Экономика или жизнь

Экономика или жизнь

Предстоящая смена главы государства неизбежно поднимет вопрос о судьбе федеральных округов. Во-первых, полномочные представители президента в федеральных округах — его непосредственное детище. Пересмотр их функций или вообще целесообразности существования зависит лично от президента и не нуждается в согласованиях ни с парламентом, ни с представителями субъектов федерации. Во-вторых, должность полпредов — важное звено в структуре президентской администрации. Указ о представительствах президента в федеральных округах стал одним из первых после официального вступления Владимира Путина на пост главы государства в мае 2000 года. Это обстоятельство позволяет предположить: тема полпредов и федеральных округов прозвучит и в первых указах нового президента, который приступит к своим обязанностям с мая этого года. По отношению третьего президента России к этому вопросу во многом можно будет спрогнозировать векторы его будущей внутренней политики.

Путин, создав в стране семь федеральных округов, поставил своим полпредам одной из основных задач «организацию в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых президентом Российской Федерации; организацию контроля за исполнением в федеральном округе решений федеральных органов государственной власти». Восемь лет назад налицо была острая необходимость преодолеть внутри страны центробежные тенденции, ограничить резко возросшую самостоятельность субъектов федерации (в особенности национальных республик): их законодательство во многом входило в противоречие с федеральным. Отсюда и актуальность задачи контроля за выполнением в регионах решений федеральной власти. Ее удалось выполнить практически повсеместно.

Ныне контроль федеральной власти над деятельностью региональной установлен настолько, что иной раз сомневаешься: существуют ли еще в стране реальные федеративные отношения, при которых субъекты федерации должны обладать частью государственного суверенитета? В таких условиях полпреды со старыми задачами оказываются лишним звеном: губернаторы областей и президенты национальных республик и без них берут под козырек. Выходит, институт полпредов нуждается либо в ликвидации, либо в существенной корректировке функций.

Наиболее реалистичен второй вариант и вот почему. С тех пор, как Конституция с 1993 года превратила области и края в полноправные наряду с национальными республиками субъекты федерации, среди правоведов и политологов не утихают споры о том, насколько нашей стране необходим такой большой субъектный состав (самый большой в мире среди трех с лишним десятков федераций). Было 89 субъектов, после череды объединений их количество несколько сократилось, но все равно оно больше 80 (точнее, наверное, и президент затруднится назвать). Ряд экспертов предлагают активизировать процесс объединения субъектов, чтобы сократить их количество в два-три раза. Но субъекты федерации — не простые административно-территориальные единицы, границы которых можно перекроить из центра. Конституция РФ наделила их частью государственного суверенитета, а без чрезвычайной необходимости суверенные права лучше не перетасовывать. В то же время «уследить» из центра сразу за всеми территориями практически невозможно. Здесь и представляются палочкой-выручалочкой полпреды, распределенные по семи федеральным округам.

Основная функция полпредов в новой обстановке должна быть не столько правовая, сколько экономическая. Соответственно, и представлять президента в федеральных округах должны не выходцы из силовых структур, а экономисты. Единое правовое и политическое пространство страны сформировано, настала пора скреплять федерацию экономически, а именно — реализовывать инвестиционные проекты, преодолевая административные границы субъектов РФ. Главная задача полпредов на будущее — превращение вверенных им федеральных округов в макроэкономические регионы, объединяющие множеством хозяйственных связей все входящие в них области, края и республики. Губернаторы это сделать не в состоянии, они мыслят своими территориями, отчитываются за них перед президентом и порой тихо радуются, если дела у соседей идут чуть хуже.

Но подъем экономики и уровня жизни населения в отдельно взятом субъекте федерации невозможен. Даже стремительно богатеющему Ханты-Мансийскому АО требуются производственная база нефтесервисного машиностроения и центры подготовки специалистов нефтегазовой отрасли на юге Тюменской области, достройка автодороги в Свердловской, соединяющей промышленный Урал с северными городами, качественная продукция аграрного сектора Зауралья, да много чего другого.

Пока же аппарат полпреда в Уральском федеральном округе может предложить лишь один макроэкономический проект «Урал промышленный — Урал Полярный». Его реализация отчасти уже началась, однако эффективная отдача будет в лучшем случае через десять лет. Но есть и множество «малых» проектов, чья реализация нуждается в координаторской деятельности полпредов. Возьмем организацию производств строительных материалов. В Свердловской области запланировано около десятка проектов строительства цементных заводов, а в Тюменской — ни одного. Такие же перекосы можно обнаружить и в сельском хозяйстве, и на потребительских рынках, и в машиностроении. Для чего организовывать в Екатеринбурге новое производство трамваев, не эффективнее ли модернизировать мощности аналогичного в Усть-Катаве? Это было бы сделано, находись Усть-Катав в Свердловской области, но он — в Челябинской, значит, «не наша вотчина». Аппарат полпреда должен превратиться в подлинный штаб, определяющий необходимость размещения тех или иных производств в границах федерального округа

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Нехорошая ситуация

Кооператив «Большой Урал»

Мир в этом году

По замкнутому кругу

Удвоение ВВП на ощупь

 

comments powered by Disqus