Потерянный миллиард

Потерянный миллиард

Потерянный миллиардАренда муниципальной собственности — один из самых коррупционногенных сегментов в городском хозяйстве. Наведение порядка в нем может принести бюджету Екатеринбурга несколько десятков миллионов долларов в год. Для этого нужно сделать открытым реестр недвижимости и передать ее в управление на конкурсной основе частным управляющим компаниям.

В конце июня генеральная прокуратура РФ по УрФО распространила информацию об изобличении в злоупотреблениях экс-председателя Екатеринбургского комитета по управлению государственным имуществом (ЕКУГИ). Установлено, что чиновник незаконно передал принадлежащее городу здание общей площадью более 1,3 тыс. кв. метров в пользование коммерческой структуре по цене, заниженной вчетверо. Общий размер причиненного ущерба, по предварительным оценкам, превысил 27 млн рублей. Максимальный срок наказания по этой статье — 10 лет. Этот случай — верхушка айсберга. Сдача в аренду муниципального и государственного имущества аффилированным с чиновниками фирмам и получение последними доходов от сдачи в субаренду — одна из самых распространенных коррупционных схем. «Э-У» известно о системных злоупотреблениях в нескольких районах Екатеринбурга. Разберем один факт, подтвержденный документами.

Внешняя сторона конфликта

1 марта 2006 года в одном из районов Екатеринбурга был открыт пункт проката строительного инструмента. Помещение выделено индивидуальному предпринимателю Дмитрию Головину на основе договора о субаренде с ООО «Анса» (Екатеринбург). Бизнес «Ансы» заключался в посредничестве при сдаче в субаренду муниципального имущества.
Внешне — ничего противозаконного: «Анса» арендовала у ЕКУГИ помещение по цене чуть более 270 рублей за метр и сдавала ИП Головину по 300 рублей за квадрат при средних расценках в этом районе вдвое больших. Поскольку ИП Головин оказывает населению услуги социально значимые (не берет за прокат залог), стоимость вопросов не вызывает: муниципалитет имеет право сдавать недвижимость в аренду предпринимателям, оказывающим такие услуги, по льготной цене.

Далее за год сотрудничества арендную плату трижды пытались повысить. Несмотря на противоречие Гражданскому кодексу (по п. 3 ст. 614, договор может пересматриваться не чаще раза в год), попробуй поспорь: спрос на аренду растет, и претенденты на помещение дышат в спину. После того, как в марте 2007 года «Анса» вновь предложила повысить арендную плату, а Головин отказался, отношения перешли в стадию открытого противостояния.

Головин vs Соловьев

Головин — глава активно сражающегося против коррупции некоммерческого партнерства предпринимателей «Комитет 101». И первое, что он сделал, — на одном из круглых столов лично спросил тогдашнего заместителя руководителя ЕКУГИ Вадима Дударенко (сейчас занимает пост начальника ведомства), нормальна ли такая ситуация? На что получил ответ: между ЕКУГИ и предпринимателем не должно быть никаких посредников, обращаться следует напрямую.

Вооружившись этим заявлением, бизнесмен предложил руководству ЕКУГИ заключить прямой договор аренды на помещение. По его словам, после этого люди, которым было поручено в ведомстве решить вопрос, вдруг начали болеть и уходить в отпуска, дело тянулось больше месяца, в итоге в заключении прямого договора аренды ему отказали.

По странному совпадению, за это время внесены изменения в учредительные документы ООО «Анса». Оно было переименовано в ООО «Новые строительные технологии» (НСТ). Сергей Соловьев, занимавший пост директора компании, перестал им быть. Расчетный счет был закрыт. НСТ пригласило предпринимателя в суд, желая расторгнуть договор…

— Если бы дело было только во мне, я бы, конечно, вел себя иначе. Но специфика проката в том, что мы — предприятие, обслуживающее население. И пункт в этом районе города появился не из-за моей прихоти, близости к моему дому, удобства проезда или супербогатства тамошних жителей, — объясняет Головин. — Прокат создан для удобства обслуживания наших клиентов, которым тяжело ездить по пробкам за инструментами в пункты в других районах города. Понятное дело, через год работы люди привыкли, что наш пункт расположен именно там, у нас появились постоянные клиенты. В общем, пункт стал стабильно работать.

Поскольку Сергей Соловьев от комментариев журналу отказался, попробуем защитить его позицию без его участия: «Анса» честно арендует у ЕКУГИ муниципальную недвижимость и с небольшой наценкой сдает ее. Цены на аренду быстро растут, рынок есть рынок, Головин не бездомным детям услуги оказывает и явно не бедствует, так почему же не поступить так, как поступает 90% арендодателей?

