Ищу постоянного партнера

Итоги IV конференции «Благотворительность на Урале»

Итоги IV конференции «Благотворительность на Урале»

Заинтересованность участников благотворительной деятельности в эффективном сотрудничестве пока не влияет на качество их отношений

19 июня аналитический центр и журнал «Эксперт-Урал» в четвертый раз провели ежегодную конференцию «Благотворительность на Урале». Традиционно поводом для дискуссии стали итоги нашего исследования (результаты см. здесь). Анализ региональной корпоративной благотворительности в очередной раз показал, что ее развитие на территориях идет по особому сценарию. Как и в России в целом, бизнес здесь активно оказывает помощь социально незащищенным слоям населения, но чаще это адресные программы. Корпоративную благотворительность на Урале лишь с натяжкой можно назвать системной: спектр проектов и инструментов поддержки невелик, а некоммерческий сектор в этой работе практически не задействован. Есть успешные примеры сотрудничества бизнеса и НКО, но их слишком мало, чтобы они существенно влияли на ситуацию. Как быстро она изменится и что для этого необходимо сделать, обсудили участники конференции.

Измерим эффективность

Как компании выбирают благополучателей? Средний и малый бизнес чаще всего руководствуется личными пристрастиями топ-менеджмента. Помощь оказывается конкретным социальным учреждениям - детским домам, приютам, больницам. Корпорации более осознанно подходят к выбору направлений. В идеале благотворительность для них становится частью стратегии устойчивого развития, социальными инвестициями. Исследование АЦ показало, что во многих крупных компаниях появились подразделения, которые координируют все вопросы, связанные с филантропией. Они разрабатывают критерии направлений корпоративной благотворительности и продумывают мотивацию для сотрудников. Проблема в том, что компании в большинстве своем не занимаются оценкой эффективности программ для бизнеса и общества.

Директор «CAF Россия» Мария Черток убеждена, что корпоративная благотворительность, несмотря на ее довольно бурное развитие, пока не стала проводником социальных изменений:

- Во многом корпоративная благотворительность в России решает PR- и GR-задачи бизнеса, но далеко не всегда достигает результатов, значимых для общества. Компаниям кажется: все, что они делают в сфере благотворительности, полезно в любом случае. Это не всегда так. Не вся благотворительность одинаково полезна. Бизнес-цели могут и должны преследоваться в связке с достижением значимых изменений для общества, и поиск таких взаимовыгодных решений - отдельная задача. Важным фактором успеха могло бы стать развитие практики измерения социального эффекта. Пока она практически не используется ни на региональном, ни на федеральном уровне. 

- Многие компании финансируют свои затраты на несистемной основе по разным обращениям, не осознавая, зачем им самим это нужно, - считает председатель комитета по корпоративной социальной ответственности Ассоциации менеджеров России Игорь Соболев. - Благотворительность, которая осуществляется от имени компании, мотивируется двойным эффектом - социальным и эффектом для самой компании. К сожалению, многими эта двойная мотивация пока не осознается. Но чем дальше, тем чаще перед компаниями будет стоять необходимость выбора тех системных и значимых для них направлений, проектов и организаций, которые позитивно влияют на развитие их бизнеса. Эффективность благотворительных затрат станет ключевым критерием при выборе партнеров. Тогда и расходы на проекты не на словах, а на деле будут восприниматься как социальные инвестиции, которые окупятся через несколько лет в виде финансовой отдачи от развития бизнеса. Пока корпорации это не осознают, у них и мотивация на социальные перемены будет невысокой как сегодня.

Согласно исследованию АЦ, свыше трети респондентов намереваются в ближайшем будущем уделять большее внимание социальному эффекту благотворительных программ и кооперации с третьим сектором. Это предполагает более грамотное управление проектами в партнерстве с НКО. При этом требования к некоммерческому сектору со стороны бизнеса становятся жестче: в условиях стагнации благотворительные бюджеты корпораций сокращаются, а оставшиеся на эти цели средства должны расходоваться максимально эффективно.

