На все покер

На все покер Закон о запрете игорного бизнеса будет иметь только негативные последствия. Он не приведет к упорядочению отрасли, а породит теневой неконтролируемый рынок огромного масштаба.

C 1 июля вступили в силу ограничения на работу казино (в том числе он-лайн, зарегистрированных на территории России) и залов игровых автоматов. Отныне эти игорные заведения имеют право работать только в четырех специально отведенных зонах, расположенных в Калининградской области («Янтарная»), Алтайском крае («Сибирская монета»), Приморье и на границе Ростовской области и Краснодарского края («Азов-сити»).

Наступление на игорный бизнес разворачивалось стремительно. В конце 2006 года за три месяца проект ФЗ «О госрегулировании деятельности по организации и проведению азартных игр» был внесен в Госдуму, принят парламентариями, одобрен Советом Федерации и подписан президентом.

Первый блок ограничений заработал с 1 июля 2007 года. Чистые активы операторов должны были с этого времени составлять не менее 600 млн рублей (для букмекерских контор - 100 млн рублей), площадь казино - от 800 кв. метров, залов игровых автоматов - от 100 кв. метров, количество игровых столов - не менее десяти, автоматов - не менее 50. Эта мера сократила число игорных заведений на 30 - 40% (например, в Екатеринбурге вместо 270 залов игровых автоматов осталось примерно 160).

Кроме того, власти регионов имели право принять до 1 июля 2007 года собственные законы, регулирующие деятельность игорных заведений на своих территориях. На Урале им воспользовались три региона, причем местные ограничения оказались жестче федеральных. В итоге в Челябинской области с 1 июля 2007 года деятельность залов игровых автоматов в населенных пунктах вне помещений казино запрещена. В ХМАО и Башкирии с 1 января 2008 года закрыты все залы игровых автоматов.
Окончательная чистка должна была произойти в прошедшую среду. Не вышло.

Хоть розой назови, хоть нет

В микрорайоне, где я живу, располагаются три зала игровых автоматов и одно казино. 1 июля я прогулялся по точкам. Дверь первого зала была покорно закрыта. На стекле табличка: «Временно не работает». Интересный текст: по идее, заведение должно прекратить деятельность навсегда. Отхожу на 30 метров, жду. Подходит обычного вида молодой человек, стучится. Дверь временно неработающего зала приоткрывается. Молодой человек просачивается внутрь. Жду еще 10 минут. Эпизод повторяется.

Стучусь и я. Открывает детина под два метра, лицо особой доброжелательности не выражает: «Мы не работаем». «Так я видел, как вошли только что два человека». «Это сотрудники». Дверь закрывается. Может, я не силен в идентификации личности, но «сотрудники» - это последний из возможных вариантов для характеристики проникших в зал людей.

Подхожу ко второму залу - вывеска «Интернет-бар. Скоростной интернет». Дверь закрыта. На дверях табличка «Ремонт».
Еще над одним залом вывеска «Бар - 24 часа». Удивительное рядом: оказывается, бар - это несколько десятков игровых автоматов. Из любопытства интересуюсь, можно ли увидеть хозяина. Ответ ожидаемый: «Его нет на месте».

Зато казино закрылось. Правда, поступить иначе владельцы вряд ли могли: слишком уж заметный объект. Вывески на дверях никакой, внутри тоже пусто.

Перемещаюсь в центр города. Кажется, здесь, под носом у администрации и правоохранителей, вряд ли кто позволит себе безобразничать. Не тут-то было. «Игровые автоматы» - кричит вывеска. Надо же, даже название не сменили. Захожу - штук 20 игровых автоматов. Сидят люди, лениво курят, периодически нажимают на кнопки. «Вы-то вообще должны были еще 1 июля прошлого года закрыться, у вас даже автоматов не 50 штук», - говорю сидящей на входе девушке. Она поднимает на меня недовольные глаза: «Должны были, и что? К нам пару раз милиция приходила, что-то смотрела, писала, но закрываться мы и не собирались». «А если я сейчас выйду и в прокуратуру позвоню?». «Звони».

Еще один бывший зал теперь называется интернет-кафе. Дверь открыта, никакой охраны. Значит, интернет теперь - тоже игровые автоматы. «Вы же должны были закрыться сегодня. Почему работаете?». Девушка за стойкой нервно теребит бумажку: «Как начальство скажет, так и закроемся». «А где начальство?». «А нет его»... Вышел. Мимо пронеслись две милицейские машины. Наверное, нарушителей ловят, молодцы... Справедливости ради замечу: во-первых, залов по сравнению с началом года стало все-таки поменьше, теперь вместо одних - продуктовые магазины шаговой доступности, вместо других - магазины одежды или аптеки. Во-вторых, большинство залов все же закрылись, или хотя бы сделали вид, что закрылись.

Последний пункт - еще одно казино в центре. Дверь на замке. Видимо, крупные объекты решили подчиниться закону. Хотел развернуться и уйти, но встретил знакомую - крупье в этом заведении. Вид слегка помятый. «Работаете?» - спрашиваю. «Празднуем с трех ночи: посетителей в 12 выгнали и устроили поминки». «Что будет вместо казино?». «Сначала хотели покер сделать, но прибыль по сравнению с казино или автоматами ничтожна. Руководство решило открыть на этом месте клуб или паб». «Работников уволили?». «Официально да. Сказали, ждите полтора месяца, пока будет идти реконструкция. Потом, может, возьмут обратно». «Будешь ждать?». «А что делать: кризис...».

Некуда бежать

Теоретически у предпринимателей есть три выхода из сложившейся ситуации (если не брать в расчет закрытие бизнеса) - ехать в игорные зоны, перепрофилировать бизнес и уходить в подполье.

На практике первый исход исключается - бессмысленно. Ни одна из зон не построена. В Приморье она официально даже не создана, в Алтайском крае и Калининградской области только решаются вопросы с землей. Дальше всех ушел «Азов-сити», находящийся на границе Ростовской области и Краснодарского края: там уже почти готово первое казино «Оракул». Однако это заслуга краснодарского губернатора, который пообещал президенту приложить все усилия к созданию нового Лас-Вегаса. С ростовской стороны движений нет: ни канализация, ни электричество, никакая другая инженерная инфраструктура к участку не подведены.

Правда, перспективы и относительно прогрессивного «Азов-сити» туманны. «Оракул» может надолго остаться единственным игорным объектом в зоне. Инвесторы отказываются от исполнения обязательств, сетуя на неопределенность концепции и отсутствие инженерной и дорожной инфраструктуры. Операторы не могут определиться с арендаторами. Например, генеральный директор одного из основных инвесторов компании «Асати» Александр Коган в начале июня заявил, что готов отказаться от выделенного участка в 18,5 га, потому что не удалось найти якорного арендатора. Предполагалось, что им будет крупная сеть Casinos Austria, но переговоры зашли в тупик.

Крупные операторы не решаются приходить в игорные зоны без четко обозначенных сроков запуска проекта, гарантий со стороны государства в части строительства дорог. Власти эти обязательства на себя брать не спешат. Зато администрация Краснодарского края уже подала иск в арбитражный суд о расторжении договора аренды земельного участка с «Асати» по причине невыполнения ею обязательств.
По самым скромным подсчетам специалистов Российской ассоциации развития игорного бизнеса, на организацию игровых зон потребуется не менее четырех-пяти лет. Только согласование проектов, оформление земель, прохождение госэкспертизы займет полтора-два года, еще столько же уйдет на возведение инфраструктуры.

Даже предприниматели, ведущие бизнес рядом с игорными зонами, не хотят туда переезжать. По словам председателя комитета Торгово-промышленной палаты Ростовской области по предпринимательству в сфере развлечений и игорному бизнесу Николая Оганезова, он лучше складирует игровые автоматы в подвал, чем начнет перевозить в «Азов-сити». Что уж говорить о бизнесменах с Урала.

Подготовить зоны за два года не удалось по ряду причин. Среди них - потеря времени на формальности, организационные мероприятия, подготовку документов. Сказалась и позиция местных властей: в Калининграде они решили потянуть с торгами, чтобы поднять ставки, в Приморье проект увяз в согласованиях, на Алтае понадобилось дополнительное время на создание инфраструктуры, а местные власти с этим не поторопились.

Общая стоимость проектов в десятки миллиардов долларов также заставляет сомневаться в возможности перевода игорного бизнеса в «резервации». Правительство надеялось привлечь к финансированию строительства игорных зон частный капитал, однако ни один крупный игрок на этом рынке инициативы не выказал (кроме как в «Азов-сити»). А денег федерального и регионального бюджетов на строительство не хватило.

Переезжать в игорные зоны слишком дорого, да и смысла особого нет. По мнению заведующего сектором организации бытового обслуживания населения администрации Екатеринбурга Олега Китаева, уральские операторы с большим интересом смотрят на страны ближнего зарубежья, где есть инфраструктура, нежели на российские голые степи.

Не будет и спроса. Кто ринется играть за тысячи километров от дома? Жители столиц? Они предпочтут поехать в Лас-Вегас или в постсоветское зарубежье, что ближе и дешевле. А население остальной России если в клубы шаговой доступности еще пойдет, то на поездку в зоны вряд ли раскошелится. Представители правительства при принятии закона об игорном бизнесе заверяли: общая предполагаемая посещаемость зон должна составить порядка 9,5 млн человек при обороте 17,5 млрд долларов. Откуда что взялось...

Игра в карты по-научному

Перепрофилирование игорных заведений кажется более реальным выходом из ситуации.
Варианта два: кардинальный и мягкий.

