Все равно получается автомат Калашникова

Все равно получается автомат Калашникова

Динамика экспорта военной техники и вооружений РФГосударство, озаботившись будущим предприятий ВПК после 2020 года, предложило загрузить их гражданскими заказами. Подстраховаться от рисков конверсии поможет переориентация на экспорт военной техники

Президент РФ Владимир Путин объявил о намерениях снизить госрасходы на военно-промышленный комплекс после окончания реализации государственной программы вооружений 2011 — 2020 (ГПВ). На модернизацию отрасли в рамках этой программы планируется выделить огромные средства — около 23 трлн рублей. Благодаря росту государственных заказов и финансирования доля современных образцов военной техники и вооружений в российской армии, составляющая в 2012 году около 15%, в 2015 году должна вырасти до 30%, к 2020 году — до 70%. Однако после завершения программы объемы госзакупок будут сокращены. Чтобы не допустить спада в отрасли, Путин дал поручение Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ представить предложения по организации своевременной переориентации оборонных компаний на выпуск востребованной техники гражданского назначения.

Бронепоезд мирных людей

Для Уральского региона, где доля ВПК исторически велика, приток ресурсов в отрасль рассматривается как один из мощных факторов роста. Посмотрим, какие компании на данный момент смогли воспользоваться предоставленными возможностями. 

Как видно из статистики, а мы пока располагаем информацией по итогам 2012 года, наилучшие финансовые результаты показали подрядчики концерна «Алмаз-Антей», который объединяет разработчиков и производителей систем противовоздушной обороны (подробнее см. «Угроза “арабской весны”» , «Э-У» № 38 от 23.09.2013). К примеру, машиностроительный завод им. М.И. Калинина (МЗИК, Екатеринбург, доля военной техники в структуре выручки — 97%) увеличил по отношению к 2011 году объем реализации продукции в 2,7 раза, а чистую прибыль — в 3,7 раза. На МЗИК улучшение финансовых показателей напрямую связывают с ростом гособоронзаказа. При этом государство не просто закупает новую технику, но и вкладывает средства в реконструкцию промышленных мощностей. Общая сумма капитальных вложений в 2012 году составила 1,34 млрд рублей (почти в десять раз больше, чем в 2009-м, в пять раз больше, чем в 2010-м). В рамках ГПВ приобретено 145 единиц оборудования, в том числе 57 станков с ЧПУ. Это позволило снизить себестоимость и повысить качество деталей. Планы на 2013 год были уже несколько скромнее, капитальные затраты предполагалось сократить до 1,19 млрд рублей (из них 1,09 млрд рублей — на закупку нового оборудования, 18 млн рублей — на ремонт действующей техники). МЗИК — головной производитель зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) средней дальности «Бук-М2» (максимальная дальность поражаемых целей — 45 км, высота — 25 км, скорость движения — 1,1 тыс. метров в секунду). Модернизация промышленных мощностей связана с подготовкой к началу серийного производства (сроки пока неизвестны) перспективного ЗРК «Бук-М3», который, по мнению экспертов, не будет иметь в своем классе мировых аналогов (максимальная дальность поражаемых целей — 70 км, высота — 35 км, скорость движения — 3 тыс. метров в секунду).

Капитальные затраты единственного в стране производителя танков НПК «Уралвагонзавод» (УВЗ, Нижний Тагил) в 2012 году составили 4,37 млрд рублей (из них 1,23 млрд рублей получены по ГПВ). Для сравнения, в 2010 году — 1,61 млрд рублей (средства федерального бюджета — 893 млн рублей). Предприятие готовят к началу серийного производства техники на базе танковой платформы «Армата» (запланировано на 2016 год), технические характеристики которой пока не раскрываются.