Отвергает претензии предпринимателя и начальник ЕКУГИ Вадим Дударенко:

— Собственник проката не может заключить с ЕКУГИ договор напрямую по одной простой причине: у него есть договор о субаренде с «Ансой», который до сих пор не истек. Поэтому мы не можем никак вмешаться в спор... Мои слова о прямых договорах вырваны из контекста. Я тогда предупреждал представителей малого бизнеса, чтобы они не заключали контракты со всякими фирмочками, которые якобы действуют от имени ЕКУГИ, а приходили к нам. Кстати, Сергей Соловьев как раз обычный бизнесмен, который заключил с нами договор аренды напрямую. Это его дело, кому сдавать помещение в дальнейшем.

Закрытый реестр

Однако Сергей Соловьев — не совсем обычный бизнесмен. Он — сын начальника районного отделения ЕКУГИ Алексея Соловьева (любопытно, что название предприятия «Анса» — аббревиатура имен папы и сына: Алексей Николаевич и Сергей Алексеевич).

Значительно более серьезно другое обвинение, выдвинутое Головиным:

— Половину средств за аренду Соловьев требовал выплачивать лично ему наличными. Если предприниматель не соглашался с такими условиями, с ним просто не заключали договор аренды. При этом на средства, полученные наличными, не выдавалось никаких «нормальных» бухгалтерских документов, как того требует федеральный закон № 54-ФЗ (кассовые чеки и квитанции к приходному кассовому ордеру). Единственным подобием документа, свидетельствующим о том, что «серые» деньги попали по назначению и хоть как-то гарантирующим, что через некоторое время не возникнет конфликт на тему «а вы мне никаких денег не давали», была расписка директора «Ансы».В распоряжении редакции имеются копии всех расписок, но разбираться в справедливости последнего обвинения — задача компетентных органов (Головин подал заявление о коммерческом подкупе).

А мы попытаемся разобраться с «родственными» связями. Сам факт аренды сыном чиновника ЕКУГИ недвижимости по льготной цене у ЕКУГИ, пусть даже и для самых благородных целей, — вещь недопустимая, после таких «совпадений» честный чиновник должен подавать в отставку. А становятся возможными они по причине непрозрачности всего сегмента сдачи в аренду муниципального имущества, с которого кормится огромное количество людей. Подобная ситуация противоречит также ФЗ № 25 «О муниципальной службе в РФ».

В Екатеринбурге нет открытого реестра муниципальной собственности, сдаваемой в аренду. Депутатам гордумы с трудом удалось узнать величину дохода от сдачи в аренду муниципального имущества — это около миллиарда рублей. Теперь они пытаются выяснить, за какие объекты получены деньги. Один из бизнесменов города на правах анонимности заявил «Э-У»: «Если реестр муниципального имущества появится, это может вызвать шквал неудобных для властей вопросов и потребует неприятных объяснений. Вдруг может выясниться, что городское имущество сдано в аренду “своим”, или что эти “свои” платят за аренду по пониженным ставкам, успешно перепродавая права аренды или сдавая помещения в субаренду уже по рыночной цене».

Впрочем, у Вадима Дударенко по поводу реестра иное мнение: «Моя личная позиция — не показывать реестр никому, даже депутатам. Надо понимать, что депутат — это клубок интересов, в том числе и коммерческих. Есть открытый реестр свободных помещений. Думаю, этого достаточно».

Позволим себе не согласиться с этой аргументацией. На наш взгляд, коммерчески настроенный депутат значительно менее страшен по сравнению с коммерчески настроенным чиновником ЕКУГИ, сдающим имущество своим родственникам.
В развитых странах давно придуман отличный механизм решения этой проблемы. Муниципальная недвижимость передается на конкурсной основе частной управляющей компании, деятельность которой прозрачна: она управляет имуществом, сдает его в аренду по рыночной цене и получает вознаграждение за свою работу, привязанное к финансовому результату. Ключевое слово здесь — прозрачность.

Не будем себя обманывать: недвижимость для предпринимателей дешевле от этого не станет, рынок есть рынок. Но вот доходы муниципалитета существенно увеличатся. Сейчас муниципалитет получает около миллиарда рублей в год от сдачи имущества в аренду. В приведенном в начале статьи примере цена аренды была занижена в четыре раза.

В обвинениях Дмитрия Головина речь идет о занижении вдвое. Если предположить, что в среднем занижение цены аренды по муниципальному имуществу двукратное от реальной цены, получим ежегодную потенциальную прибавку к бюджету Екатеринбурга в миллиард рублей. Немало при бюджете в 19,5 млрд рублей. Можно предложить, кстати, вариант использования лишнего миллиарда: снизить за его счет арендные платежи для малого бизнеса. Попутно распался бы еще один пласт коррупционных схем.  

Комментарии

Материалы по теме

Считаем по складам

Коммерческая недвижимость

Коммерческая недвижимость в Перми

Стражей Урала профинансируют в складчину

 

comments powered by Disqus