- Нужно четко понимать, что компании выделяют средства на благотворительность из собственной прибыли, в случае ее отсутствия или существенного сокращения объемы затрат на филантропию тоже уменьшатся, - рассказывает президент благотворительного фонда «Синара» Наталья Левицкая. - В кризисные времена основной социальной задачей корпораций является эффективная работа предприятия, в том числе обеспечивающая сотрудников достойной зарплатой. В этих условиях корпоративные доноры будут тщательно подходить к выбору благотворительных проектов и объектов финансирования, оценивать полезность проведения тех или иных акций. Вероятно, изменятся и формы сотрудничества с местными сообществами, конкурсные механизмы все больше будут применяться в работе. Думаю, что в ближайшее время уровень поддержки со стороны крупного бизнеса не будет снижаться, но некоммерческий сектор должен понимать ситуацию и перестраивать работу, формулируя достижение понятного результата.

- Мы готовы стать эффективнее, получить новые компетенции в сфере управления проектами, но кто в это будет вкладываться, - задается вопросом генеральный директор Свердловской областной общественной благотворительной организации «Детский инвалидный спортивно-оздоровительный центр» Ольга Бойко. - Если говорить о грантах, из них зачастую полностью вымываются статьи, касающиеся оплаты труда людей, которым предстоит проект реализовывать. У меня есть замечательный партнер, он говорит, что готов купить палатки для лагеря, но платить зарплату бухгалтеру не будет. Если никто не будет вкладываться в развитие НКО, она никогда не сможет себя содержать. Схема, когда мы самостоятельно зарабатываем деньги на общих основаниях с бизнесом, а потом вкладываем в некоммерческий сектор, не работает. Где нам бесплатно взять профессионалов? Те, что мы воспитали, ушли за большими деньгами.

В ближайшие годы большинство компаний финансировать напрямую развитие некоммерческого сектора и административные непроектные расходы НКО не будут, - констатирует Игорь Соболев. - Есть программы системной поддержки НКО и развития компетенций сектора, осуществляемые несколькими крупными компаниями, частными фондами и государственными органами, но их мало. В общей массе бизнес будет готов вкладываться в развитие НКО, когда по итогам совместно реализованных в течение нескольких лет проектов увидит в конкретной организации надежного и долгосрочного партнера. Сейчас, к сожалению, это закон жизни и закон эффективности.

- Компании могут вернуться к опыту 2008 года, когда денег на благотворительность стало существенно меньше и был найден относительно недорогой способ развития филантропии, - вспоминает Мария Черток. - Всеобщим трендом тогда стало развитие волонтерства сотрудников. С одной стороны, это почти ничего не стоит, с другой - самореализуются сотрудники. У бизнеса появилась иллюзия, что его волонтеры приносят общественную пользу. На самом деле во многих случаях НКО получили дополнительную нагрК теме "Благотворительность"узку, а не помощь - им нужно было найти применение этим неорганизованным силам. Ведь как происходит? Звонит сотрудник компании в знакомую НКО и говорит: «У нас есть 300 человек, придумайте, чем их полезным занять». При этом компании зачастую не готовы оплачивать труд НКО по организации работы волонтеров. А это сложная, квалифицированная работа, которая обходится организациям довольно дорого. Компании только начинают осознавать, что организация бесплатного труда тоже стоит денег.

Покрасим забор

В России корпоративное добровольчество набирает обороты. В западных компаниях, развивающих бизнес на территории РФ, волонтерство уже встроено в корпоративную культуру, многим российским это еще предстоит сделать. Решившись на этот шаг, предстоит определить, будут ли волонтеры решать простейшие задачи - красить, убирать - или потребуются финансовые затраты на организацию проектов и профессионализм сотрудников. Для чего именно компании берутся за развитие этого направления - воспитать лояльность сотрудников, развить их компетенции или вовлечь их в значимые для общества и конкретных людей благотворительные проекты?

