Общий вектор

Общий вектор Создание материальной базы, появление стимулов для производства новых знаний, повышение студенческой и преподавательской мобильности - итоги первого этапа создания на Урале университета нового уровня

Виктор КокшаровМодернизацию системы высшего образования российские власти во многом связывают с деятельностью федеральных университетов. Именно на них возлагается миссия изменения роли вузов в деле как подготовки кадров для экономики, так и увеличения веса науки в инновационном процессе. Для этого каждый федеральный университет разработал собственную программу развития, получив из федерального бюджета средства на ее реализацию. Первый этап такой программы в Уральском федеральном университете заканчивается в 2012 году. Предварительные результаты мы обсуждаем с ректором УрФУ Виктором Кокшаровым.

База для лидерства

- Виктор Анатольевич, какие пункты программы развития реализованы?

- Начнем с того, что в 2011 году произошло юридическое объединение двух университетов - УГТУ-УПИ и УрГУ. Мы удовлетворены тем, что, несмотря на все сложности, связанные в том числе и с психологическим фактором, объединение прошло мягко. Мы смогли создать эффективную организационную структуру на базе институтов. Им сегодня передана значительная часть финансовых ресурсов вместе с ответственностью и полномочиями. Именно директора институтов в структуре УрФУ сейчас отвечают за содержание учебной работы, научные исследования, выполнение показателей и соответствие индикаторам результативности, заложенным в программе развития.

- И каковы эти результаты?

- По всем базовым показателям мы добились 100-процентного выполнения, а где-то и перевыполнения. Например, по итогам 2011 года больше запланированного оказалась доля окончивших аспирантуру с защитой диссертации, доля магистрантов, обучающихся по программам высшего профессионального образования. Очень важной мы считаем тенденцию роста числа преподавателей, ведущих научно-исследовательскую работу (с 14% по плану до 26%). Мы наблюдаем всплеск малых инновационных предприятий: сейчас их более 50. Это отразилось, кстати, и в Национальном рейтинге вузов по итогам 2011 года: по показателю инновационной активности мы на третьем месте среди всех университетов в России. И, наконец, что особенно отрадно, резко выросло количество публикаций наших ученых и преподавателей по индексируемым международным базам.

- То есть система стимулирования публикаций работает?

- Да, эта программа начала действовать с середины прошлого года, на выплату вознаграждений преподавателям мы направили 18 млн рублей. Это неплохой дополнительный доход для тех, кто действительно стремится чего-то достичь, а университет получает усиление международной активности и укрепление имиджа.

- Куда направляются средства программы развития?

- Большая часть идет на закупку оборудования - научного и учебно-лаборатор­ного: исследователя нужно обеспечить современными технологиям, только тогда он сможет выдавать значимые результаты, да и студенты не должны учиться на допотопных образцах. На эти цели в 2011 году мы направили более 600 млн рублей. Другая важная статья - модернизация образовательного процесса, прежде всего формирование новых образовательных программ, на это мы выделили 67 млн рублей. Конечно, нам нужно приводить в порядок инфраструктуру: здания 30-х годов прошлого столетия просто непригодны для учебы и работы. Мы много затратили на эти цели в 2011 году в сравнении с предыдущими годами, почти 200 млн рублей, и считаем, что не напрасно. Немало ресурсов направляем на поддержку академической мобильности, профессионального роста сотрудников университета: они получили возможность ездить на стажировки за границу. Важное направление - и поддержка имиджа университета в мире, на что тоже нужны средства, в частности на работу с рейтинговыми агентствами. Благодаря этому, по итогам 2010 года мы вошли в топ-500 лучших университетов мира в рейтинге агентства QS, в который кроме нас входят всего шесть российских университетов. Сейчас готовится рейтинг по 2011 году, где, я надеюсь, мы будем тоже серьезно представлены.

Улица с двухсторонним движением

- Распространенная претензия работодателей к высшей школе - низкое качество подготовки специалистов. Создавая федеральные университеты, правительство рассчитывало решить эту проблему. Что удалось сделать?

