От заката до расцвета

От заката до расцвета

 Иллюстрация - Ирина Крючкова
Иллюстрация - Ирина Крючкова
Гигант на Иртыше — так до сих пор, с социалистических времен, называют нефтехимический комбинат, расположенный в 10 км от бывшей столицы Сибири — старинного Тобольска. На площадке перед центральной проходной завода все еще стоит огромная стела со старой эмблемой ТНХК. Но комбинат давно поменял имя…

В стране советов

История единственного в Тюменской области нефтехимического предприятия драматична. В духе советского времени «добро» на его возведение было дано директивами XXIV съезда КПСС от 1971 года: «Приступить к строительству крупных нефтехимических комплексов в районах Тобольска…». Почему выбор пал на бывшую столицу Сибири? Преимущества тобольской площадки казались советским чиновникам очевидными: в Западной Сибири в то время началась крупномасштабная нефтедобыча — источники сырья для комбината были рядом, плюс к этому в Тобольске уже работала железная дорога, были проложены мощные линии электропередачи. В итоге тишину патриархального Тобольска с его размеренным провинциальным бытом нарушила всесоюзная комсомольская ударная стройка.

Производство основной продукции  на ООО "Тобольск-Нефтехим", тыс тоннВ прошлом году исполнилось 30 лет с момента начала строительства нефтехимического комбината. Оно, впрочем, до сих пор не закончено. Ведь задумывался тобольский проект как комплекс заводов: планировалось и производство синтетических каучуков, и нефтепереработка, и выпуск пластмасс. Не сложилось: успели построить только инфраструктурные объекты, пустить центральную газофракционирующую установку (ЦГФУ) и завод бутадиена. А потом началась перестройка.

Постсоветские 90-е — новая глава в истории Тобольского комбината. Главные ее черты: темная приватизация, тяжелое финансовое положение предприятия, недозагрузка мощностей сырьем, огромные долги по зарплате, перед бюджетом и подрядчиками. В 98-м завод прогремел на всю Россию: в подъезде собственного дома в Санкт-Петербурге взорвали председателя совета директоров Тобольского нефтехимического комбината питерца Дмитрия Филиппова, который через свою финансовую компанию «Росско» был совладельцем завода. Тогда в центральной прессе всплыли некоторые подробности из безденежной жизни предприятия: по одной из версий, финансовые потоки выводились за границу, и делалось это под «чутким руководством» Виктора Черномырдина (в то время председателя правительства РФ) и Олега Сосковца (тогда вице-премьера).

По подозрению в организации заказного убийства задержали экс-директора комбината тоболяка Владимира Юдина: следователи сочли, что у него были свои финансовые интересы на заводе, тем более незадолго до гибели Дмитрий Филиппов отправил его в отставку. Однако в сентябре 2000 года Юдина выпустили на свободу, в феврале 2001-го уголовное дело прекратили. О перипетиях того смутного времени он рассказать уже не сможет: директор Тобольского завода с 12-летним стажем (с 1986-го по 1998-й) умер в июле этого года.

В 1999 году управление Тобольским нефтехимическим комбинатом перешло к компании СИБУР, объединившей несколько российских нефтехимических предприятий.

Загрузили

Пешком на комбинате не ходят. Это и понятно: строился он с размахом, места не жалели — огромную промышленную зону общей площадью в 44 гектара даже представить сложно. С севера расположена товарно-сырьевая база, здесь комбинат принимает сырье: широкую фракцию углеводородов, которую поставляют западносибирские газоперерабатывающие заводы. Зрелище грандиозное: рядами стоят огромные шаровые резервуары по 600 кубометров каждый, от них отходят продуктопроводы, паутиной накрывающие территорию комбината.

На юге действует цех по подготовке и розливу углеводородных фракций, отсюда выходит товарная продукция (бутадиен, изобутилен). Это не конечный продукт, а только «полуфабрикаты». Из них выпускают каучуки несколько заводов, в том числе в Тольятти, Воронеже, Стерлитамаке. Единственная продукция комбината, которую можно отнести к готовой, — метилтретбутиловый эфир (добавка к бензинам). Именно поэтому «Тобольск-Нефтехим» называют промежуточным звеном в цепочке нефтехимии.

Переработка широкой фракциилегких углеводородов на ООО "Тобольск-Нефтехим", тыс. тонн«Сердце» завода — центральная газофракционирующая установка, где происходит разделение сырья на фракции. Проезжая мимо гигантских колонн, мы не встретили ни души: установка управляется автоматически, за работой следят из операторской. ЦГФУ действует в полную силу: в 2004 году переработано 2,047 млн тонн широкой фракции легких углеводородов, это 97,5% загрузки мощностей. Хотя еще несколько лет назад предприятие страдало из-за нехватки сырья. Решение этой проблемы взял на себя СИБУР, и сегодня «Тобольск-Нефтехим», как и все предприятия холдинга, работает по схеме процессинга. Суть его такова: головной холдинг занимается и обеспечением комбината сырьем, и реализацией его продукции, при этом сам решает, какой объем оборотных средств ему выделить.

Генеральный директор «Тобольск-Нефтехима» Владимир Ревазов говорит: «Конечно, когда ты сам распоряжаешься своей прибылью, это интересней. Но в процессинг мы вошли не от хорошей жизни. Альтернативы в те времена не было: наш комбинат принимал всего 1,2 — 1,3 млн тонн сырья. СИБУР собрал предприятия по всей стране, выстроил логистическую цепочку, и вопросы с сырьем стали решаться более оперативно». Головная компания, по словам гендиректора, выделяет достаточно средств, чтобы ежегодно поддерживать производство и платить достойную зарплату.

Теперь перед «Тобольск-Нефтехимом» стоит задача еще больше увеличить объем переработки. Проектная мощность комбината — 3 млн тонн, но пока на имеющемся сырье он может перерабатывать только 2,1 млн тонн.

— Износ основных фондов предприятия — 70%. В конце прошлого года мы начали реализовывать программу модернизации ЦГФУ, которая состоит из четырех этапов. Два уже позади, — рассказывает Владимир Ревазов. — Но когда работа будет закончена, я сказать не могу. Есть много причин, которые могут стать тормозом на пути достижения этой цели. Нужно провести еще очень большую работу, вложить много средств. Один из сложнейших этапов — реконструкция продуктопровода протяженностью в тысячу километров, по которому мы принимаем сырье, и строительство насосной станции — она увеличит производительность этого продуктопровода. Но я уверен, что не за горами то время, когда мы сможем принимать 2,5 — 3 млн тонн сырья.

Конкретные сроки гендиректор «Тобольск-Нефтехима» называть упорно не хочет. Может, сглазить боится…

Тобольский недострой

А мы едем дальше. Заросший травой заброшенный фундамент с торчащими из земли штырями, каркасы недостроенных зданий… На этой площадке в 1988 году начали строить производство бутил— и галобутилкаучуков мощностью 90 тыс. тонн в год. Комбинат и итальянская фирма Pressindustria учредили совместное предприятие«Сов-бутитал». Идея была хороша: сырье (изобутилен) под рукой, им новое СП снабжал бы сам комбинат, а на выходе могли получать на порядок более дорогой продукт высокого передела.

Да и начиналось все неплохо: финансирование ве-лось за счет крупных иностранных кредитов, гарантом по которым выступал Тобольский комбинат. Уже проводили внутренние коммуникации, строили заводоуправление. На площадку даже успели завезти оборудование. Но тут развалился Советский Союз.

Сначала предприятию отказал один из зарубежных банков, кредитовавших «Совбутитал». В 1994 году из проекта вышли итальянцы. Строительство, в которое успели вложить порядка 250 млн долларов, заморозили из-за отсутствия инвестиций. По иску Минфина на имущество «Совбутитала» наложили арест. В начале этого тысячелетия

СИБУР, став собственником Тобольского комбината, сам несколько раз пытался реанимировать недострой. Теперь инвестиционное предложение для организации этого производства в головную компанию направил «Тобольск-Нефтехим». Но, похоже, пока проект отложили в долгий ящик: «В России нет рынка сбыта галобутилкаучуков», — говоритпресс-секретарь СИБУРа Геннадий Федотов.

Больше перспектив у другого направления углубленной переработки сырья — производства пропилена и полипропилена. Проект тоже начинался давно, в свое время получил название «Иртышполимер».

В 1998 году, после дефолта, его остановили. Сейчас специалисты «Тобольск-Нефтехима» разрабатывают технико-экономическое обоснование строительства линии. Предполагаемая мощность — 250 тыс. тонн в год. «Нам необходимо иметь производство конечного продукта. С его помощью мы увеличим объем переработки широкой фракции легких углеводородов, решим проблему со сбытом значительных объемов пропана, который трудно транспортируется. Новое производство — это улучшение экономических показателей предприятия (российский рынок нуждается в полипропилене), увеличение налогов, рабочие места», — рассуждает Владимир Ревазов (подробнее см. в интервью).

В пользу тобольского проекта говорит наличие производственной базы и собственных дешевых источников сырья, а также дефицит полипропилена на отечественном рынке: потребность оценивается в 1,2 млн тонн в год, но своим продуктом удовлетворяется лишь на 40%. Остальное — импорт.

