Желание двигаться

Желание двигаться
Александр Кудрявцев
Александр Кудрявцев

В Прикамье уверены, что дело власти — способствовать желанию бизнеса и горожан работать и зарабатывать.

В начале июля МУ «Пермблагоустройство» объявило открытый конкурс на разработку проекта «Строительство мостового перехода через реку Кама, обеспечивающего соединение Северного и Восточного обходов Перми». Третий городской мост — важнейший стратегический и инфраструктурный объект Перми. Удивительно, что конкурс на разработку столь значимого объекта объявлен практически в отсутствие генерального плана развития города (план, принятый в конце 2004 года, не устраивает администрацию и сейчас оспаривается в суде). 

Ситуация, когда утвержденный четыре-пять лет назад городской генплан становится неактуален, характерна не только для Перми (см. «Включите горожанина» , «Э-У» № 17 от 28.04.08). Основными причинами обычно называют слишком общий характер документов и их несоответствие бурному развитию строительства в последние годы.

Проблемы уральских мегаполисов типичны: перенасыщенность центров торговыми, административными и развлекательными объектами, перемежающимися с промзонами. Методы решения также знакомы: дифференцированная аренда, комплексная застройка, развитие агломераций. Но опыт Прикамья всегда интересен новаторством: пермяки уверены, что решать насущные проблемы нужно с учетом модных мировых тенденций.

О том, кто и как строит в Пермском крае, как будет выглядеть столица Прикамья в будущем и насколько разрастется пермская агломерация, мы беседуем с министром градостроительства и развития инфраструктуры Пермского края Александром Кудрявцевым.

— Александр Леонидович, насколько активного развития строительства в Пермском крае вы ожидаете в ближайшие годы?

— Мы довольно оптимистичны в оценках: инвесторы не просто готовы вкладывать деньги в строительство недвижимости в Пермском крае, а буквально стоят в очередь и стучат в дверь. Причем игроки не только федеральные и региональные, но и мирового масштаба.

99% застройщиков сегодня — наши местные компании. Недавно появилось два новых игрока: «Пик Регион» (Москва) и «Девелопмент Юг» (Краснодар). Ожидаем, что будут приходить еще: площадок под строительство выделяется все больше. В этом году, максимум в следующем, появятся три-пять крупных игроков.

— По объемам ввода площадей строительная отрасль Пермского края отстает от соседей: Свердловской и Челябин­ской областей, Башкортостана…

— Согласен. Здесь две причины. Во-первых, мы чуть позже начали уделять отрасли необходимое внимание. Стартовали в 2004 году с ввода 400 тыс. кв. метров жилья в год, в 2007-м ввели уже 884 тыс. кв. метров. Объемы невелики, но динамика, мне кажется, неплохая. Во-вторых, наш регион хуже, чем соседние, обеспечен стройматериалами. Нет у нас пяти цементных заводов на территории, да и энергетические и инфраструктурные возможности недостаточны.

— Это вы про Свердловскую область?

— Да. И здесь стоит учитывать разницу: Екатеринбург по сравнению с Пермью другой и по структуре населения, и по размерам. Не забывайте, что Пермский край по числу жителей значительно меньше названных вами регионов, оттого и объемы строительства жилья меньше.

— Вы затронули тему стройматериалов. Сегодня многие эксперты рынка говорят о дефиците цемента в стране,
о завышенных ценах на него. Будет ли хватать застройщикам материалов?

— Цены у нас формируются все-таки рыночными механизмами. Есть, конечно, какие-то сезонные всплески спроса и скачки цен — рынок очень цикличный, но это его нормальная черта, экономически обоснованная. Бывают и форс-мажоры, например, зимой 2007 года в Березниках администрации края необходимо было в короткие сроки ввести большое количество жилья. И мы очень существенно подорвали рынок: весь край остался без цемента и бетона.
В результате на эти материалы цены в конце года буквально за месяц поднялись на 40%. Но они откорректировались потом обратно. Да и это единичные случаи.

