Стандарт Европы

Стандарт Европы

 Жан-Пьер Рус

Жан-Пьер Рус
Фото - Борис Барышников

Чтобы соответствовать европейским образовательным стандартам, Россия должна серьезно трансформировать национальную систему образования. Об основных идеях и перспективах Болонского процесса рассказывает известный в Европе эксперт, глава международного отдела брюссельской Erasmus Hogeschool Жан-Пьер Рус.

— Жан-Пьер, какие задачи возложены на Болонский процесс?

— Прежде всего повышение мобильности студентов, преподавателей и исследователей. Мы стремимся способствовать этому именно на административном уровне: решать визовые проблемы, адаптировать национальные законодательные акты в области трудоустройства иностранцев. Кроме того, мы работаем над созданием транснациональных сетей университетов и общих критериев оценки качества образования.

Результатом Болонского процесса, по нашему замыслу, станет возможность получать совместные ученые степени и интернациональные дипломы сразу нескольких университетов. Мы сможем в рамках общих критериев сравнивать уровень качества дипломов разных стран, скажем, новосибирского и мадридского вузов. Будут учреждены независимые от национальных правительств и международных организаций агентства аккредитации. Надеемся, зона европейского образования будет привлекать студентов всех стран мира.

— Но Болонскую декларацию подписали только 35 из 45 стран-членов европей-ского сообщества…

— Географически Европа простирается от западных границ Евразии до Уральских гор. Определить зону европейского высшего образования в пределах этой территории мы должны сами, и это весьма проблематично: есть страны с чрезвычайно низким уровнем высшего образования. Поэтому в поле нашего зрения попадают только те государства, на которые распространяются общие принципы программы трансъевропейского сотрудничества в области высшего образования Tempus.

— Согласно Болонской декларации, конкретных результатов вы ожидаете уже к 2010 году. Это достаточный срок?

— Это deadline внедрения Лиссабонской стратегии. Идея заключается в том, чтобы создать на европейской территории конкурентоспособное интеллектуальное общество. И для ее воплощения надо еще работать и работать. Так что какие-то из запланированных задач к 2010 году мы, очевидно, решить не успеем.

— В чем заключается основная идея европейской системы перевода кредитов?

— European Credit Transfer System (ECTS) вводилась с целью облегчить мобильность студентов и сделать содержание курсов для всех членов сообщества более прозрачным. К тому же система позволит документально закрепить и выразить в кредитных единицах, которые получает студент, количество учебных часов, затраченное на какой-либо курс. Сейчас ECTS превращается из системы простого перевода кредитов в систему их накопления. Учебный год больше не служит единицей измерения учебного процесса и качества образования. Например, 60 кредитов, необходимых для получения диплома магистра, или 180 — 240 — для диплома бакалавра, студент может реализовать за год-два, а может набирать в течение всей жизни. Система учитывает человеческий фактор, естественным образом согласуя процесс обучения с ритмом жизни студента, его индивидуальными особенностями в отношении способа и темпов усвоения учебного материала.

— Россия подписала Болонскую декларацию в 2003 году. Насколько активно наша система образования вовлечена в Болонский процесс? Что нужно в ней поменять, чтобы соответствовать европейскому формату?

— Государственное регулирование в отношении высшей школы должно стать более гибким, чтобы университеты получили большую самостоятельность и свободу действий. Необходимо разрабатывать прозрачную систему качества образовательных программ, не только основанную на академических стандартах, но и учитывающую мнения и потребности неакадемического мира. Система кредитных накоплений требует сокращения количества учебных часов и, соответственно, смягчения подхода к построению программы учебного курса. В связи с этим придется пересмотреть и содержание курсов, и структуру учебного плана в целом. Такая модернизация нужна вузу не для того, чтобы обзавестись спектром модных специальностей, а для своевременной и адекватной реакции на потребности современного общества. Россия поэтапно идет по этому пути, хотя и закрывает глаза на многие необходимые детали.

— Многие российские студенты стремятся учиться и работать за рубежом, немало вузов уже активно участвуют в Болонском процессе. Это значит, что обмен студентами в рамках программы может и должен осуществляться. Есть ли спрос на наши вузы среди европейского академического мира?

— В принципе студенты из Европы проявляют интерес к российскому образованию. Но есть проблема недостаточной информированности. Российская система образования отличается хорошим качеством, а также высоким уровнем исследовательской школы. И если иностранцы об этом узнают, они будут стремиться в Россию. Хотя студенческая мобильность направлена в сторону более развитых стран. Экономический аспект мобильности существовал везде и всегда: и из Европы большая часть уезжает в США, а не в Южную Африку. Мы стараемся объяснять студентам, что богатая страна совсем не обязательно предполагает высокое качество образования.
В определенных сферах можно продуктивно работать во Вьетнаме, в Южной Африке или той же России.

В вашу страну студенты (в основном из славянских государств) приезжают изучать российское общество, славистику, русский язык, а также многие точные науки. В этом плане их интересуют прежде всего культурно-исторические центры — Москва и Санкт-Петербург. Регионы в силу географической удаленности в менее выгодном положении. Но правильные маркетинговые шаги, в частности PR-кампании продвижения регионов, способны помочь в привлечении студентов.

Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus