Стать немного немцем

Стать немного немцем Политика энергосбережения позволила Германии создать новые рынки и рабочие места. Россия может с успехом перенять немецкий опыт. Мешает элементарная несогласованность действий власти и бизнеса.

Лет 30 назад вряд ли кто мог предположить, что экспортным хитом Германии будут технологии в области энергосбережения и оборудование для ветряных и солнечных электростанций. Экономить энергию считалось непрестижно: кому понравится в чем-то себе отказывать? Все изменилось после того, как мировые цены на нефть утратили стабильность. Германия опасалась чрезмерной зависимости от российского газа и нефти, поэтому энергосбережение стало для нее проблемой национальной безопасности.

Структура учредителей Немецкого энергетического агентства DenaТеперь в некоторую зависимость от Германии попала и сама Россия: наша страна, по планам правительства, должна за десять лет снизить расход энергии на 40%. И в одиночку решить задачу оказалось непросто. Чиновники признают, что даже федеральный закон «Об энергосбережении» на 90% состоит из европейского опыта. Закон вступил в силу полгода назад, но участники рынка не торопятся его исполнять: бюджетным учреждениям не хватает нормативной базы, а населению - стимулов (см. «До форточки», «Э-У» № 26 от 05.05.10).

Чтобы помочь новому сектору экономики развиться, в Россию приглашены представители немецкого энергетического агентства Dena. Его главная задача - нести в массы идею рационального расходования энергии. Компания получила 40% акций в российско-немецком энергетическом агентстве Rudea, которое должно стать проводником опыта в деле энергосбережения. Международное СП будет курировать вопросы энергетической санации зданий, повышения эффективности на промышленных предприятиях и использования инновационных технологий в сфере электро- и теплоснабжения.

Урал выбран руководителями двух стран для реализации пилотных проектов, а буквально три месяца назад Rudea подписала соглашение, по которому обязалась разработать региональные программы энергосбережения и энергоэффективности для всех субъектов УрФО. Председатель правления Dena и руководитель рабочей группы по вопросам сотрудничества России и Германии в сфере энергетики Штефан Колер разрывается между Берлином, Москвой и Екатеринбургом.

В чем стимул

Штефан Колер- Господин Колер, ваша страна занимается проблемами энергосбережения уже 30 лет. Каковы результаты?

- Успех приоритетной политики энергосбережения очевиден: сегодня Германия принадлежит к странам с самым высоким показателем энергоэффективности - отношением расхода энергии к ВВП. Необходимость внедрения такой политики была продиктована, во-первых, тем, что мы очень зависимы от стран-экспортеров газа и нефти: скачки цен на углеводороды негативно сказываются на экономике. Особенно обострилась проблема энергоэффективности, когда мировые цены на нефть поднялись до 150 долларов за баррель. Вторая причина - экология, стремление предотвратить глобальное потепление. Поэтому мы уделяем большое значение применению возобновляемых источников энергии: солнца, ветра, биотоплива. Они используются достаточно широко: для получения электричества, обогрева помещений, на электростанциях, а также в транспортной сфере (биогаз для автомобилей). Доля альтернативных источников составляет сегодня около 16%. Здесь нам есть к чему стремиться: в той же Австрии этот показатель достигает 70%. Вообще в планах нашей страны до 2020 года сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 40%.

- Что сделало правительство Германии, чтобы программы энергосбережения заработали?

- Принимая законы об энергосбережении, правительство намечает для бизнеса и общества определенные цели, создает рамочные условия для работы в этой области. Мотивы ясны: инвестиции в развитие энергосберегающих технологий обеспечивают конкурентоспособность предприятий и создают надежную основу будущего. Но одних программ поддержки разработок по снижению потребления энергии недостаточно. Чтобы созданные законом условия заработали, в первую очередь нужна готовность общества к таким переменам, сдвиги в сознании людей, в их менталитете. От новых разработок будет мало проку, если они не начнут применяться на практике, значит, нужно, чтобы специалисты предприятий получили соответствующее образование. Поэтому в Германии активно реализуются программы повышения квалификации энергетиков. Мы понимаем, что только так можно на деле воплотить принципы энергоэффективности, вывести на рынок соответствующие технологии и продукты.

- Для населения России вопросы изменения климата стоят далеко не на первом месте. Принятый полгода назад федеральный закон об энергосбережении в жилищном секторе практически не работает. Какие экономические стимулы должны быть созданы, чтобы граждане снижали потребление воды, тепла и электричества, чтобы заработали программы энергосбережения в ЖКХ?

- Во-первых, в ценах на услуги ЖКХ должны отражаться реальные расходы. То есть нужно стремиться к сокращению всякого рода субвенций и дотаций. Во-вторых, собственники жилья должны начать контролировать расход энергии. Третье - принятие для зданий программ санации, имеющих государственную поддержку. В Германии такие программы существуют уже в течение нескольких лет: собственники зданий могут пользоваться льготными кредитами или дотациями. Все эти три направления должны согласовываться друг с другом. Другое дело, что сегодня в России просто нельзя вводить цены на энергоносители, сопоставимые с мировыми: это чревато возникновением социальной напряженности. Методы реализации проектов энергосбережения должны быть социально приемлемы, малообеспеченное население не должно страдать.

- Какие проекты в области энергоэффективности реализуются в Германии, что можно повторить в России и при каких условиях?

- Проектов множество: начиная с сокращения расходов на отопление жилых домов и промышленных предприятий, заканчивая производством энергоэффективной продукции. Мы планируем внедрять энергоэффективные технологии как на транспорте, так и в энергоемких отраслях промышленности, например производстве стали и цветных металлов (цинка, алюминия, никеля), увеличивать долю возобновляемых источников энергии в общем энергетическом балансе. В Германии есть также интересные разработки, повышающие эффективность всей хозяйственной инфраструктуры. Например, установка компрессорных подстанций на трубопроводах, использование попутного нефтяного газа.

Энергоемкость ВВП стран мира в 2008 году

А в российских компаниях должны появиться люди или целые подразделения, ответственные за энергосбережение, - это особенно важно. Они должны следить за тем, как реализуются эти проекты. В торгово-промышленной палате (ТПП) Германии есть отдел, который занимается подготовкой специальных менеджеров для работы в сфере энергоэффективности. Наше агентство постоянно консультирует представителей малых и средних предприятий, причем эта программа финансируется из госбюджета ФРГ. В начале марта этого года мы говорили с министром энергетики России господином Шматко о том, что опыт и программы германской ТПП в этом направлении можно перенести и в Россию. Этим, в частности, может заняться Rudea.

Обмен опытом

- Вы хотите создать в России центры обучения энергоэффективности?

- Это может стать одним из направлений нашей деятельности в России. У нас пока еще нет конкретных бизнес-планов, но ясно, что на Урале такой обучающий центр должен появиться в первую очередь.

- Какие проекты на Урале реализует сама компания?

- Начать мы решили с повышения энергоэффективности зданий. Поскольку именно в этой сфере в России расходы чрезвычайно велики. Чтобы не обогревать улицу, жилой фонд надо основательно модернизировать. Стены и крыши строений обработать теплоизоляционными материалами, а деревянные окна, самое больное место старых домов, менять на современные стеклопакеты. Следующий шаг - модернизировать системы отопления, начиная от установки ТЭЦ, современных отопительных котлов и тепловых насосов и заканчивая использованием биотоплива.

Одним из самых масштабных проектов, который выполняется с нашим участием на Урале, - «Екатеринбург - энергоэффективный город». В нем участвуют шесть немецких компаний. Два базовых пилотных проекта подразумевают санацию старого многоквартирного дома в Екатеринбурге и строительство новой распределительной станции. Первый проект предполагается реализовать уже к сентябрю 2010 года. Ожидаемый эффект - сокращение энергопотребления на 73%. Это вполне реально. Самое старое здание, которое нам удалось санировать в Германии, было построено в 1750 году. Это памятник архитектуры, но это не помешало снизить энергопотребление в нем на 89%! Второй наш проект будет осуществляться при участии Siemens и еще находится на стадии разработки. Немецкие энергетики также будут модернизировать сети уличного освещения Екатеринбурга, внутриквартальные тепловые сети.

- В Германии вы активно продвигаете проект «Низкоэнергетичный дом». В чем его смысл?

- У нас в стране новые здания почти не строят, и резерв снижения потребления энергии нужно искать в старых домах. Они за год «съедают» 25 - 30 литров условного топлива на квадратный метр вместо 3 - 5 литров, как в современных зданиях. И таких домов с высоким уровнем потребления энергии большинство. Но проблема в том, что у нас, как и в России, немногие владельцы зданий и квартиросъемщики понимают, каким образом можно снизить потребление энергии в доме. Нужно было выработать некие энергетические стандарты санации зданий, которые были бы понятны как собственникам, так и банкам, в которые люди будут обращаться за кредитом на модернизацию дома. И тогда мы разработали пилотный проект «Низкоэнергетичный дом» (NEH). В проекте были задействованы министерства, национальные банки, производители телоизоляционных материалов, представители энергокомпаний. Первый этап предполагал тестирование новых стандартов и затронул 330 зданий.

Таблица. Пилотные проекты санации зданий в Германии до уровня «низкоэнергетичных»

  Дом на несколько семей Дом на одну семью Памятник архитектуры
Город Пфорцхайн Олденбург Айхштеттен
Год строительства 1951 1890 1750
До санации (кВт.ч на 1 кв.метр в год) 358 462 202
После санации (кВт.ч на 1 кв.метр в год) 31 21 22
Экономия первичной энергии 92% 95% 89%
Источник: Dena

Средняя экономия энергии в этих домах составила 90%. После многочисленных обследований энергетические стандарты санации были приняты Германским банком реконструкции и развития KfW. А в 2009 году министерство энергетики ФРГ разработало соответствующее положение об энергосберегающей теплоизоляции и оборудовании зданий - и стандарты стали законом. И теперь каждый, кто проводит санацию здания, должен на них ориентироваться. Сегодня в Германии уже более 370 энергоэффективных зданий - от многоквартирных «типовых» домов до школ.