Тем не менее, даже если и считать цены на стройматериалы существенно завышенными, лично я не вижу острых проблем в обеспеченности строителей в Перми. По цементу у нас есть свой крупный производитель «Горнозаводскцемент», на рынке присутствует сухоложский цемент из Свердловской области, китайского все больше. Словом, поставщиков найти можно, хотя, может быть, и сложнее, чем в соседних регионах.

Ввод в действие жилых домов 

Откуда начинается Европа

— Вас устраивает генплан Перми?

— Генеральные планы городов — больная тема. Понимаю, что девятая статья Градостроительного кодекса нам предписывает, чтобы у нас до 1 января 2010 года были все документы по территориальному планированию. Генплан Перми разрабатывала ЭНКО — петербургская компания с колоссальным опытом. Проект в целом нормальный, генплан принят. Однако нас не устраивает подход к планированию — он какой-то некреативный… В мировом опыте тенденции совершенно другие. Хотелось бы подойти к градостроительным решениям, используя новые концепты, технологии. Взять, например, испанский Бильбао. Этот маленький провинциальный городок превратился во всемирно известный туристический центр. Каждый уважающий себя турист, попав в Испанию, обязательно хочет заехать в Бильбао. А вот Пермь каждый уважающий себя турист посетить не рвется. С этой точки зрения нас принятый генплан как раз совершенно не устраивает.

Поэтому сейчас мы привлекаем группу концептуальщиков — людей с мировыми именами. Все это делается под руководством Сергея Гордеева, представителя Пермского края в Совете Федерации. Мы рассчитываем, что к концу года получим от них что-то новое. Например, нам принципиально интересна концепция «Европа начинается с Перми»: географически Пермь — самый восточный европейский город.

— А что-нибудь туристически привлекательное построить?

— По большому счету, наша задача — построить несколько знаковых, запоминающихся объектов, спроектированных архитекторами мирового уровня. Чтобы туристы потом могли сказать: вот в Перми, знаем, есть такой-то объект. Мы недавно проводили творческий конкурс на проектируемое здание нового музейного центра: задавали технические характеристики, требования по вписыванию его в существующую инфраструктуру. Три проекта победили, причем проект одного из самых востребованных на сегодня в мире архитекторов Захи Хадид (Лондон) занял только третье место. Первое место разделили проекты Бориса Бернаскони (Москва) и Валерио Олджиати (Цюрих), а второе не присуждали.

— Концепция концепцией, а на практике, по-вашему, какие действия нужно предпринимать?

— Многие проблемы, которые мы сейчас испытываем, совершенно типичны для уральских городов. Пермь же в советское время формировалась исключительно как город-завод. Центр города так или иначе занят производственными площадями. Посмотрите: «ПРОТОН-ПМ», Пермский моторный завод…

— …Приборостроительный завод, сегодня Пермская научно-производственная приборостроительная компания…

— …Да, а еще бывший завод имени Ленина и многие другие. Это же колоссальные площади в центре, самые, порой, «шоколадные». Поэтому наша первичная задача — освободить центр города от заводов и производственных предприятий, вынести их на периферию.

— И какие есть рычаги влияния на предприятия?

— В основном земельная политика. Мы вводим ставки земельного налога дифференцированно: в центре города они самые высокие. Предприятиям должно быть дешевле размещать производство на окраинах города, в пригородах. Ясно, что у компаний сразу возникает целый ряд проблем: инженерная инфраструктура, доставка или расселение работников и так далее. Но это все можно решить, наше дело — создать мотивацию для выноса предприятий за черту города.

Кто будет жить в гетто

— Один из путей развития городов — проекты комплексного освоения территорий. Как с этим в Перми?
— Мы выделяем некоторые объекты комплексной застройки: микрорайоны «Ива-1», «Ива-2», застройку в районе бывшего аэропорта на Бахаревке. Еще можно назвать проект «Камская Долина», но это будет больше административный центр.

— Обе «Ивы» довольно отдалены. Как будут жители добираться до города?