Капитальные расходы единственного российского производителя боевых машин пехоты Курганмашзавода (КМЗ) в 2012 году были значительно меньше — 161 млн рублей. Это обусловлено большими вложениями в предыдущие годы (к примеру, в 2010 — 2011 годах — около 1 млрд рублей), которые в целом позволили обновить технологическую базу предприятия еще до начала реализации ГПВ. Добавим, что государство ждет от КМЗ начала выпуска принципиально новой машины для пехоты на базе многофункциональной платформе «Курганец-25» (намечено на 2016 год). Предположительно, ее оснастят 30-миллиметровой автоматической пушкой 2А42, пусковой установкой противотанковых управляемых ракет «Корнет-ЭМ», а также 12,7-миллиметровым роботизированным пулеметом «Корд».

Уфимское моторостроительное производственное объединение (УМПО, специализируется на производстве военных авиа­двигателей) затратило в 2012 году на техперевооружение 1,7 млрд рублей (из них 485 млн рублей по ГПВ): средства пошли на закупку более 70 единиц нового станочного оборудования производства немецких компаний Spinner и Hermle, французской ACB, английской Winbro Group, российской «Стерлитамак=М.Т.Е.» (для сравнения, в 2009 году приобретено всего девять единиц техоборудования на сумму 161 млн рублей). Это предприятие нацелено на освоение выпуска новой продукции: двигателей семейства АЛ (устанавливают на истребители и штурмовики марки Су), РД-33 (на истребители МиГ), а также агрегатов для первого российского истребителя пятого поколения Т-50.

Уральский оптико-механический завод (УОМЗ, Екатеринбург, специализируется на производстве оптико-электронной военной техники) направил на реконструкцию производственных мощностей в 2012 году 1,24 млрд рублей (из них 500 млн рублей по ГПВ), это в два с лишним раза больше, чем в 2010-м и в 2009-м. УОМЗ готовится к серийному производству (точные сроки начала пока неизвестны) оптико-электронной интегрированной системы 101КС для перспективного истребителя Т-50.

Таким образом, можно считать, что уральские предприятия ВПК успешно воспользовались предоставленными возможностями для создания базы выпуска новой военной техники. Если все пойдет по плану, цели, поставленные в программе, могут быть выполнены.

Вопрос — что делать дальше, то есть после 2020 года, когда техника будет разработана и закуплена в необходимых количествах.

Займитесь любовью, не войной

Самый очевидный ответ — использование имеющейся базы для организации востребованных рынком гражданских видов продукции.

Гражданское направление на большинстве оборонных заводов есть. К примеру, его доля в структуре выручки КМЗ за 2012 год — 19% (для сравнения, в 2010-м — 21%, в 2009-м — 33%). Предприятие производит гусеничные транспортные машины «Четра ТМ-140» для транспортировки вахтовых смен в условиях бездорожья и мини-погрузчики МКСМ для коммунальных и строительных работ.

В структуре выручки УВЗ гражданская техника составляет 65% (с 2009 по 2011 год — около 60%), он производит рельсовый транспорт, дорожно-строительную и сельскохозяйственную технику. На Мотовилихинских заводах — 49% (с 2009 по 2011 год — около 55%): здесь выпускают технику для обслуживания и эксплуатации дорог и нефтегазовое оборудование. На УМПО, делающем двигатели для газоперекачивающих агрегатов, — всего 4% (в предыдущие годы была в полтора-два раза выше).

Наилучших результатов в динамике достиг УОМЗ, удвоивший в последние годы показатель (с 10 — 11% до 22%). Завод выпускает неонатальное оборудование, аппараты искусственной вентиляции легких, приборы для кардиологии, диагностическое, лабораторное оборудование.
Заявления Путина поднявшиеся оборонные предприятия расценили как сигнал для начала разработки новых стратегий.

Финансирование программы вооружений 2011-2020

— Технологическое оборудование для производства гражданской и военной продукции разительно не отличается, — считает гендиректор НПП «Старт» (Екатеринбург, входит в холдинг «Авиационное оборудование» госкорпорации «Ростех») Марат Изгутдинов. — Оборонка может стать отличной базой для разработки и производства высокотехнологичной невоенной продукции. Например «технологии двойного назначения». К ним отнесены все виды станков и многие комплектующие к ним, которые обеспечивают производство вооружений, космических и летательных аппаратов, судов и другой наукоемкой и стратегически важной продукции.

Однако, указывает эксперт, для качественного прорыва недостаточно только обновить технологическую базу. Необходимо найти востребованные сегменты для реализации гражданской продукции, которые обеспечат высокую конкурентоспособность и коммерческую эффективность.
Приведем два примера. В начале 1990-х УОМЗ и Уральский приборостроительный завод (УПЗ, Екатеринбург, долю военной техники в структуре выручки на предприятии не раскрывают) в рамках конверсии производства приступили к выпуску медицинской техники. Сейчас УОМЗ контролирует 35% российского рынка неонатального оборудования, 10% — реанимационной техники и 3% — диагностической. А УПЗ удерживает только 3 — 4% рынка аппаратов для искусственной вентиляции легких. Почему предприятия добились разного успеха?

Можно выделить две основные причины. Во-первых, успешность конверсии во многом зависит от уровня развития военных НИОКР, а он на УОМЗ всегда был немного выше. Во-вторых, оптико-механический завод проводил более грамотную маркетинговую политику: исследовал рынки, планировал производство, формировал налаженную систему сбыта (медтехнику экспортируют в 78 стран мира) и сервисного обслуживания, продумывал рекламные кампании.

Кастрюли или каски

Менеджеры военных заводов опасаются повторения неудачного опыта начала 90-х годов, когда попытка поставить предприятия на гражданские рельсы привела к фактически полному уничтожению производственного, технологического и квалификационного потенциала военно-промышленного комплекса СССР.

Кроме того, подчеркивает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, «переток технологий из оборонного сектора в гражданский иссяк и обычно встречаются обратные примеры — перетока гражданских технологий в оборонный сектор». Яркий пример — массовый перевод гусеничной военной техники на колесную базу.

Спад неизбежен, считает и Марат Изгутдинов. Однако он уверен, что тот сценарий не повторится:

— Тогда к развалу оборонной отрасли привела не столько конверсия, сколько перестройка экономической модели, а также нестабильная политическая ситуация. Сокращались расходы не только на госзакупки вооружений и военной техники, но и затраты на проведение НИОКР. Сейчас ситуация другая. Мне кажется, правительство осознает роль военно-промышленного комплекса в инновационном развитии страны и будет продолжать поддерживать научную и производственную базу предприятий на высоком уровне. Поэтому объемы госзаказов на новую технику критически не сократятся.

На наш взгляд, рассчитывать исключительно на повышение доли гражданской продукции после 2020 года действительно не стоит. Отрасль получила очень мощный толчок, и его следует использовать по максимуму грамотно. Например в условиях сжатия внутреннего заказа наращивать экспортные поставки военной техники. В 2012 году они достигли рекордных показателей в РФ — 14 млрд долларов. И это позволило большинству крупнейших предприятий ВПК на территории Большого Урала, ориентированных на мировой рынок, увеличивать выручку. Заметим, правда, что дальнейший рост объемов под большим вопросом из-за потери нашей страной традиционных стран-покупателей российского оружия (Ирана, Египта, Ливии и Йемена). Однако разработка принципиально новых образцов военной техники и вооружений, в которую вкладываются средства программы, позволит расширить географию. По словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, объем экспортных трансферов РФ к 2020 году может достичь 50 млрд долларов. Если танк «Армата» БМП «Курганец-25» и истребитель «Т-50» получатся хотя бы сопоставимыми с лучшими зарубежными образцами, эти прогнозы вполне реальны.

Таким образом, обновление номенклатуры вооружения и военной техники, запланированное в рамках реализации ГПВ, дает предприятиям оборонно-промышленного комплекса уникальную возможность диверсифицировать производство. Задача момента — сопоставить научно-производственные, технологические, кадровые и организационные ресурсы с потребностями рынков — как гражданской, так и военной продукции.  

Комментарии

Материалы по теме

В ожидании паритета

С гранатой на танк

Ракетами по стереотипам

Вместе весело стрелять

Купим б/у миномет

Операция «Корпорация»

 

comments powered by Disqus