Немного энергии, немного желания

Немного энергии, немного желания

Евгений Костарев: «Мы не рекламировали свою компанию, мы боролись за клиента»
Евгений Костарев: «Мы не рекламировали свою компанию, мы боролись за клиента»
Фото: Андрей Порубов
Интервью с генеральным директором инвестиционно-финансовой компании «Еврогрин» Евгением Костаревым я начала с разбора ситуации на фондовом рынке: котировки с мая этого года падают, эксперты говорят о завершении стадии роста. Не прошло и минуты, как в кабинете раздался телефонный звонок.

— Держать, пока держать, рынок идет очень здраво, коррекция в полпроцента — вполне нормальное явление, я жду 2100, — говорит Евгений собеседнику.

Оказывается, звонит его приятель, который вложил деньги в акции. «Вчера поздно вечером два часа разговаривали по телефону. Он все рвется выйти из бумаг. Сегодняшние торги только начались, а он уже спрашивает: может, все-таки продавать», — объясняет Евгений. 

— И часто обращаются за консультациями?

— Да все время. Я, знакомясь с людьми, уже просто перестал говорить, где работаю. Потому что тут же начинается: куда мне вложить деньги? А такие советы в принципе давать нельзя. Я могу обрисовать тенденцию, порекомендовать, но люди-то ждут конкретных решений! Они не понимают, что на фондовом рынке последнее слово всегда за самим инвестором.

— Таковы особенности менталитета российского инвестора?

— Таково следствие мифов о фондовом рынке. Миф первый: фондовый рынок — место выдачи денег. Подобное заблуждение очень мешает работать. Когда человек понимает, что это не так, наступает жесткое разочарование. Для нас оно оборачивается недополученным притоком клиентов. Потому что об успехе клиент расскажет пяти знакомым, о неуспехе — сотне. Миф второй: биржа — это казино. Люди не понимают, что здесь нужна не только удача, но и голова.

Мифы и реальность

На развенчании подобных мифов и строилась концепция выхода на рынок ИФК «Еврогрин». Три года назад, в июле 2004-го, автор идеи создания региональной финансово-инвестиционной компании и один из ее учредителей Илья Гаффнер пригласил Евгения Костарева на должность генерального директора. К тому моменту на Среднем Урале из 160 брокерских инвестиционных компаний осталось максимум с десяток: одни разочаровались в самих возможностях фондового рынка, другие ушли в промышленный бизнес, третьи просто прогорели. В этой ситуации попытка с нуля создать региональную инвестиционную компанию вызвала откровенное недоумение в профессиональном сообществе. А когда «Евро-грин» еще и начал агрессивную рекламную кампанию буквально во всех видах средств массовой информации (по нашим данным, общий объем начальных инвестиций в раскрутку бизнеса составил 5 млн долларов), недоумение переросло в раздражение. В те времена не только региональные, но и московские компании не рисковали вкладывать деньги в крупномасштабные проекты на фондовом рынке: никто не мог просчитать, какой ждать отдачи, пойдет ли клиент. «Еврогрин» акцентировал внимание аудитории на том, что мировой рынок не имеет границ и позиционировал себя как его часть. «Да кто они такие, выскочки, без году неделя на рынке», — возмущались конкуренты. Около двух лет компания не могла вступить даже в саморегулируемую организацию.

Костарев говорит, что отнесся к подобной реакции без обид:

— Нашему рынку еще столько развиваться, что места хватит всем. В Америке 80% населения имеют брокерские счета, у нас — дай бог 3%.

Уже за первую половину 2005-го вновь созданная компания заняла первое место по объему торговых операций в Свердловской области, а к концу года стала второй в Уральском федеральном округе. Сегодня по этому показателю она входит в число 45 крупнейших в России и получает рейтинги, сопоставимые с присвоенным ведущим инвесткомпаниям страны.