- Мы перешли на новый образовательный стандарт, который предусматривает особую роль практики: минимум 20% времени студенты должны тратить на практико-ориентированные исследования. В соответствии с этим в образовательном процессе должны обязательно принимать участие представители работодателей. Мы уже имеем неплохие примеры организации практической работы, когда обучение проводится на площадях предприятий: так, на НПО Автоматики учатся две группы магистров. Крупный совместный проект с УГМК по созданию научно-образовательного центра начинает внедряться в Верхней Пышме: будем готовить металлургов, материаловедов. Вообще в создании этих образовательных моделей принимали участие свыше 700 предприятий и организаций. Сейчас активно участвуем в разработке профессиональных стандартов для реального сектора экономики: реализуем программу прикладного бакалавриата по среднему профессиональному образованию. И, конечно, ведем целевую подготовку для большого числа предприятий и организаций, которые направляют к нам на обучение абитуриентов. Мы считаем, что если ребята приедут из мест, где работают их родители, где расположено производство, то они, скорее всего, туда и вернутся. У них, по крайней мере, больше стимулов для этого, чем у жителей мегаполиса. Поэтому мы их поддерживаем и до 15% мест выделяем именно для таких студентов.

Таким образом, движение вперед есть. Но это двухстороннее движение. Обратите внимание: все программы сделаны с участием работодателей. Поэтому хватит стенать по поводу того, что нет тесной связи между работодателями и высшим образованием. Нельзя исходить из стереотипов советского времени, когда предприятия ждали студентов по распределению. Сегодня в образование нужно вкладываться, не только требовать от государства, вуза, но и предлагать собственные идеи и решения.

- Еще одна претензия к высшей школе - низкая академическая мобильность...

- ...и именно с этим борется критикуемая многими реформа высшего образования. При всех недостатках ЕГЭ у него есть один безусловный плюс - молодые люди имеют возможность поступать в любой университет России. И это как раз и повышает студенческую мобильность. У нас в прошлом году было только 20% абитуриентов из Екатеринбурга. Кроме того, после окончания бакалавриата они могут поступать в магистратуру любого университета как в России, так и за рубежом. То есть горизонты расширяются невероятно. Уже сейчас многие студенты ездят на семестровую подготовку в мировые вузы, есть программа двойных дипломов с рядом зарубежных вузов, и она будет расширяться.

Производство новых знаний

- А как убедить молодежь пойти в науку? Ее готовность к этому тоже характеризует качество образовательного процесса.

- Все упирается в конечном итоге в создание среды и наличие финансовых средств. Во-первых, молодежь должна следовать за какими-то авторитетами, на кого-то равняться. А для этого нужна правильная среда. Мы в этом году запустили два пилотных проекта по привлечению зарубежных исследователей, которые приедут к нам на длительный период. С их участием будет создана лаборатория региональной экономики в Высшей школе экономики и менеджмента. Приедут зарубежные преподаватели и в Институт социальных и политических наук. Такая научная среда необходима как раз для производства новых знаний.

Во-вторых, чтобы молодежь оставалась на кафедре, надо предложить ей достойные условия труда, заработную плату и возможность решения жилищных проблем. Мы за счет средств УрФУ помогаем молодым ученым обслуживать ипотеку: в прошлом году на оплату первого взноса или субсидирование ставки по кредиту было выделено 4,5 млн рублей.

Доплачиваем молодым преподавателям, ученым. У нас работает система внутренних грантов, в этом году на эти цели направлено 15 млн рублей, которыми воспользуются минимум 100 человек. Кроме того, мы ввели практику целевой аспирантуры и магистратуры: если аспирант готовится работать дальше на своей кафедре, мы доплачиваем к его государственной стипендии 12 тыс. рублей в месяц, а докторанту - 18 тыс. рублей.

- В мировой практике для этих целей принято иметь целевой фонд.

- У нас он создан буквально два месяца назад, размер пока невелик, но мы уже собрали 5 млн рублей. Есть договоренность с рядом предприятий, которые в рамках этого фонда будут создавать собственные целевые проекты для поддержки именно молодых преподавателей.

- Можно сказать, что первый этап программы развития выполнен. Что дальше?

- А дальше мы должны закрепить свое лидерство среди высших учебных заведений всего Большого Урала. Лидерство в качестве образования, объеме научных исследований и инноваций, создании комфортной среды для преподавателей и студентов.

- У идеи объединения двух вузов было много противников. Какие итоги можно подвести сегодня?

- Если бы федеральный университет на Урале не был создан, УрГУ и УПИ по-прежнему существовали бы в качестве сильных региональных вузов. Но не более того. Они были бы двумя из тысячи. Сегодня мы - в числе 40 ведущих вузов страны. Да, еще много проблем, в том числе и психологических. Наверное, нужно, чтобы сменилось поколение, которое будет воспринимать университет как единое целое и не делить его на части. Но мы пытаемся нащупывать общий вектор. Как мне кажется, это удается.

Комментарии

Материалы по теме

Уральские экономические идеи никому не нужны

Цельная наука

УрАГС стала филиалом

Просто университет

Полет на инновационном ядре

Как попасть в Осаку

 

comments powered by Disqus