— Мы не видим такой проблемы. Оба микрорайона несколькими магистральными дорогами связаны с центром города.
А по объездной можно попасть в любую другую его часть, в том числе по скоростной трассе в Закамск. А вот транспортные проблемы по некоторым участкам в центральной части города есть. Мы их только исследуем: купили ряд программ, пользуемся услугами консалтеров, строим математические модели. Надеемся понять, как их можно решить.

— Новая комплексная застройка — это, конечно, здорово. Но есть и обратная сторона процесса: «нормальное» население переедет в новые удобные и приятные районы, а в старых останутся социальные низы. Не начало ли это формирования районов-гетто?

— А как вы думаете: гетто это хорошо или плохо?  

— Думаю, плохо. Это замыкание людей в низкой социальной среде.

— У американцев отношение другое. Они считают, что гетто — это район для тех людей, которые не в состоянии платить за достойное жилье. Таким образом, все эти люди, которые могут заплатить только за бетонный куб, без каких бы то ни было дополнительных условий проживания, живут в одном месте. И они знают, что в этом бетонном кубе живут только такие же «сограждане». Так вот американцы считают: хорошо, что есть какая-то социальная однородность и жителей таких районов можно хоть как-то контролировать. 

У нас отношение к этому противоположное. Вот мы живем в более-менее нормальном жилье, а у нас по соседству — алкоголики. Причем они принципиально не платят ни за жилье, ни за коммунальные услуги. И тогда все ТСЖ вскладчину вынуждено погашать их долги. Мы почему-то считаем это нормальным. А когда целый дом (а пускай и район) таких вот людей, то мы сразу кричим, что это плохо. Но посмотрите, если всех их собрать вместе, то им уже придется платить самим, иначе вовсе отключать свет, газ, воду всему дому. Да и порядочным горожанам спокойнее будет.

— Возможно ли создание гетто в Перми?

— Специально этому процессу мы пока большого внимания не уделяли. Но социальная дифференциация уже есть, и, скорее всего, будет проявляться и дальше.

Расстояние — не проблема

— Активно обсуждаемая тема — развитие агломераций крупных городов. Например, рядом с Екатеринбургом, на расстоянии 20 — 40 километров, есть серьезные города-спутники: Березовский, Верхняя Пышма. Около Перми — только Краснокамск.

— Из городов есть еще как минимум Добрянка, чем не город-спутник?

— Но она вроде далековато…

— Мы так не считаем, это не более 50 км от Перми. Сорок минут на автомобиле до Перми, мне кажется, совершенно нормально. Конечно, изначально это тоже был город-завод, только маленький: там почти все работают на Пермской ГРЭС. Но сегодня уже часть населения городка постоянно ездит на работу в Пермь, и, больше скажу, пермяки туда постепенно уезжают и будут уезжать. Вы посмотрите, там совершенно другое качество жизни: берег Камского водохранилища, сосновые леса. Там есть чем дышать! Для индивидуальной застройки — просто идеально! Не стоит забывать и про Полазну. Это те населенные пункты, которые мы уже сегодня наравне с Краснокамском относим к Пермской агломерации. Более того, сейчас мы внимательно смотрим на поселки недалеко от Перми — Ляды, Троицу. Они небольшие, но пермяки уже потихоньку туда переезжают и многие еще собираются переехать. Мы, кстати, и Кунгур с точки зрения агломерационных процессов рассматриваем.

— Ну вот он-то точно далеко!

— Да, 90 километров — это не 50. К тому же при въезде в город с кунгурского направления вечная пробка. Тем не менее Кунгур мы в качестве возможной части пермской агломерации рассматриваем. Почему нет? Нужно решить инфраструктурные вопросы, а расстояние — не самая большая проблема. Главное, чтоб была экономическая заинтересованность, желание со стороны населения работать, двигаться. А мы будем по возможности способствовать процессу.
 

Комментарии

Материалы по теме

До форточки

Стать немного немцем

Тяжелая доля

По пути наименьшего сопротивления

Вечный двигатель изобретен

Чистый парадиз

 

comments powered by Disqus