Евгений Костарев считает, что главным фактором успеха стала удачная концепция привлечения клиентов: 

— Это была не реклама «Еврогрин», это была борьба за клиента. В то время фондовый рынок лежал мертво. Торговый бизнес после кризиса 1998 года восстановился через год, строительный — через два, к 2000 году ожили банки. А фондовому на реабилитацию понадобилось больше пяти лет. Тогда котировки просто не двигались ни вверх, ни вниз. Конечно, за предложение купить акции по лицу уже не давали, как это было в 1998-м, но никто никому не верил. Поэтому ничего не покупалось и не продавалось. Я чувствовал, что это предел, дальше вниз просто некуда, а значит, что-то должно произойти. Иначе надо закрыть последнюю биржу в России и сказать всему миру «до свидания». Тогда новичкам еще можно было сделать рывок, и мы успели заскочить на подножку последнего вагона набирающего скорость поезда. К примеру, я сердцем чувствовал: надо покупать место расчетной фирмы на бирже, пусть будет, потом разберемся, что с этим делать. А сегодня оно стоит 4 млн рублей. Но самое главное — в тот момент нам удалось убедить людей: фондовый рынок в России есть, на нем можно зарабатывать, а для этого нужны знания, которыми мы готовы поделиться. К моменту взрывного роста в 2005 году у нас были все необходимые лицензии, технологии, кадры, места на всех российских фондовых биржах и самое главное — клиенты. Ниша была свободна. Нужно было лишь немного энергии, немного желания.

Первая среди равных

Евгений Костарев пришел на фондовый рынок практически со студенческой скамьи. Он закачивал Уральский политехнический институт, когда случайно узнал, что в Фонде имущества Свердловской области набирается курс подготовки специалистов для работы на рынке ценных бумаг. В 1993 году, когда в России начался биржевой бум, люди с такими дипломами были нарасхват. Евгений оказался на Екатеринбургской фондовой бирже (ЕФБ): сначала в должности специалиста, затем начальника информационно-аналитического отдела. Стал заместителем генерального директора, а потом и собственно генеральным. Биржа тогда была не просто местом торгов и тусовки брокеров. Она сумела стать настоящим интеллектуальным центром регионального фондового рынка, одной из самых сильных и динамичных локальных площадок. Именно здесь была запущена первая в России система торговли субфедеральными займами, акциями Газпрома, финансовыми фьючерсами, производными бумагами на нефтепродукты. Не случайно почти все программисты, которые разрабатывали эти системы, впоследствии уехали в Америку, Ирландию, Великобританию. ЕФБ оказалась не только первой, но и самой живучей биржей, дольше всех продержавшейся на рынке. Большинство региональных площадок умерли сразу после кризиса 1998 года, а екатеринбургская закрылась только в 2003 году. Костарев считает ЕФБ лучшей школой жизни. Этот период жизни он вспоминает с ностальгией:

— Не было никакого экономического смысла в ликвидации региональных площадок в России. Это просто чиновничий подход: если мы хотим в ВТО, нам нужна одна биржевая фондовая площадка на всю страну. В результате чиновники постоянно ходили и стучали в дверь: сдавайте лицензию, сдавайте лицензию. Да, биржевая площадка должна быть крупной. Но это не значит, что надо ликвидировать весь накопленный опыт. Бизнес можно было закончить по-другому, более здраво, к примеру, через объединение с другими торговыми системами.

С биржи Костарев вынес умение управлять не только деньгами, но и людьми. Основные затраты в бизнесе инвестиционной компании — кадры и интернет. Профессионалов на рынке и сейчас-то немного, а тогда и вовсе счет шел на единицы. Но поскольку все они так или иначе крутились вокруг ЕФБ, удалось быстро собрать команду. Сейчас Евгений говорит, что не ошибся практически ни в одном человеке.

Благодаря той самой агрессивной рекламе, так раздражающей коллег, и образовательной программе, состоящей из серии бесплатных семинаров, в компанию постепенно начали приходить совершенно новые клиенты.

— Раньше была проблема: как только рынок начинает падать, клиент тут же — отдайте деньги. Сейчас именно на падении рынка у нас наблюдается самый большой приток. Народ понимает, что в этой ситуации надо брать бабки и бежать на биржу. Я думаю, во многом это связано с приходом нового поколения: они не знают, кто такой Ленин, но горят желанием разобраться в том, как работают финансовые инструменты.

Появление таких инвесторов придает оптимизм, но одновременно вводит маркетологов компании в затруднение. С одной стороны, в отличие от ситуации трехлетней давности вход на рынок стал дороже: пару лет назад на 30 тыс. рублей можно было купить одну акцию Сбербанка. Сейчас уровень цен совсем другой, и затраты на обслуживание подобной операции способны съесть всю прибыль клиента. Вывод напрашивается сам собой: поднять минимальную сумму для заключения брокерского договора. Но тогда отсекается та самая прогрессивная молодежь, несущая новую финансовую культуру. Для них важно даже не столько заработать, сколько понять, изучить. Через пару-тройку лет именно такие люди составят основу клиентской базы инвестиционно-финансовых компаний. И чтобы удовлетворить их спрос, нынешних инфраструктурных возможностей будет недостаточно. Поэтому региональной инвесткомпании нужно озаботиться наращиванием финансового и интеллектуального потенциала.

Так получилось, что на Среднем Урале с его чрезвычайно сильной промышленностью и крепкой банковской системой, претендующей на третье место после Москвы и Питера, инвестиционно-финансовые компании, способные на равных конкурировать с московскими игроками, не появились. А примеры в регионах есть, взять хотя бы новосибирскую компанию «БрокерКредитСервис», которая сегодня занимает высшие строчки рейтингов. Почему на Урале не вырос лидер? Версия Евгения Костарева:

— Возьмем Питер. Там власти передали в собственность фондовой бирже помещение, которое она занимает. Такой же подход в Новосибирске. А в Екатеринбурге ЕФБ выставили коэффициент за аренду, приравненный к казино. Мы с трудом могли добиться его снижения. Вот посмотрите, какие прекрасные у нас выросли металлургические компании — и все потому, что в них заинтересована местная власть. А до фондового рынка руки не дошли, вот компании и варились в собственном соку. Мало того, в 1998-м свердловские власти отказались выполнять обязательства по выпущенным долговым бумагам (областным краткосрочным облигациям — ОКО), чем подкосили финансовое положение многих компаний и их клиентов. Власти просто не стали разговаривать с инвесторами. А в том же Питере долговые обязательства начали торговаться уже через две-три недели после кризиса.

Сейчас на российском фондовом рынке ситуация для развития и роста компаний благоприятна, можно занять лидирующие позиции без государственной помощи и преференций. Это и пытается доказать Костарев со своей командой.

Опасные Штаты

Так мы приблизились к вопросу, с которым я, собственно, и пришла к Костареву: что ждет рынок в ближайшее время?

— В этом году, как и в прошлом, в мае цены пошли вниз. Это нормально. Деревья, например, тоже не могут расти вечно. Другое дело, что нынешняя коррекция чуть вышла из-под контроля: российский рынок перестал реагировать на позитивные мировые новости. Мало того, пока мировые рынки продолжали рост, ставили рекорды, наш стоял на месте и реагировал только на негатив. Я связываю это прежде всего с жесткой риторикой противостояния, которая возникла между Россией и ведущими странами мира. В результате за первое полугодие 2007 года российский фондовый рынок из фаворита среди развивающихся превратился в явного аутсайдера. В отличие от китайского (рост почти на 80%), латиноамериканских (на 25%), американского (от 5 до 20% по разным индексам) российский рынок практически в одиночку демонстрировал с начала года отрицательную динамику. В конце июня — начале июля политический фон улучшился. Но традиционный июльский рост уже завершился. В ближайшее время подъем будет возможен только за счет спекуляций участников рынка.

Сейчас для нашего рынка видятся две главные глобальные проблемы, причем обе — внешние. Во-первых, это негатив на рынке недвижимости и ипотеки в США. Проблемы в экономике Штатов не могут не оказывать влияние на мировые рынки, и рано или поздно (думаю, уже скоро) приведут к отрицательной коррекции всех фондовых рынков, в том числе и российского. Она будет значительной.

Мировая финансовая система явно разбалансирована. К ней относится интересующий нас фондовый рынок, а также денежный, валютный, облигаций, товарный рынок сырья и так далее. Все они тесно взаимосвязаны. Волатильность на них сейчас велика. Чтобы ситуация урегулировалась, необходимо большое время. А пока на всех рынках будут сохраняться высокие финансовые риски, нестабильность в любом из секторов может спровоцировать глобальный кризис. Инвесторам нужно соблюдать крайнюю осторожность при вхождении в рынок и определении стратегии.

— А как отразятся предстоящие выборы президента России?

