«…И поставиши град»

«…И поставиши град»

Самый нефтеносный регион страны взял курс на снижение зависимости от углеводородной экономики: к 2012 году половину валового регионального продукта должны давать другие отраслиВ выходные губернатора ХМАО Александра Филипенко можно встретить в парке Ханты-Мансийска: он гуляет там с внучкой. Никакой охраны. Воздух и улицы в городе чисты, а водители уступают дорогу пешеходам даже там, где нет светофора. Иностранцы, приезжающие на Север, теряются от масштабов развернутой стройки: в Европе столько новых домов и дворцов культуры никто не возводит. В окружное правительство благодаря электронной системе заказа пропусков попасть легко, да и чиновники охотно соглашаются на интервью. И практически каждый разговор начинается со слов «инвестиции», «качество жизни», «традиции».

Ход рублем

«Россия без нефти и газа» — самый модный сегодня лозунг. Ученые и политики все время призывают слезть с нефтяной иглы, но никто не дает рецепта — как именно. Между тем в самом нефтеносном регионе, добывающем более половины всей российской нефти, от разговоров перешли к делу: поставили задачу провести реальную диверсификацию экономики. Правда, само слово диверсификация здесь не очень любят, предпочитают говорить о развитии новых отраслей.

Газ на территории округа, на окраине поселка Березово, нашли в 1953 году. Затем в результате активных разведочных работ обнаружили около ста месторождений нефти. В 1964 году началась их разработка, и к 1988 году был достигнут максимальный объем — 1 млн тонн в сутки. Государство постоянно вводило в разработку новые запасы и ставило задачу максимального отбора нефти. Вопросам сохранности недр в то время внимания уделяли мало. Как результат, в 1989 году начался этап падающей добычи. Завершился он только в 1997 году. В последние годы объемы добычи снова стали увеличиваться, но прирост запасов нефти все равно недостаточен. В округе очень много сложных, низкодебитных месторождений, для освоения которых необходимо вкладывать серьезные ресурсы. Власти пытаются рублем убедить бизнес в необходимости их разработки. Формы поддержки различны: субсидирование процентной ставки по банковским кредитам, финансирование разработки проектно-сметной документации. Кроме того — предоставление налоговых льгот (для компаний, вкладывающих деньги в освоение новых ресурсов, на 4% снижена ставка налога на прибыль в части, зачисляемой в бюджет округа, на 40% — налог на имущество; для предприятий, участвующих в реализации инвестиционных проектов, в том числе и геологоразведке, ставка налога на имущество вообще равна нулю). По словам заместителя председателя правительства по вопросам инвестиций и инноваций Отраслевая структура РВП ХМАО В 2005Кирилла Морозова, в год бюджет в целом теряет от предоставления льгот от 15 до 20 млрд рублей, но смысл в этом есть: в 2006 году инвестиции в основной капитал предприятий Югры превысили 300 млрд рублей, в первом полугодии этого года этот показатель вырос еще на 12%.

Несмотря на это в округе постоянно говорят о том, что в силу объективных обстоятельств избежать снижения темпов добычи нефти в будущем, очевидно, не удастся. Кроме того, конкуренция заставит предприятия увеличивать производительность труда, а значит, сокращение персонала неизбежно. Все это дает основания полагать: количество занятых в сфере нефтедобычи будет снижаться.

Губернатор Александр Филипенко ставит перед подчиненными задачу: к 2012 году довести долю в ВРП других отраслей экономики с 27 до 49%. Для этого подготовлен список приоритетных инвестиционных проектов на общую сумму почти 500 млрд рублей.

Территория ожидания

Задача амбициозная, однако база для ее решения есть. Еще в 1994 году дальновидный губернатор инициировал создание специальной структуры — Фонда поколений. Все эти годы в него целевым образом перечислялись бюджетные средства. Правда, как сейчас вспоминает первый заместитель генерального директор фонда Валентин Назаров, на бартерном этапе развития экономики в фонд чаще всего передавались неликвидные активы в виде векселей или акций обанкротившихся предприятий. Перед фондом стояла задача вывести эти активы в прибыльные. Сегодня имущество фонда оценивается в 15 млрд рублей, на принадлежащих ему предприятиях трудится 12 тыс. человек, а развитие уже идет через реинвестирование прибыли (бюджетные средства с прошлого года перечисляться перестали). При этом в активе оказалось много предприятий тех отраслей, в которых сейчас заинтересованы власти: лесопромышленного комплекса, сельского хозяйства, сферы услуг. «Мы как были реаниматорами, так ими и остались, — говорит Добыча нефти за январь-май 2007 Валентин Назаров. — Взять, к примеру, рыбную промышленность. Югра имеет все шансы стать мировым рыбопитомником, в ее озерах водятся осетр, форель, стерлядь, муксун. Но для того, чтобы раскачать этот сектор, нужны деньги, которые частный инвестор пока вкладывать не готов (общий объем проектов для развития отрасли оценивается в 5 млрд рублей). Мы же видим за этим перспективный бизнес, но заниматься им кроме нас пока некому».

Дело в том, что привлекать частные инвестиции губернатору Югры несколько сложнее, чем лидерам соседних областей, той же Свердловской или Челябинской. Там не надо уговаривать бизнес: перспективные направления видны как на ладони. А здесь: север далеко, транспортная инфраструктура развита недостаточно, издержки производимой там продукции высоки… Поэтому уговаривать инвесторов бесполезно, им нужно на практике показывать перспективность вложений. К примеру, лесопромышленная отрасль в 1988 году приносила бюджету 16% дохода, сегодня — 1%. В 90-е годы предприятия потеряли рынки и фактически обанкротились. Нынешние предприниматели не горят желанием вкладывать деньги на первоначальной стадии реализации проектов с окупаемостью в 10 — 12 лет. Но не использовать природный потенциал (общий запас древесины — 3,2 млрд кубометров) нельзя. Поэтому в 1997 году правительство ХМАО собрало погибающие предприятия в два крупных государственных холдинга — Югорский лесопромышленный и «Кода Лес», а в 2002-м приняло программу развития отрасли стоимостью 62 млрд рублей (из них 12 млрд рублей уже вложено). «Построено четыре новых лесопильных завода, что позволило нам стать одним из самых крупных поставщиков пиломатериала на экспорт, мы возвели единственный в России завод клееного шпонированного бруса и завод древесных плит МДФ. В результате Югорский лесопромышленный холдинг в 2006 году сработал с прибылью в 106 млн рублей. Неплохо для отрасли», — перечисляет успехи заместитель председателя правительства по вопросам агропромышленного и лесного комплекса Валерий Бобылев. И строит невероятные, на первый взгляд, планы: «Если мы поднимем эту отрасль, она будет давать доходы, сопоставимые с добычей нефти».

Создав базу для роста в лесной и деревообрабатывающей промышленности, власти планируют постепенно продать часть пакетов акций сторонним инвесторам. Для этого нужно довести информацию о наличии таких проектов. Вот почему в Югре с завидным постоянством проводятся конференции, семинары, инвестиционные форумы. Здесь, как ни в каком другом регионе, подготовку информационных материалов — инвестиционных паспортов, презентаций, обзоров развития экономики — считают делом чрезвычайно важным. Одна из таких увесистых книг называется «…И поставиши град». Это своего рода констатация факта: Югра — не место временщиков, Югра — место постоянного проживания людей. Чувствуется, что за вопросы позиционирования округа с чиновников спрашивают жестко. «Мы целевым образом работаем над повышением рейтинга в системе международных рейтинговых агентств, потому что понимаем: это служит формальным признаком для принятия решения о целесообразности инвестирования», — говорит Кирилл Морозов.

Без права на ошибку

Исторически деловой климат в округе, отделенном от «большой земли» огромным расстоянием, строился на личных связях, дружеских отношениях. Похоже, этот стереотип пытаются стереть или по крайней мере снизить значимость субъективного фактора в вопросах привлечения инвестиций. Крупных, знаковых инвесторов здесь, конечно, еще водят за ручку, а вот для всех остальных пытаются создать схему с минимальным участием конкретного чиновника. «Все мы люди, и нам свойственно иметь разные настроения, в то время как машина выполняет заданный алгоритм. Инвестор должен получать информацию и решать все вопросы через автоматизированную систему. Для нас очень важно, чтобы все правила игры были максимально прозрачны», — объясняет Кирилл Морозов. Многие предприниматели отмечают, что зайти на рынок в Югре существенно проще, чем где-то бы ни было на Урале. «Главное, что такой подход реализован не только в Ханты-Мансийске. Приезжаешь в любой город или район, глава администрации лично собирает совещание, и если проект интересный, тебе все помогают», — отмечает генеральный директор тюменской компании «Финстоун» Виталий Быков.

Новичкам, однако, надо быть готовым к тому, что инвестиции и налоги не будут в этом регионе их единственным обязательством перед властью. Социальная ответственность власти и бизнеса здесь понимается предельно четко. «Диверсификация экономики — не самоцель. Нам необходимо осваивать огромные пространства для пользы нашего народа, для его воспроизводства из поколения в поколение. Меркантильному человеку сложно объяснить, зачем мы строим биатлонный комплекс, покупаем по всему миру произведения Сурикова, Айвазовского, Шишкина. А для нас это — жизненная необходимость», — объясняет Валентин Назаров.

Александр Филипенко шутит, что в его практике было полтора случая, когда руководители попытались определить свое кредо как «заплатил налоги — сплю спокойно»:

— Они очень быстро поняли, что это нужно не правительству и губернатору. Это нужно самой компании. Да, платить достойную зарплату хорошо, но нужно еще и создавать мотивацию для людей жить в этом городе, чувствовать себя членом корпоративной семьи. Поэтому мы сознательно идем на то, что все крупные мероприятия проводятся на паритетных началах с бизнесом.

Жесткий подход команды губернатора, понятно, устраивает не всех, есть немало противников его политики. Так, Фонд поколений выдержал за 12 лет не один десяток проверок. «Мы прекрасно понимали: сделай мы хоть одну ошибку, нас тут же снимут с должности. И попытки решить вопрос именно таким образом были. Но развитие фонда не смогли запретить. Не было юридических оснований: из бюджета ничего не пропадает, деньги только прирастают», — говорит Валентин Назаров.

Типичная реакция политиков и бизнесменов на инициативы Югры пока такова: «Ну с такими деньгами можно горы сворачивать». Вот и на пресс-конференции, посвященной открытию выставки «Арх-Югра-Экспо», Александр Филипенко терпеливо объяснял журналистам, что строительство 50-этажного торгово-развлекательного центра по проекту всемирно известного архитектора Нормана Фостера — это не понты, а экономическая необходимость:

— Поймите, у нас мало земли, пригодной для строительства, мы не можем позволить себе расти вширь. Поэтому нам нужны высотные здания. И вместе с тем у нас очень мало предприятий сферы услуг. Я каждый день сталкиваюсь с тем, что люди, которые хотят приехать в Югру, не могут найти место в гостинице. И что, в этой ситуации отказать инвесторам, которые приходят и говорят: мы построим вам хороший высокий дом на свои деньги?

Да, в Югре витает запах денег: территория, на которой проживает всего 1% населения, дает 15 — 20% доходов федеральному бюджету. Это чувствуется по средней заработной плате населения (она приближается к 27 тыс. рублей), по необычному дизайну строящихся в округе зданий, по качеству автомобильных дорог, не уступающих европейским. Но все это появилось не только от того, что денег много. Ими наконец начали грамотно и эффективно управлять.

Дополнительные материалы:

Ханты-Мансийский автономный округ — Югра  Карта ХМАО.jpg

Численность населения — 1478,2 тыс. человек
Площадь — 534,8 тыс. кв. км
В округе сосредоточено 7,5% мировой и 55% общероссийской добычи нефти, он дает 6% ВВП России, 7% выработки электроэнергии. На его долю приходится 8% объема инвестиций в основной капитал.

Таблица 1.

Крупнейшие инвестиционные проекты Ханты-Мансйиского автономного округа - Югры

Наименование проектов
Совокупный объем инвестиций,
млн рублей
Период
(годы)
Стадия реализации проекта
Вид конечной продукции и результаты реализации проекта
(в год)
Нефтегазохимия
Нефтегазохимический комбинат «Сургутполимер» 26,0 2009-2011 Прединвестиционная 150 тыс.тонн полипропилена, 320 тыс. тонн линейного полиэтилена низкой и высокой плотности, 55 тыс. тонн компнента автобензина, 150 тыс. тонн метана
Завод по производству метанола 6,7 2007-2008 Прединвестиционная 300 тыс. тонн метанола
Завод по производству высококачественного битума 4,1 2009-2012 Прединвестиционная 150 тыс. тонн битума
Электроэнергетика
Расширение мощностей Сургутской ГРЭС-2 (ОГК-4): два энергоблока суммарной мощностью 800 МВт 30 600,0 2007-2009 Инвестиционная Увеличение мощности до 5 600 МВт
Строительство электростанции мощностью 600 МВт на Северо-Сосьвинских углях, район Люльинского месторождения 32,2 2011-2017 Прединвестиционная 3 600 - 4 380 млн кВтч электрической энергии, 380 тыс. Гкал тепловой энергии (ориентировачно)
Строительство электростанции мощностью 600 МВт на Северо-Сосьвинских углях, район Тольинского месторождения 31,2 2011-2017 Прединвестиционная 3 600 - 4 380 млн кВтч электрической энергии, 380 тыс. Гкал тепловой энергии (ориентировачно)
Строительство Северной приобской ПГЭС 11,0 2008-2010 Прединвестиционная Энергетическая мощность - 339 Мвт электрической энергии
Строительство Сургутской ПГЭС 11,0 2008-2010 Прединвестиционная Энергетическая мощность - 339 Мвт электрической энергии
Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
Строительство целлюлозно-бумажного комбината 29,2 2008-2014 Прединвестиционная 320 тыс. тонн картона, 170 тыс. тонн бумаги для гофрирования, 17 млн кв. м. гофроящиков
Строительная индустрия
Строительство цементного завода 3,2 2008-2014 Прединвестиционная 600 тыс. тонн цемента
Создание производства листового флоат-стекла 2,2 2008-2010 Прединвестиционная 11,79 млн кв. стекла (4 мм)
Промышленность высоких технологий
Комплекс по производству кварцевых полупроводниковых трубок, стержней и тиглей 5,0 2010-2015 Прединвестиционная 100 тыс. тиглей, 100 тонн трубок и стержней малого диаметра, 25-30 тонн трубок и стержней большого диаметра
 
Источник: правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры

Таблица 2.

Среднегодовая численность промышленно-производственного персонала нефтедобывающего сектора и сценарий добычи нефти на одного работающего в год

Год
Среднегодовая численность
промышленно-просизводственного персонала
нефтедобывающего сектора,
тыс. человек
Добыча нефти,
тонн на 1 человека

2000

78,4

2307

2001

144,5

1344

2002

139,4

1506

2003

132,0

1767

2004

127,3

2009

2005

126,0

2142

2006

125,8

2271

2007

122,8

2407

2008

118,9

2551

2009

112,7

2704

2010

111,6

2707

2011

110,5

2669

2012

109,4

2619

2013

108,3

2554

2014

107,2

2492

2015

106,1

2424

2016

105,1

2382

2017

104,0

2404

2018

103

2431

2019

101,9

2453

2020

100,9

2474

 
Источник: правительство Ханты-Мансийского автономного округа - Югры

Комментарии

Материалы по теме

Югорский самизм

Учиться не дышать

Сжиженные деньги

Без паники: нефть будет

В регионах — распродажа недр

 

comments powered by Disqus