Выгодно всем

- Кто все-таки должен платить за санацию?

- Государство поддерживает программы энергосбережения, но основные средства исходят от частных инвесторов, в основном от собственников строений. Выгода от санации очевидна: реализация таких программ снижает расходы на энергию примерно втрое. Вопрос инвестиций часто становится причиной конфликтов между владельцем здания и квартиросъемщиками: какую долю затрат должен брать на себя каждый участник процесса? На примере одного из санируемых домов в Лейпциге, по архитектуре очень похожего на стандарты российских высоток 80-х годов, мы, кажется, нашли решение: затраты были заложены в квартплату, но она не оказалась выше, чем до санации, благодаря тому, что затраты на электроэнергию заметно снизились.

- Может ли собственник получить дополнительную выгоду от санации своего дома?

- В Германии в результате программы NEH возник новый рынок - рынок энергоэффективных домов. Дело в том, что здания, прошедшие санацию, получают энергетические паспорта, в которых фиксируется уровень потребления энергии, а также даются рекомендации по дальнейшей санации здания. Домам с оптимальными показателями выдают зеленый паспорт, с неудовлетворительным уровнем энергосбережения - красный. Мало того, что банки воспринимают благополучный паспорт в качестве предпосылки для кредитного финансирования клиентов, этот документ в несколько раз повышает стоимость здания и его привлекательность на рынке продажи и аренды недвижимости.

- А какие новые рынки могут возникнуть в России?

- Возьмем для примера программы по снижению энергопотребления в жилых домах. Что нужно для создания энергоэффективного здания? Новые окна, материалы для теплоизоляции обшивки дома, системы обогрева. Это значит, что должны возникнуть новые промышленные производства и новые продукты, например индивидуальные теплоустановки. Или возьмем концерн BASF, который производит изоляционные материалы и компоненты. Он уже ищет в России партнеров для выпуска конечной продукции. А это новые рабочие места.

Но кроме этого, я думаю, в России вскоре должен сформироваться принципиально новый рынок - рынок контрактинга, или «энергосервисных договоров». Смысл в том, что у собственников здания, будь это частное лицо, муниципалитет или предприятие, зачастую нет ни средств на проекты по энергосбережению, ни знаний о том, как эти технологии могут быть применены на деле. Поэтому появляется третье лицо - контрактор. Он проводит энергетическое обследование зданий, находит соответствующее решение и поставщиков технологий и берет финансирование проекта на себя. Он также может оказывать дополнительные услуги как энергосервисная компания: строить, эксплуатировать новое оборудование и выступать перепродавцом коммунальных ресурсов.

В ФРГ при посредничестве Dеna в процесс контрактинга включены уже 49 федеральных объектов (государственные административные здания, социальные учреждения). Мы полагаем, что контрактинг применим в 20 тыс. общественных зданий по всей Германии. И эта нестандартная идея находит у нас все больше сторонников. В стране действуют уже более полусотни фирм, которые заключают контрактинговые соглашения с компаниями, управляющими жилыми домами, магазинами и даже тюрьмами.

- В чем выгода контрактора?

- В контракте предусматривается плата за энергосервисные услуги. Она закладывается в сумму расходов собственника жилья на оплату коммунальных услуг. Также выгоду от контрактинговой системы могут получать поставщики технологий, ресурсов или услуг. Поясню. В качестве контракторов зачастую выступают «дочки» энергетических концернов или поставщиков оборудования и технологий. Например, около 20 конкурсов на реализацию контрактинговых проектов в нашей программе выиграла «дочка» Siemens. Естественно, она будет инсталлировать установки именно этой компании. Другой пример: компания RWE - один из крупнейших энергетических концернов Германии. В качестве энергоэффективной установки она может предложить владельцу дома заменить традиционные насосы системы отопления, работающие на топливе, на насосы, работающие на электричестве. То есть более экологичные. А если таких домов несколько? В результате дополнительный доход возникает и у производителя насосов, который получает контракт на изготовление нескольких сотен новых установок, и у RWE, которая получает гарантированный рынок сбыта своей электроэнергии, так как заключает c владельцами домов долгосрочный энергосервисный контракт.

- Что мешает применить немецкий опыт в области энергосбережения в России?

- В России есть немало препятствий, из-за которых проекты затягиваются. Одна из основных проблем - несогласованность действий между различными ветвями власти, отсутствие координации. Вторая, не менее острая - трудности подключения новых энергоэффективных установок к электросетям. Ну и, конечно, тарифы на тепловую и электроэнергию ниже. Все это очень мешает, и уже сейчас понятно, что европейские компании не смогут просто взять и перенести свои проекты в области энергосбережения и сервиса на местный рынок, без изменений. Их придется так или иначе адаптировать к местным особенностям экономики и, как минимум, увеличивать сроки окупаемости своих проектов.

Но я настроен оптимистично, просто нужно время. 

Siemens и Группа Синара
Комментарии

Материалы по теме

Деньги в трубу

Кипящий слой

Самораскручивающийся проект

На малую надейся

Следы конкуренции

Учиться не дышать

 

comments powered by Disqus