— А что выборы? Мы все понимаем, что сменится фамилия, но не курс. Рынок интересует предсказуемость: слухи покупаются, факты продаются… Влияние на фондовый рынок выборов не будет фатальным. Понятно, что снижения политических рисков в 2007 году ожидать не стоит, но и переоценивать их не нужно. Гораздо сильнее (если не полностью) наш рынок в настоящий момент зависит от внешних факторов.

В отличие от Америки, кстати. Раньше ситуация развивалась по одному сценарию: начинается война в каком-то регионе — все инвесторы перекладывают деньги в американские бумаги, и США получают дополнительный приток капитала. Но власти США перегнули палку с ориентацией на развитие услуг: на них приходится уже 70 — 75% ВВП. Они на свое население самостоятельно даже штаны пошить не могут. В это время Африка, Юго-Восточная Азия, в которые переместились производственные мощности, переживают новый бум развития. И инвесторы теперь понимают, что Америка не так самодостаточна, как раньше. Плюс — у этой страны колоссальные долги. Начнись завтра военные действия, инвесторы не побегут уже в США, по крайней мере сразу. Экономика этой страны может рухнуть, что спровоцирует глобальный кризис. Вероятность такого развития событий нельзя исключать. С точки зрения политических рисков Америка сегодня более непредсказуема, чем Россия. Кто придет к власти, каков в итоге будет политический курс? Поэтому я убежден, что главную опасность для мира сегодня представляют не развивающиеся страны, а развитые, прежде всего США.

— И каков будет исход кризиса?

— Как ни парадоксально, но США поднимутся первыми, потому что экономика этой страны имеет колоссальный запас. Развивающиеся страны обнищают сильно, и от них именно в Америку начнут снова перетекать лучшие мозги. Россия здесь не исключение, причем у нас не будет такого запаса времени, как в середине 90-х. Тогда наш фондовый рынок еще не так зависел от мирового. Как вы помните, мировые фондовые рынки рухнули в 1997 году, а российский — только через год. Но мы как страна на этом кризисе сможем заработать, потому что Россия останется одним из основных поставщиков энергоресурсов.

«Еврогрин» готовится к такому развитию событий. Этап первый — уровень федеральной компании — практически пройден: компания не только вошла в число пятидесяти крупнейших игроков России, но и начала строительство сети (филиалы в 2006 году появились в Тюмени и Москве). Окончательно укрепить позиции менеджеры намерены через поиск западного стратегического инвестора. Это позволит получить не только дополнительные финансовые ресурсы, но и прямой выход на мировые фондовые площадки. Один из европейских банков (Евгений Костарев его не называет: сделка пока не завершена) нашел предложение весьма выгодным. Предположительно все детали будут отработаны к сентябрю-октябрю этого года, тогда и последует официальное заявление. Если западный банк войдет в капитал региональной инвесткомпании, это создаст прецедент для фондового рынка Урала.

Дополнительные материалы:

ИФК «Еврогрин»

Создана в 2004 году частными лицами. В 2005-м создана управляющая компания «Еврогрин», в мае 2006-го сформирован первый ОПИФ «Энергия — Смешанные инвестиции» (в том же году, по данным рейтингового агентства РБК, признан одним из 20 лучших новых ПИФов). В 2005 — 2006-м объем сделок превысил 140 млрд рублей, компания вошла в топ-50 операторов рынка ценных бумаг по объему торговых операций на бирже. В 2006-м объем средств в доверительном управлении составил 250 млн рублей, количество клиентов интернет-трейдинга — более 300 человек, обороты по интернет-трейдингу — 593,5 млн рублей. По итогам третьего квартала-2006 ИФК «Еврогрин» вошла в число 50 крупнейших инвесткомпаний России по показателям биржевых оборотов (47 место), дилерских операций (33 место). Кроме того, ИФК «Еврогрин» и УК «Еврогрин» вошли в число крупнейших доверительных управляющих и управляющих компаний России.

В 2006 году, помимо традиционного брокерского обслуживания и доверительного управления, ИФК «Еврогрин» вывела на рынок услугу инвестиционного консультирования «Персональный менеджер», разработаны и введены в действие стратегии доверительного управления портфелями с использованием инструментов срочного рынка.

Комментарии

Материалы по теме

Круглосуточный рост

Большая переделка

Тень пирамиды

Малому кораблю — большое плавание

Рождение прецедентов

 

comments powered by Disqus