Место для местных

Место для местных Место для местныхКакая книга лежит на вашем столе (на тумбочке, под подушкой)? Конечно, она отражает ваши интересы, уровень запросов, степень «окультуренности»: скажи мне, что ты читаешь… ну и далее, по известному тексту. Сегодня, однако, книга перестала быть только личным выбором: что читать жителю Первоуральска, Нижневартовска и деревни Коптяки, теперь определяют люди, работающие в Москве. Я не о технологиях воздействия на умы. Я о том, что более 90% от общей книжной массы издается в столице. Печататься книги могут, конечно, где угодно, но отбор идет в центре.

За время, прошедшее с прошлых обзоров книгоиздательского рынка Урала и конкретно Екатеринбурга (см. «Два в одной обложке», «Э-У» №18 от 19.05.03 и «Слова, слова, слова», «Э-У» №19 от 23.05.05), ситуация стала более четкой и жесткой. Несколько лет в столице Урала функционировало единственное издательство, ведущее активную редакционную политику, то есть работающее преимущественно не на заказ, а на собственные проекты — 

«УФактория». Если центр открыто взял на себя коммерческую массовку, то провинция ориентировалась и на просветительские цели, и даже позволяла себе быть интеллектуальной. Брезжила надежда, что количество самостоятельных региональных издательств вырастет.

Но развитие пошло по пути дальнейшей централизации. Судьба «УФактории» в этом смысле показательна.

Дорога не скажу куда

Издательство сумело громко прозвучать на уровне не только региона, но и всей России. На славу, тем более скандальную, не нарывалось: она явилась сама. Что ни книга — событие. Резонанс в специальной прессе (признание профессионалов), резонанс в массовых изданиях (признание тех, кто любит погорячее). Вроде бы просто работали в выбранном направлении — альтернативная литература. А получился феномен. Книги заставляли спорить, некоторые изымались из магазинов, подвергались аресту, судилищу. Последние разборки случились с «Клубной культурой» Фила Джексона. Издательство обвинили в пропаганде наркотиков, хотя речь шла о серьезном научном труде. (Вопрос, почему не обвиняется телевидение, где это понятие просто насаждается, и аудитория несравнима с рядами читателей интеллектуальной литературы, остался риторическим). То, что книгоиздатели попали в болевую точку общества, очевидно: когда еще книги вызывали подобную реакцию охранительных органов?

Издательство «Ультра Культура» задумывалось на Урале и возникло как дочернее «УФактории». Его вдохновители и организаторы, в том числе Илья Кормильцев, говорили тогда: политическая оппозиция в стране бесполезна, необходима интеллектуальная. Оказалось, для оппозиции не время, альтернатива не допускается. «Ультра Культура» прекратила существование. По словам руководителя «УФактории» Александра Бисерова, «Ультра Культуру» закрыли от усталости. Только-только наметившееся движение провинциальных издательств в центр оказалось перекрыто.

Зато началось обратное: столичные издания все активнее приходят в регионы. Два года назад в Екатеринбурге открылось представительство «Эксмо», шестое в России. «УФактория» оказалась поглощена издательством «АСТ», книжным гигантом. Наряду с «Эксмо» он держит лидерские позиции в книгоиздании страны — больше 10% российского рынка каждый.

Что будет с «УФакторией» дальше? Друзьяконкуренты категоричны: ее больше нет. В самом же издательстве сотрудники разделились, как положено, на оптимистов и информированных оптимистов (слово «пессимист» сегодня вышло из употребления). Вот две внутренние точки зрения на ситуацию. Первая: работаем как работали. Стараемся держать художественную и интеллектуальную планку на прежнем уровне, продолжаем собственные проекты. Вторая: главное — сохранить имеющееся, редакторский состав, наши серии. Но той «УФактории», какой она была раньше, независимой, самостоятельно позиционирующейся, нет. Переход от интеллектуальной литературы к «массовке» очень возможен.

Стоим и стоять будем?

«УФактория» всегда стояла особняком на издательском поле Екатеринбурга. Большинство книжных издательств за последние годы не испытали серьезных перемен, наоборот, констатируют стабилизацию. Работают в прежних объемах. «Баско» выпускает около ста названий в год, как и Банк культурной информации (БКИ). Издательство Уральского университета — до 60. Тиражи тоже устоялись. Наиболее распространенный — до 2 тысяч: востребована мелкосерийка. Для учебной литературы тираж традиционно выше. Один из самых крупных — у Бажовской энциклопедии (издательский дом «Сократ» совместно с издательством Уральского университета, заказ министерства образования Свердловской области): 36 тыс. экземпляров, книга вручалась нынешним выпускникам школ в подарок.