По мнению Игоря Соболева, бизнес четко понимает, что корпоративное добровольчество поможет решить задачи по развитию персонала:

- При реализации конкретных проектов сотрудники получают в дополнение к своим основным компетенциям новые навыки и знания. И компания зачастую не тратит средства на обучение. Плюс мотивированность, лояльность и вовлеченность. Интерес благополучателя в этой ситуации занимает второстепенные позиции, хотя и должен быть в приоритете. Это иллюстрация того, что бизнес идет к благополучателю, образно говоря, вверх ногами. Этакая эквилибристика на руках, накачиваем мускулы, чтобы персонал развивать, но при этом не понимаем, как именно добровольцы помогают решать социальные проблемы.

Мнение эксперта подтверждают итоги исследования АЦ: больше половины респондентов от корпоративного волонтерства в первую очередь ожидают таких эффектов, как командообразование, улучшение внутренней и внешней репутации компании, приятие сотрудниками корпоративной культуры. При выборе мероприятий большая роль отводится соответствию корпоративным ценностям, а не планируемому социальному эффекту.

Как найти баланс между корпоративными интересами и общественной пользой?

- Я не согласна, что корпоративные волонтерские проекты не приносят пользу. О социальном эффекте действительно нужно думать на стадии подготовки волонтерского проекта, но это скорее процесс переговоров между, скажем, учреждением и организаторами. А реальность такова, что вы не придете туда, где вас не ждут. И нет ничего плохого в том, что корпоративное волонтерство помогает заниматься командообразованием и формировать корпоративные ценности, - говорит Наталья Левицкая
- Это так называемые дополнительные эффекты, однако в основе лежит желание сотрудников помочь. В проектах такого рода людей невозможно заставить заниматься тем, что им не нравится. Это их выбор - сдать кровь для детей, собрать игрушки, помочь пожилым. Согласно результатам соцопроса, проведенного фондом в феврале этого года на предприятиях Группы Синара и Трубной металлургической компании, расположенных в УрФО, 95% респондентов готовы участвовать в корпоративных благотворительных акциях, а 73% уже в них участвовали. Важно, что 16% опрошенных готовы принимать личное участие в мероприятиях. Волонтерство - это направление, которое поддерживается практически всеми сотрудниками. Они уже вовлечены в добровольчество и воспринимают его как часть корпоративной культуры.

- С одной стороны, делать волонтерские проекты ради галочки совсем не хочется, - рассуждает управляющий по работе с общественными организациями компании «Филип Моррис Сэйлз Энд Маркетинг» Екатерина Лёвшина. - С другой, когда сотрудники только встали на этот путь, проще начать с простых и понятных проектов. Мы в Москве начинали со сбора новогодних подарков для пожилых людей. Эта акция вызвала большой эмоциональный отклик в коллективе. Потом провели субботник в доме престарелых. Кто-то участвовал в обеих акциях, кто-то только в одной. Со временем сложилась группа волонтеров. Не нужно опасаться делать простые проекты, благодаря им мы можем вовлечь сотрудников в процесс оказания благотворительной помощи. В екатеринбургском подразделении компании развитие корпоративного добровольчества находится на начальном этапе. Чтобы сделать эту деятельность системной и организованной, предстоит понять, чего хочет сам коллектив, какими возможностями обладает. Плюс партнерство с надежными НКО, которые расскажут о региональной специфике и проблематике, подскажут, как действовать.

- Когда добровольческие проекты начинаются с простых вещей - это нормально. Важно, чтобы дальше они прогрессировали, - считает Игорь Соболев. - Чем больше сотрудники компании вовлекаются во взаимодействие с конечными благополучателями и НКО, тем больше будут востребованы их профессиональные и дорогостоящие компетенции. Они в детском доме покрасили забор, а через год уже ведут там мастер-классы и учат основам профессии. Сначала организовали субботник с экологами, потом консультируют, как составлять бухгалтерскую отчетность и решать юридические вопросы. И чем ближе тематика реализуемых добровольческих и благотворительных проектов к основному направлению деятельности компании, к развитию ее бизнеса, тем больше будут востребованы профессиональные компетенции сотрудников. Приведу пример. Московская городская телефонная сеть реализует проекты повышения компьютерной грамотности пожилых людей. Проекты улучшают их качество жизни, при этом задействуют профессиональные компетенции и создают клиентскую базу для услуг доступа к интернету.

- Зачем бухгалтеру нужно сначала два года красить забор, чтобы потом помочь с составлением отчетности, - выражает несогласие Ольга Бойко. - Сейчас коммерческий телеканал готовит нам видеопособие, окна им мыть не пришлось. Мы сразу обратились к ним за профессиональными компетенциями. Работать с неподготовленными волонтерами очень сложно - их надо накормить, предоставить форму. Это дорого стоит, но корпорации редко об этом задумываются.

- Нам много раз предлагали красить забор, мыть окна, - делится мнением президент СРОО «Аистенок» Лариса Лазарева. - Я всегда отвечаю, что мы работаем с детьми и у нас априори чисто. Надо развивать формат pro bono - НКО нужна профессиональная помощь.

По словам начальника отдела PR-проектов Уральского банка реконструкции и развития (Екатеринбург) Элины Кущенко, внедрение грамотного добровольчества требует времени и большой организационной работы:

- Мы активно используем традиционные инструменты - сбор подарков и средств, сдачу крови. На эти инициативы люди легко отзываются. Сейчас мы развиваем другой формат вовлечения сотрудников, приглашаем их встретиться с благополучателями, посмотреть, как они живут, в чем нуждаются. Здесь процесс идет гораздо сложнее, в то время как именно личного внимания и участия не хватает благополучателям. Многим нелегко через себя пропускать проблемы конкретных людей, которые нуждаются в помощи. Возникают сомнения: чем я могу помочь, будет ли реальная польза от того, что я поеду. Как повысить уровень личного участия в проектах? Мы стараемся разобраться, кто и в чем силен, чтобы наши коллеги могли максимально применить свои таланты и увидели результаты. Движение от простого волонтерства к более сложным формам - естественный процесс в рамках социально ответственной компании, но небыстрый и требует системного подхода.

- Главное - ориентация на конечного получателя блага. До корпоративного фонда у меня был большой опыт работы с волонтерами, - рассказывает директор благотворительного фонда «Дорога к дому» (компания «Северсталь») Марина Печникова. - Тридцать лет я проработала в детском доме, из них 15 - в должности директора. Первые десять лет я усиленно отбивалась от волонтеров, жаждущих провести праздники, концерты, накормить детей. Почему? Никто из них не спрашивал, что нужно учреждению и его воспитанникам. Мы начали воспитывать добровольцев. Хотите помочь? Пожалуйста! Но давайте грамотно организуем процесс. Если ресторан предлагает обед, то в ответ предлагаем им посадить цветы или облагородить территорию вместе с детьми, а уже потом поесть. Концерт? Пожалуйста! Только давайте номера вместе готовить. Хоккейный клуб «Северсталь» предложил деньги, а вылилось это все в наставничество. Когда я перешла в фонд, поняла, что многие сотрудники компании готовы быть волонтерами. Но мало хотеть, надо знать как, чтобы не навредить. Фонд взял на себя объединяющую роль волонтерского движения. Мы изучили потребности всех соцучреждений города, разместили эту информацию на сайте и провели серию встреч на заводе с призывами участвовать в наших проектах. Мы начинали с разовых акций, то сейчас объединили всю волонтерскую деятельность в городе в единый марафон «Город добрых дел», который длится на протяжении всего года.

Выиграем тендер

В условиях непростых взаимоотношений бизнеса и некоммерческого сектора, НКО питает надежду на господдержку.

Начальник управления координации и стратегического развития Минсоцполитики Свердловской области Ксения Зуева подчеркивает, что государство декларирует поддержку социально ориентированных НКО:

- Оно готово выступить партнером на федеральном, региональном и местном уровнях. В майских указах президента РФ содержится поручение по увеличению поддержки социально ориентированных НКО. В Свердловской области принят базовый закон о поддержке НКО и реализуется комплексная программа. Самая распространенная и востребованная форма поддержки - финансовая. Это гранты и субсидии, выделяемые на конкурсной основе. Один из критериев при отборе претендентов - работа НКО с бизнесом: сколько средств они смогли привлечь для реализации проекта, со стороны бюджета предусмотрено только софинансирование. В рамках нашего взаимодействия министерство предоставляет и свои помещения, чтобы НКО могли проводить крупные и значимые мероприятия. Другое новое перспективное направление сотрудничества связано с принятием федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в РФ»: он вступит в силу в следующем году. В рамках его реализации мы обсуждаем подходы, которые могут быть использованы для привлечения НКО к оказанию социальных услуг. Речь идет о работе с детьми и семьями, работе с пожилыми людьми и инвалидами. Сейчас эти функции выполняют госучреждения. При этом НКО должны соответствовать всем необходимым требованиям.

- В двух районах Башкирии этот закон частично будет опробован уже в сентябре, - рассказывает начальник отдела оргработы и развития благотворительности Минтруда и соцзащиты населения Республики Башкортостан Марат Хафизов. - В пилотном режиме некоммерческий сектор будет допущен к выполнению госзадания по соц­обслуживанию населения на дому. Есть опасения, что если работа конкретной некоммерческой организации будет сорвана по какой-либо причине, пенсионеры останутся без помощи. Кроме того, НКО должны обладать для такой работы определенными компетенциями.

- Эти компетенции существенно отличаются от тех, которые им необходимы для работы с бизнесом, - считает партнер, руководитель практики для некоммерческих и образовательных организаций Odgers Berndtson Елена Чернышкова. - Надо уметь составить подробную заявку, выиграть тендер и отчитаться по жесточайшим критериям. Это точно не легче, чем работать с бизнесом. Государство нередко задает другие приоритеты в развитии социальной сферы, чем частные компании. Это связано с большей инертностью и низкой эффективностью государственной системы, невозможностью концентрироваться на одной узкой проблеме, как это часто происходит в частных социальных проектах. НКО должны адаптироваться к работе в новых условиях. Нужна грамотная система повышения квалификации и обучения некоммерческих организаций.

- В этой ситуации очень важен фактор трехстороннего сотрудничества: если НКО получила поддержку государства, для бизнеса это хороший знак и он охотнее идет на софинансирование проекта, - подводит итог Игорь Соболев. - И наоборот, если НКО участвует в проектах компаний - это своего рода индикатор качества ее работы, ценный для госструктуры. Остается формализовать это в положениях о конкурсах при выделении субсидий, грантов, пожертвований начислением дополнительных баллов заявке такой НКО.

Допуск некоммерческого сектора к госзаказам даст куда более эффективный результат, нежели выделение грантов. Речь не только о бюджетных деньгах, а о новом формате отношений, в которых третий сектор, хотелось бы верить, что так и будет, станет полноценным партнером государства. Новый статус позитивно отразится и на компетенциях НКО, и на их взаимоотношениях с бизнесом, который все еще недооценивает возможности некоммерческих организаций.

Дополнительные материалы:

 Наталья Левицкая
С поправкой на реальность

Самая главная задача, которая сейчас стоит перед сообществом бизнеса и некоммерческого сектора, - формирование многоуровневой системы оказания благотворительной помощи, считает президент благотворительного фонда «Синара» Наталья Левицкая

 

 

 

Партнер проекта:

 

 

Дополнительные материалы

Исследование социальных и благотворительных проектов крупного бизнеса в 2013 году

Комментарии

Еще в сюжете «Благотворительность на Урале»

Материалы по теме

Диалог с известным результатом

И себе, и людям

Ближе друг к другу

Ответственность на троих

Кто, кому и почему

Треугольник доверия

 

comments powered by Disqus