Среди неблагоприятных факторов — дороговизна проекта. Стоимость производства полипропилена эксперты определяют в сумму от 450 млн до 1 млрд долларов. Необходимость столь значительных инвестиций смутила уже не одну российскую компанию. Строительство полипропиленовых заводов анон-сировали и Сургутнефте-газ, и НОВАТЭК, и Газпром, и ЛУКойл, но ни один проект пока не реализован.

СИБУР рассматривает несколько «полипропиленовых» инвестпроектов. Не так давно компания провела переговоры с ЛУКойл-Нефтехимом. К 1 ноября стороны изучат перспективы совместного производства пропилена и полипропилена: показатели экономической эффективности, варианты возможных площадок, технологий, а также вопросы обеспечения сырьем. Газпром рассчитывает достроить Новоуренгойский газохимический комплекс, где планируется производить аналогичную продукцию. В качестве партнера концерн видит компанию НОВАТЭК. В общем, конкурентов у «Тобольск-Нефтехима»; достаточно.

В СИБУРе уверяют, что существование нескольких проектов не ставит крест на тобольском варианте: «У нас в стране полипропилена производится в четыре раза меньше, чем в Европе! Одно производство проблемы не решит, нужно строить несколько», — говорит пресс-секретарь СИБУРа Геннадий Федотов. По его словам, инвестпредложение «Тобольск-Нефтехима» будет рассмотрено в головной компании до конца года. А значит, будущее комбината сегодня — в руках его менеджеров: от того, насколько убедительны окажутся аргументы технико-экономического обоснования проекта, зависит, дойдет ли «Тобольск-Нефтехим»; со своей продукцией до прилавка или по-прежнему будет выполнять функции сырьевого снабженца.

Дополнительные материалы:

ООО «Тобольск-Нефтехим» — это:

— 5000 человек работающих
— 665 млн рублей налоговых платежей
— 13 256 рублей средней заработной платы
— 1,8 млн тонн товарной продукции
— 130,3 млн рублей прибыли от продаж
— 3,1 млн рублей чистой прибыли

Надейся на себя

Ирина Крючкова

Частое общение с властями для нормальной работы не нужно, считает генеральный директор ООО «Тобольск-Нефтехим» Владимир Ревазов

 Владимир Ревазов
Владимир Ревазов
— Владимир Касполатович, для реализации полипропиленового проекта вы намерены привлечь внешнего инвестора?


— Обязательно. Возможно, это будет партнер по проекту, а может, привлечем кредит. Это более дальняя перспектива. Сначала нужно подготовить технико-экономическое обоснование. В нем будут все ответы, в том числе на вопрос, выгодно ли строить данное производство.

— Когда будет готов документ?

— Как только будет готов, я вам скажу.

— Ранее говорилось о планах предприятия использовать пропан собственной выработки как источник электроэнергии…

— Да, мы бы хотели построить свой собственный источник электроэнергии — блочную газотурбинную электростанцию. Это снизит затраты на электроэнергию, увеличит надежность энергоснабжения предприятия. Кроме того, будут использованы излишки пропана.

— В какой стадии этот проект?

— Как такового его еще нет. Мы подали предложение в инвестиционный комитет СИБУРа. Рассчитываем, что вопрос будет обсуждаться там в течение ближайших месяцев. Мы хотели бы реализовать этот проект, а как получится — покажет время.

— Вы рассчитываете на поддержку региональных властей при реализации инвестпроектов?

— Их реализация — задача в первую очередь самого «Тобольск-Нефтехима». Предприятие должно самостоятельно продвигать их и решать все связанные с ними вопросы. Что касается производства полипропилена, то когда вся необходимая документация будет у нас на руках, мы будем просить нашу головную компанию принять участие в этом большом проекте. Конечно, я думаю, администрация Тюменской области не останется в стороне, потому что наши интересы — общие. Властям будет престижно иметь в Тобольске новое производство, это новые рабочие места, больше налогов.

Сегодня «Тобольск-Нефтехим» называют гигантом на Иртыше. А мы все ждем момента, когда наше предприятие можно будет назвать супергигантом.

— Как вообще складываются ваши отношения с местными властями?

— Нормально. Наша задача — заплатить налоги. Мы их платим, от нас никаких задержек нет. Кроме того, мы участвуем в социальных программах, строим объекты, необходимые городу. Если говорить о властях Тюменской области, то отношения также нормальные. Не так часто, но я общаюсь с представителями областной думы и областной администрации. Частое общение не нужно. Меня туда не вызывают, потому что все вопросы мы решаем в рабочем порядке.

Комментарии

Материалы по теме

Переработаем сами

ТНК­ВР инвестирует в разработку месторождений Уватской группы

Сургутнефтегаз (СНГ) и Трубная металлургическая компания (ТМК) подписали трехлетний контракт

«Итера» пошла в рост

«Страшилка» для конкурента

Газпром и «Итера» не спросили третьего

 

comments powered by Disqus