Практически все местные издательства ориентируются на заказную литературу. Средне-Уральское книжное издательство и издательство Уральского университета — на 95%, БКИ — на 70%. С заказчиками тоже наступила определенность. Логично, что Банк культурной информации работает в тесном контакте с министерством культуры Свердловской области (крупный совместный проект последнего времени — собрание сочинений Мамина-Сибиряка), «Сократ» преуспевает на ниве научнопопулярной и учебной литературы. Все екатеринбургские книжные издательства имеют региональную направленность, сотрудничая с Челябинской, Курганской и особенно Тюменской областью, ее северными округами. Отсюда идут постоянные заказы: Большая Тюменская энциклопедия, Энциклопедия ХантыМансийского автономного округа, «Природа Ямало-Ненецкого автономного округа», и так далее. Причина — не устраивает качество работы «своих» издательств.

Ориентация на заказную литературу не стимулирует издательства заниматься распространением: вручили готовые стопки книг автору, а продать или подарить — его забота. Впрочем, издательство Уральского университета планирует открыть свой киоск при учебном заведении. «Сократ» имеет собственных распространителей, дей-ствующих через оптовые и розничные сети, чем отличен от других. Возможно, поэтому в книжных магазинах это издательство называют первым среди местных. В «Баско» работает свой отдел продаж, занимающийся исследованием издательского рынка УрФО и продвижением продукции.

Стабильность, однако, имеет тенденцию трансформироваться в застой. Директор Средне-Уральского книжного издательства Валерий Куценко считает, что процесс монополизации и укрупнения продолжится, мелкие участники рынка будут поглощены. Директор «Сократа» Андрей Мороз также говорит о продолжении централизации (столичные издательства претендуют уже на региональный компонент учебной литературы, не говоря о федеральных учебниках, которые «грифуются» в Москве), но отмечает и положительные явления: накопление сил творческих, кадровых. Новые издательства продолжают появляться.

Поле общее, ниша своя

В 1991 году команда туристов Уральского политехнического института, к тому времени уже чемпионы области и страны, основала малое предприятие «Баско» («баско» в словаре Даля — «красиво, хорошо») с конкретной целью: издать фотоальбом «Неизвестный Урал». С того момента судьба туристов переплелась с издательской деятельностью. Путешествия и спорт остаются любимыми темами, а собственные туристические проекты часто получают полиграфическое продолжение (один из самых громких проектов — Сотый меридиан, один из последних — вулкан Килиманджаро).

Тему спорта выделяет для себя и издательский дом «Пакрус», представитель Ассоциации книгоиздателей России в Уральском регионе: им сделана редкая работа по истории шахмат на Урале. Банк культурной информации гордится собственной серией «Очерки истории Урала» (вышло 45 книг), «Сократ» — серией «История в ликах городов». Средне-Уральское книжное издательство, одно из старейших, существует с 20го года XX века, ориентируется на местных писателей, издает Павла Бажова, Николая Никонова. Издательство Уральского университета старается узкопрофильные темы делать интересными для широкого круга читателей. Тираж «Книги о воде» (исследование водоемов Свердловской области) разошелся так быстро, что теперь решили его увеличить.

Краеведение — общее поле провинциальных издательств. Слово комуто может показаться устаревшим, но спрос отмечает такую литературу как современную и остро востребованную. Издательства с разных сторон и разными инструментами вспахивают эту ниву. И «удобрения» используют по собственному выбору. «Сократ» уделяет большое внимание содержательной чистоте, смысловой и стилистической выверенности текстов, подчеркивает главный редактор Евгений Зашихин. Издательство Уральского университета вкладывается в техническую базу: приобретено новое оборудование, полностью укомплектована собственная типография. «Баско» приступило к созданию Уральской электронной библиотеки, способной сделать редкие книги доступными.

История, география, культура региона — ниша, по мнению специалистов книжного рынка, еще далеко не заполненная. К тому же это та сфера, где местные издательства всегда будут сильнее, чем самые крутые пришлые.

Дополнительные материалы:

Что и сколько читают россияне

По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, наибольшей популярностью сегодня, как и три-пять лет назад, пользуются такие жанры, как детектив, исторический и любовный роман. Молодое поколение выбирает фэнтэзи. Среди конкретных писателей попрежнему лидируют Дарья Донцова, Татьяна Устинова, Александра Маринина и Борис Акунин. Русская и зарубежная классика пребывает в аутсайдерах, серьезно уступая Виктору Пелевину и Владимиру Сорокину.

На вопрос, читаете ли вы художественную литературу, 62% респондентов ответили «да, регулярно»; 23% — «редко». 15% вообще не читают. (Для сравнения: телевизор не смотрят лишь 5%.) Емкость книжного рынка России составляет около 2 млрд долларов. Прогнозируемые темпы роста 30 — 50%.

Несмотря на возрастающую власть TV, DVD, интернета и прочих примет современности, мы продолжаем оставаться много читающей нацией.

Книга — товар — книга

В период зарождения рыночных отношений актуален был перевод в сознании понятия книга из объекта чисто интеллектуального в объект продаж. Сегодня, похоже, актуально возвращение книге ее первичного значения. Да, товар, но особый, специфический. О том, какие книги востребованы, разговор с издателями и книготорговцами.

— Кто определяет, что публиковать и сколько?

Инна Харитонова, ведущий специалист отдела гуманитарной литературы «УФактории»:

— Во-первых, владелец издательства. Во-вторых, редакторы. Каждый редактор — это прежде всего профессиональный читатель. Он специалист в определенной сфере, знает, к кому обратиться за консультацией и выбирает для публикации те книги, которые считает достойными.

— Знание рынка необходимо?

— Безусловно. При выборе не только книги, но и формы ее подачи. Например, «Мифы Древнего Египта» имели несколько изданий, и наше стало одним из лучших. Потому что книга включена в серию, потому что ее оформление тщательно продумано.

— Чтобы книга стала коммерчески успешной, какие составляющие нужны?

— Ее нужно выпускать на дешевой бумаге и огромным тиражом, экономя на корректуре. «УФактория» подобного себе не позволяла.

— Я ждала, вы скажете об авторе. Разве не мечта издателя — автор, который и хорошо пишет, и нравится читателям?

— Редкое сочетание. Вы же не имеете в виду Донцову? Беда современного книгоиздания, на мой взгляд, в том, что превалирует развлекательный подход. Понятно, такие книги легче продать. Они стоят в супермаркетах среди йогуртов и сосисок. Раньше мы отказывались от такого рода литературы. Не могу быть уверена, что так будет и дальше.

— Какие сегменты литературы вызывают растущий интерес?

Светлана Мухаметдинова, ведущий специалист отдела прикладной и эзотерической литературы «УФактории»:

— Стабильно растет интерес к эзотерике. Особенно популярны произведения практического характера, рассчитанные на неподготовленного, но ищущего истину человека. Эта литература преследует добрые цели, люди ее покупают. Развивающие детские пособия также всегда востребованы.

Галина Меринова, старший товаровед магазина «Дом книги»:

— Огромным и все еще не удовлетворенным спросом пользуется краеведческая литература, особенно фотоальбомы по Уралу. Иногда говорят, что художественная литература не популярна. Это не так: люди приходят, спрашивают, часто узнают о новинках раньше сотрудников. Из местных авторов устойчиво популярны Владислав Крапивин, Николай Коляда. Нравятся читателям книги Владимира Бабенко.

Издательству необходима четкая бизнесстратегия

— убежден генеральный директор «Баско» Сергей Симаков

— Работать, полагаясь только на стихийный приток заказов, нецелесообразно. Имидж издательства формируют собственные проекты. Любой новый проект начинается с улавливания потребности общества. Когда потребность «поймана», понята, начинается поиск ресурсов для ее удовлетворения. Если первоначальная идея убедительна, под нее удается найти деньги. Мы должны быть специалистами в области идей, маркетологами читательского рынка. Затем следует стадия воплощения, поиск оптимальных условий для печати. Я считаю, полиграфическая и издательская база не должны быть структурно связаны, для каждого издания нужно подбирать наиболее подходящую типографию.

Программу деятельности мы определяем на три года. В 2006м закончился очередной цикл, задачей которого было улучшение бизнесструктуры: выстроена система управления, четко разделены функции между отделами. Задача следующей трехлетки — прирастание новыми площадями (территория для развития — чрезвычайно актуальная тема для бизнеса); а также прирастание новыми идеями.

«Баско» всегда тяготело к техническим новшествам. В прошлом году мы приступили к созданию Уральской электронной библиотеки. Партнером в новом проекте стала областная библиотека имени Белинского. За книгами на цифровых носителях — не только будущее, но и настоящее. Они облегчают доступ читателей к раритетным источникам информации, они удобны и экономичны. Литература на компакт-дисках востребована слабовидящими людьми: текст можно не читать, а слушать. Уже выпущено 25 электронных книг. Кроме того, электронная библиотека способствует сохранности редких изданий. По совместному решению издателей и музейщиков (проект поддержан Государственным музеем природы и человека в ХантыМансийске) новую жизнь на цифровых носителях обретет коллекция старопечатных книг XVII — XVIII веков.

Есть у нас проект, коммерчески вряд ли многообещающий, но важный почеловечески. Будучи рыночной структурой, мы хотим чувствовать одобрение общественности. Речь идет о книге «Карафуто. Альбом неизвестной семьи из Оодомари», связанный с находкой фотографий начала XX века. Мы не знаем, кто эти японцы на снимках; узнать хотим с помощью публикации архива. После издания альбома была проведена выставкапоиск. Историю можно будет считать законченной, если удастся найти потомков семьи и передать им фотографии. Проект вызвал большой резонанс и в России, и в Японии.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus