном округе — всего 0,56.

— В чем корни проблемы?

— На протяжении многих лет монетарные власти в основном занимались повышением устойчивости и прозрачности кредитных организаций, очищением банковского сообщества от недобросовестных участников рынка. Считалось, что развитие банковского сектора, в том числе создание инфраструктуры, дело рук самих банков. Но банки — структуры рыночные, они должны зарабатывать прибыль, а значит, пойдут только туда, где для этого есть условия. Почему сегодня, к примеру, много банков из Екатеринбурга открывают филиалы в Тюменской области? Потому что туда проще добраться, там есть готовые коммуникации, помещения.

А в отдаленных районах того же ХМАО прежде чем открыть офис, нужно инвестировать деньги в создание инфраструктуры. 

Чтобы ликвидировать дефицит банковских услуг в Ханты-Мансийском автономном округе, наш банк открыл около 80 дополнительных офисов. Однако нужно еще десятка два, причем не в райцентрах, а в поселках, небольших населенных пунктах. Да, банк получает определенные преференции от власти, потому что руководство округа понимает: рассчитывать на особую прибыль офисов в глубинке не приходится. В этом и заключается здравый государственный подход. Я убежден: решить проблему доступности банковских услуг в отдаленных и депрессивных регионах силами только коммерческих банков невозможно. Невидимая рука рынка не поможет, а только усугубит ситуацию. Значит, государственное участие, во всяком случае на нынешнем этапе, просто необходимо.

Точки опоры

— В чем, по-вашему, должно выражаться это участие?

— Почему доступность банковских услуг не становится проблемой, скажем, в Канаде, Германии, США? Потому что там в любом маленьком городке, который по нашим меркам всего лишь поселок, есть, как правило, не один региональный банк. Пусть они невелики по масштабам, но их менеджмент понимает, как надо управлять рисками, он тесно связан с местными субъектами производства. А в России количество региональных банков, наоборот, резко сокращается. Одна из причин заключается в том, власть отождествляет региональные банки с «мелкими» и «средними», и к ним автоматически приклеивается ярлык неэффективных и неустойчивых. В обществе постоянно возникают разговоры о том, что региональные банки по причине небольшой величины вообще не нужны экономике. Думаю, что черту подводить рано. Вспомним, сколько у нас было разговоров относительно минимального капитала кредитных организаций в 5 млн евро? Но компромисс все-таки нашли. Пока эта норма действует только в отношении вновь создаваемых организаций, и никто с рынка из-за несоответствия ей еще не ушел.

К сожалению, вопросы укрупнения банков постоянно продавливаются определенными структурами, поддерживаемыми некоторыми депутатами Государственной думы. Из-за этого региональные банки фактически поставлены на грань выживания.

Взять, к примеру, механизмы усиления надзора. Согласен: внедрение МСФО, базельских принципов — это шаг вперед, выход на международный уровень. Но ведь эти правила разработаны на основе практики благополучной европейской экономики, для небольших стран с равномерной плотностью населения, отлаженной инфраструктурой. В России же — обширная территория, огромная разница в плотности заселения регионов, природных условиях, экономическом развитии. Дело тут не в «особом пути», которым должна идти наша страна, а в элементарном здравом смысле, в разумном подходе. Ведь никому же не придет в голову высаживать тропические растения на Северном полюсе. Точно так же нельзя с одними мерками подходить к ВТБ или Ханты-Мансийскому банку — и к небольшой кредитной организации в Кургане или Биробиджане. Не выдерживают они этого, потому и сокращение численности банковской системы идет у нас в основном за счет регионов. Если с московского рынка уйдет даже сотня банков, никто этого не заметит. Но исчезновение единственного банка в маленьком городке, из каких собственно и состоит Россия, — это катастрофа. Причем иногородние филиалы тут не помогут, слишком далеки их головные конторы от проблем какого-нибудь Льгова или Рославля. Конечно, банки — это всего лишь инструмент экономики, но без них ее не поднять, не реализовать национальных проектов, не вовлечь население в активную хозяйственную деятельность.

Опыт показывает, что в экстремальных условиях (красноречивый пример — кризис 1998 года) региональные банки наиболее устойчивы к потрясениям. Темпы роста их активов за последние 10 лет превышают аналогичные показатели всего банковского сектора. Среди лучших из числа первой сотни кредитных организаций эксперты все чаще называют представителей Урала и Сибири. Региональные банки весьма тесно связаны с местным населением и экономическими субъектами. Они концентрируют наибольшую сумму средств населения и предприятий, взяв на себя две трети всей кредиторской задолженности. Клиенты не спешат уходить от них в столичные филиалы, потому что здесь с ними работают по индивидуальной программе, знают их потребности, прислушиваются к желаниям и стремятся решить любую проблему. Оппоненты говорят: придут иностранцы и все сделают. Никогда не соглашусь с этой точкой зрения. Иностранные банки в еще большей степени «заточены» на прибыль. Благотворительностью в таких масштабах они заниматься не будут и до каждого поселка, где когда-то обязательно была сберкасса, не дойдут. Не следует забывать и о таких наших особенностях, как неготовность огромного пласта населения к восприятию многих современных банковских продуктов и технологий. В таких условиях лучше всего работают как раз маленькие местные банки, которые привыкли общаться с клиентом не на технологическом, а на «человеческом уровне».

— Почему, на ваш взгляд, такая концепция развития банковской системы не находит поддержки на федеральном уровне?

— Потому что в России нет единой государственной политики в отношении банковского сектора. Каждое министерство и ведомство имеет свою точку зрения. В итоге принимаются решения, которые просто вредят банковской системе. Взять, к примеру, инициативу российского правительства по поводу передачи бюджетных счетов из коммерческих банков (а это около 141 млрд рублей) на обслуживание в федеральное казначейство. Большего выражения недоверия правительства собственному банковскому сектору сложно придумать. Очевидна полная экономическая абсурдность этого решения, в результате которого уменьшились пассивы банков с государственным участием, реальный сектор экономики недополучил существенную долю кредитных ресурсов, правительства регионов потеряли технологичность, быстроту обслуживания, проценты по депозитам. 

Государство не только призвано найти эффективные способы управления развитием банковской индустрии в виде определенных законов и правил, важно, чтобы власть сама следовала этим принципам, так как она со своими мощными коммерческими структурами выступает в качестве конкурента в той экономической среде, которую стремится развивать. Этот конфликт интересов в полной мере не удастся преодолеть никогда, но нужно признать, что такая проблема существует, и изложить основные принципы, которые способствуют ослаблению ее негативного влияния.

Необходимо сформулировать единую стратегию, позволяющую эффективно координировать усилия различных ведомств, законодательных органов и других участников экономического процесса. Выход видится в оптимальном распределении ответственности и объемов задач между государственными, общественными и коммерческими структурами, федеральным центром и регионами, государственными и частными, общенациональными и региональными банками. Только так можно решить проблему доступности банковских услуг в российских регионах.

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus