Преступление и представление

Преступление и представление

 Фото - Евгений Литвинов
Фото - Евгений Литвинов
Мир очень мал. Он просто тесен. В нем легко встретиться людям с разных его концов — и легко понять друг друга даже без слов. Географические расстояния не важны. Значение имеют только ментальные расстояния, и они преодолеваются танцем. Это политикам, может быть, трудно: они много говорят, да все на разных языках. А движение не требует перевода. Small world — маленький мир, свой мир. У международной летней танцевальной школы с многозначным названием «Small world», которая проходила в столице Урала в течение месяца, целей было несколько. Прямые: обучение танцоров разным национальным и стилевым направлениям contemporary dance, представление результатов публике в виде спектаклей и концертных программ. Опосредованные: подтверждение открытости мира, его взаимосвязи, толерантности.

Екатеринбург давно зарекомендовал себя как «танцплантация» — оранжерея современного танца. Здесь прописаны самые титулованные российские команды: «Провинциальные танцы», «Эксцентрик-балет», «Киплинг». Екатеринбургский Центр современного искусства более десяти лет ведет крупные образовательные программы для танцовщиков всей страны. На сей раз ученики приехали из Брянска, Волгограда, Перми, Тюменской области, в том числе ее северных округов. Прибыли не только студенты, но и преподаватели. «Наконец начали учиться педагоги и руководители коллективов», — удовлетворенно констатировал директор ЕЦСИ Лев Шульман. По мнению участников школы, знаний и энергии, которыми они здесь напитались, им хватит на год профессиональной деятельности.

По задумке автора проекта Льва Шульмана, «Small world» должен был представить танец всех пяти частей света. Несмотря на признаки гигантомании, идею удалось осуществить почти полностью. Из Австралии учить россиян приехал Майкл Уэйтс (стиль модерн). Азию и Европу представили японец Кацура Кан (стиль буто), жительница Дели российского происхождения Наталья Иванова (классический танец кат-хак), жительница Стокгольма перуанского происхождения Габриэла Гутарра (фламенко). Африка делегировала Селло Песо из ЮАР, а Северная Америка — Эдди Окампо (джаз). Говорящий нюанс: воплотить грандиозный проект удалось без местной поддержки, но при полном международном взаимопонимании. Например, австралийскую труппу, гастролировавшую в Европе, отправить на Урал помогли «Чешские авиалинии», активно содействовали проекту консульство США в Екатеринбурге, посольство Южно-Африканской республики в России: танец объединяет.

Танец объединяет — незнакомые прежде танцоры и хореографы за короткое время смогли найти общий язык и создать команду, которая произвела культурный продукт высокого качества. В течение месяца екатеринбуржцам представили три полновесных танцевальных действа, что оказалось особо ценно в летний «мертвый сезон». Впервые в Екатеринбурге выступала австралийская данс-компания. Сольные выступления известных танцоров-педагогов перемежались с только что произведенными мини-спектаклями с участием «школьников». Может быть, не хватало отработанности, «сделанности» некоторых номеров, но ощущение свежести и молодой экспрессии было важнее.

…Несколько минут спектакля исполнители провели, лежа на полу. Не отрывая рук и ног от плоскости сцены, они показали зажигательный танец. Тело способно выразить себя и будучи связанным. Человек остается свободным и в условиях абсолютной несвободы. Жить можно и в тюрьме. Не ведаю, что хотели сказать создатели; я услышала так. Молчаливый танец говорит, но каждому — свое. Язык буто, исконного японского стиля, подобен хореографическим иероглифам, цельным и многозначным. «Буто не требует все идентифицировать, переводить в понятия, главное — это взаимодействие между вашим мозгом и тем, что вне него, это тело в жанре сюрреализма», — пояснил Кацура Кан.

Создан даже сценический учебник по буто, и девушки-ученицы продемонстрировали зрителям страничку из него — мини-спектакль «Жук». «По вашей правой щеке ползет жук, теперь по вашей руке… Жуки у вас внутри, они в вашей голове…». Мимикой и скупыми, но эмоционально напряженными движениями девушки изобразили перетекание человеческого состояния от полного покоя через ощущение легкого прикосновения внешнего мира до тяжелого помешательства. По исполнителям «ползли» жуки, а по зрителям — мурашки.

Майкл Уэйтс поставил перед своими учениками неожиданную задачу: изобразить… преступление. Спектакль на подобную тему он уже делал со своей австралийской командой и теперь создал интригу: как может быть запечатлено в движении «преступление по-русски». Страх, возрастающее напряжение, агрессию намеренную и бессознательную танцовщикам удалось передать чрезвычайно сильно. Преступление было показано как бы с разных точек зрения: совершившего, пострадавшего, наблюдавшего, не вмешавшегося, оценившего, осудившего. Национальной же особенностью отношения к преступлению стало то, что оно обросло разговорами, обсуждениями, восклицаниями и затерялось за многоголосием всеобщей говорильни…

Изломанность, расщепленность мира остаются объектом исследования современного танца. Поиск гармонии через ее отрицание. Пластика рваных движений мощно передает всегда дисгармоничную страсть. Их синхронность создает резонанс похлеще, чем синхронность гладких и плавных. Постулат contemporary dance: сначала — выразительность, красота — потом. Шесть лет назад американский хореограф Эдди Окампо уже приезжал в Екатеринбург. Мария Колегова была его ученицей. Затем она стала преподавать в Школе современного танца и именно стиль Эдди. На сей раз они встретились как партнеры. В их совместном концертном номере выразительность и красота соединились.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus