Отложенные ожидания

Отложенные ожидания

Отложенные ожидания Чтобы стимулировать приток ресурсов в пенсионную индустрию, государство решило предоставить налоговые льготы работодателям. Пока интерес к этой схеме проявил только крупный бизнес. Средние и малые предприятия или не знают о существовании такого закона, или не видят в нем экономического смысла.

Прошло три месяца с момента подписания президентом страны закона «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений». Закон по замыслу разработчиков должен стимулировать приток дополнительных ресурсов в экономику (см. «Один к одному» , «Э-У» № 19 от 12.05.08). Сначала представители пенсионной индустрии встретили его «на ура». Однако постепенно эйфория прошла: детально разобравшись в механизме, участники рынка поубавили оптимизма в оценке объема привлечения на рынок новых денег.

Баш на баш

Закон, который в профессиональной среде сразу стали называть коротко «О софинансировании», предполагает, что гражданин, решивший откладывать с каждой зарплаты как минимум тысячу рублей в качестве прибавки к будущей пенсии, столько же будет получать от государства. Правда, бюджет, а точнее, Фонд национального благосостояния, готов добавлять из своего кармана не более 12 тыс. рублей в год. Это означает, что если гражданин с каждой зарплаты переводит на счет 5 тыс. рублей, от государства он все равно будет получать не больше тысячи. В совокупности эти деньги должны не просто копиться, но и прирастать за счет размещения в различные финансовые инструменты. Желающие смогут начать подавать заявления через отделения ПФР с 1 октября 2008 года, деньги из бюджета будут поступать на их счета с 1 января 2009 года по 1 января 2013 года. 

Идея здравая, однако эксперты затрудняются оценить интерес населения. Как показывает практика развития негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), наши граждане, особенно молодые, довольно пассивны в обеспечении собственной старости. Этим объясняется особенность российской пенсионной индустрии, в которой преобладают корпоративные программы. В отличие от рядовых граждан работодатели нашли свой интерес и давно начали в сотрудничестве с НПФ формировать программы дополнительного пенсионного обеспечения. Для крупных корпораций затраты на пополнение счетов будущих пенсионеров окупаются созданием дополнительных стимулов в привлечении и удержании кадров, а для публичных компаний это еще и демонстрация приверженности принципам социальной ответственности бизнеса.

Безусловно, позволить себе такую финансовую нагрузку могут только крупные промышленные группы. Чтобы заинтересовать многочисленных представителей среднего и малого бизнеса участием в программе софинансирования добровольных пенсионных накоплений (ДПН), в новом законе расширен перечень налоговых льгот, которыми могут пользоваться работодатели, перечисляющие деньги за своих сотрудников.

Синица лучше

Таким образом, у работодателей сегодня есть две модели формирования  дополнительных пенсий. В рамках законодательства, регулирующего НПО, они могут перечислять деньги за своего работника на счет в НПФ. Отличие системы ДПН в том, что деньги будут поступать на накопительный счет, действующий в рамках обязательного пенсионного страхования, на который государство будет дополнительно перечислять и свою тысячу. В обоих случаях дополнительные взносы, которые делаются в пользу работника за счет работодателя, имеют определенные налоговые льготы. В системе НПО это уменьшение облагаемой базы по налогу на прибыль на сумму взносов. В ДПН к этой льготе добавляется льгота по единому социальному налогу (ЕСН), которым не облагается сумма взносов, перечисленных на счет работника предприятия (правда, если их совокупный объем не превышает 12% от фонда оплаты труда). Кроме того, при получении пенсий, сформированных за счет дополнительных взносов в соответствии с законом «О софинансировании», работник не платит НДФЛ. Казалось бы, выгода ощутимая. Однако многие предприниматели, представляющие малый и средний бизнес, с которыми мы побеседовали в ходе подготовки материала, отнеслись к предложенной схеме крайне прохладно. Причем все согласились на интервью исключительно на условиях анонимности. По мнению директора НПФ «Северная казна» Галины Пигалевой, реакция вполне предсказуема:

— Скорей всего, эта схема будет интересна компаниям, на которых уже внедрено негосударственное пенсионное обеспечение в виде корпоративных пенсионных программ. В Свердловской области, к примеру, таких около 500, и я не думаю, что их количество существенно увеличится. Они уже заботятся о сотрудниках и будут делать это дальше вне зависимости от того, предоставляет государство льготы или нет. Все остальные предпочитают не ломать сложившиеся в коллективе стереотипы. Как правило, людей не устраивает отложенный доход. Руководители считают, что сотрудники лучше воспримут увеличение зарплаты, чем в далеком будущем увеличение пенсии.

Вице-президент Ханты-Мансийского НПФ Тимур Хужин тоже не надеется на ажиотаж: «В крупных корпорациях такие схемы действуют давно, а вот малый и средний бизнес до этого должен дозреть — надо располагать свободными средствами, испытывать дефицит кадров и ощутить меры стимулирующего характера».

Организационный перегруз

Другая часть бизнесменов согласна подключиться к программе, но только в том случае, если работники захотят из своей зарплаты вычитать деньги на дополнительное пенсионное обеспечение. По мнению Тимура Хужина, дело в том, что налоговых льгот, прописанных в законе, недостаточно для стимулирования работодателей, а тратить свои ресурсы на эти цели малый и средний бизнес не хочет и не может. Президент НПФ «Стратегия» Петр Пьянков считает такое отношение закономерным — средний бизнес привык считать каждую копейку: «Именно по этой причине проект обречен. Даже если кто-то решится влезть в эту систему, продержится недолго, хотя бы просто из-за больших затрат на организацию.

Руководители быстро поймут, что для выстраивания взаимодействия с ПФР, оформления всех документов, отчетов, предусмотренных законом, нужно как минимум выделять отдельного бухгалтера, и в конце концов прекратят эти игры».
Вице-президент НПФ «Гефест» Ольга Пакилева согласна, что схема организации обслуживания таких договоров очень трудоемка: 

— Работники должны подавать заявления в бухгалтерию собственного предприятия. В результате у работодателя возникнет масса обязанностей — прием заявлений надо организовать, оформить в соответствии с установленной формой, в течение трех дней сдать в Пенсионный фонд РФ, взносы из заработной платы работника удержать, перечислить снова в ПФР и ежеквартально сдать отчет туда же. Для бухгалтерии это новая и трудоемкая работа, которой бухгалтеры, мягко говоря, не обрадуются. Поэтому в небольших организациях может твориться произвол, когда заявления у работников просто не будут принимать.

Исполнительный директор НПФ «Образование» Алексей Филиппов полагает, что затормозить использование программы софинансирования пенсии может отсутствие механизма перераспределения средств. «Работодатель, наверное, хотел бы как можно дольше сохранять контроль за ресурсами. Между тем у него нет никаких рычагов влияния, например, при увольнении работника, либо при выявлении фактов пьянства, воровства». Кстати, при реализации корпоративных программ в рамках системы НПО взносы в таких ситуациях могут оставаться в распоряжении предприятия, что будет решающим аргументом в выборе схемы со стороны менеджеров компаний. 

Профессиональные участники рынка единодушны в выводе: пока к реализации закона подключатся в основном крупные холдинги, у которых, как правило, в структуре есть аффилированные НПФ. Однако и они могут столкнуться с объективными трудностями. Исполнительный директор НПФ «Русь» Сергей Фаянс:

— Для участия в программе софинансирования добровольных пенсионных накоплений предприятия должны заложить дополнительные средства в бюджет на 2009 год. Как известно, ДПН начинает действовать с 1 октября 2008 года.
К тому моменту у крупных предприятий и предприятий, входящих в холдинги, основные статьи бюджета на 2009 год будут сверстаны. Реализация закона с 1 июля 2008 года, как первоначально планировалось его разработчиками, предоставила бы больше времени для запуска проекта, организации работы на предприятиях.
В итоге значительно большая часть работодателей смогла бы включить затраты на реализацию программы ДПН для своих сотрудников в бюджет будущего года.

Всеобщий необуч

Впрочем, детально разобравшись в тексте закона уже после нашей встречи, руководители некоторых компаний говорили, что теоретически могли бы в нее включиться. По крайней мере, выразили готовность подумать. Это значит, у людей нет не то что знаний о пенсионном рынке, но даже элементарной информации о наличии соответствующего закона.

Мы неоднократно подчеркивали: одна из причин провала разных этапов пенсионной реформы — постоянный информационный вакуум, отсутствие какой бы то ни было разъяснительной работы со стороны государства. Однако, похоже, негативный опыт чиновников ничему не учит. В очередной раз эту государственную задачу приходится брать на себя негосударственным пенсионным фондам. На первых этапах реформы, при полной незаинтересованности власти передавать будущие пенсии частному сектору, это еще можно было понять. Но сегодня, когда бюджет ПФР испытывает нарастающий дефицит средств для выплаты пенсий действующим пенсионерам, и именно на решение этой задачи направлен закон «О софинансировании», перекладывание информационной работы на плечи бизнеса выглядит, по меньшей мере, странно.   

— В настоящий момент мы проводим опрос о готовности граждан и руководителей предприятий участвовать в программе софинансирования добровольных пенсионных накоплений. Окончательных результатов пока нет, они появятся ближе к осени, но согласно предварительным данным, 30 — 40% от общего числа опрошенных граждан выразили желание участвовать в программе ДПН. В фонде создана рабочая группа, участники которой занимаются разработкой программ ДПН как для физических, так и для юридических лиц, готовят материалы для информирования клиентов фонда о возможности участия в программе софинансирования. К работе в этой группе будут подключаться руководители региональных подразделений с целью оценки локального результата, позволяющего определить целевые аудитории, — перечисляет Сергей Фаянс.

Галина Пигалева также говорит о готовности давать консультации, рекомендации по созданию особых пенсионных программ на предприятии. Исполнительный директор НПФ «Пенсион-Инвест» Светлана Кошкарова единственным действенным механизмом привлечения работодателей считает обучение пенсионной грамоте, разъяснение пользы закона через встречи и семинары.

Дело, безусловно, благое. Однако силами одних НПФ его не поднять. Даже небольшой опрос представителей среднего бизнеса показал, что основная часть руководителей, не говоря уже о бухгалтерах и собственно работниках, о существовании новой схемы формирования будущей пенсии понятия не имеют. Учитывая, что в законе и без того заложено много рисков, эффект от его принятия для экономики может быть существенно ниже ожидаемого. Участие крупных корпораций ситуацию не спасет, они без того имеют свои программы и в лучшем случае переведут часть потоков в систему ДПН. Новые ресурсы можно ожидать только от массы среднего бизнеса. Но он должен знать и понимать, зачем и куда их отдает 

Комментарии

Материалы по теме

Настройка стимулов

Пенсионные курьезы

Куда вложить миллиард

Хозяева старости

Тихий час

 

comments powered by Disqus