Первый заключается в изменении рода бизнеса. На Урале, по словам Олега Китаева, несколько игроков уже выбрали путь организации в освободившихся помещениях предприятий быстрого питания и точек ритейла. Правда, конкретных компаний чиновник не назвал. Известно, что в Москве подобный процесс идет активнее. Яркий пример - холдинг Ritzio Entertainment Group, еще в 2007 году открывший в Подмосковье продуктовые супермаркеты.

Второй вариант - изменение типа игорного бизнеса: перепрофилирование в букмекерские конторы, клубы спортивного покера, он-лайн-казино или организатора лотерей.

Спортивный покер - наиболее популярный вариант. Заведение в игре не участвует. Гости покупают фишки, по окончании игры победитель обменивает выигранные на деньги.

Например, в Екатеринбурге так поступили в развлекательном центре «Пирамида». Клуб, по словам управляющего Сергея Плотникова, получает около 5% от выигрыша: это процент за работу дилера, прокат покерного стола, фишек.

Менеджер казино «Бриллиантовая рука» Любовь Субарина в конце июня в беседе с «Э-У» также говорила, что к 1 июля заведение полностью прекратит работу, а в помещении планируется открыть покер-клуб:

- Таким же выход из ситуации видят и все остальные игорные заведения - нужно же искать лазейку в законодательстве. Переезжать в зоны, предложенные государством, мы не планируем. Их вообще не будет, как мне кажется. А реализация федерального закона приведет к тому, что перестанут существовать частные казино, а их место займут государственные.

Директор по спорту сети клубов спортивного покера «Ставка» Олег Запасов уверен, что покер имеет большие перспективы:
- Спрос на услуги клуба спортивного покера растет с каждым месяцем.

В основном прирост пока идет за счет игроков из он-лайн, но в последнее время у нас увеличился поток людей, приходящих на бесплатное обучение. Впоследствии они пробуют себя в настоящих турнирах. После 1 июля мы ожидаем приток игроков из казино. Впереди у нас большие планы - развитие сети покерных клубов, открытие новых заведений в Екатеринбурге, Перми и других городах. Рынок Урала, по нашему мнению, после 1 июля будет очень похож на московский, где каждую неделю открывается по нескольку клубов.

Однако у покера не такое уж безоблачное будущее. Так, в баре-замке «Степл Инн» нам рассказали: «Мы открыли клуб игрового спортивного покера два месяца назад. Однако ни один человек к нам не пришел, и клуб закрыли». В большинстве случаев покерные заведения открывают владельцы казино и залов игровых автоматов, которые не знают специфики этого бизнеса и не понимают, что рентабельность покерного клуба на порядок ниже, чем у зала игровых автоматов или казино, и что любой покер-клуб - это долгосрочный проект, требующий постоянного пристального внимания менеджмента. Кроме того, каждый новоявленный клуб должен будет пройти аттестацию российской федерации покера. В заведение должен выехать специалист, который протестирует персонал на знание и умение применять правила спортивного покера, проверит оборудование. В итоге вместо сотен потенциальных покерных клубов может остаться несколько десятков.

Легче всего переориентироваться на ведение бизнеса он-лайн. Посетители будут играть в рулетку, блэк-джек, покер и прочие игры, но только в сети. Главное - зарегистрировать казино не в России (в нашей стране они запрещены так же, как и обычные). Работники УВД признаются, что закрыть подобные заведения пока невозможно, нет такой практики.

Записки из подполья

Но многие бизнесмены уйдут в тень. Один владелец казино на правах анонимности заявил: «У меня каждый автомат стоит
3 тыс. долларов, рулетка - 5 тыс. долларов. Все куплено в кредит. Чем за все это расплачиваться? Выход один - уйти в подполье. Отобью кредиты - закроюсь».

В пользу развития подобной ситуации есть два аргумента.

Первый - мировой опыт. Во всех странах, где были введены жесткие законы, касающиеся игорных заведений, это привело не к исчезновению заведений, а к росту теневого сектора. Так, в Саудовской Аравии, где на игорный бизнес наложены самые жесткие ограничения, в том числе религиозного плана, полиция регулярно совершает рейды в подпольные заведения. На территории Турции, где азартные игры запрещены вовсе, функционирует порядка 3 тыс. подпольных казино. В Италии запрет на содержание игровых автоматов спровоцировал появление самого большого в Европе (до полумиллиона единиц) рынка нелегальных «одноруких бандитов». С либерализацией бизнеса в 2003 году распространение незаконных игорных заведений почти прекратилось. Да и на Америку, как это делали депутаты, кивать не надо: мол, у них два игорных центра и нет подпольного бизнеса. Центра-то два, только еще в
36 штатах разрешено строить казино.

Второй аргумент - местная практика.

С вступлением в силу в 2007-м ограничений сначала количество игорных точек резко уменьшилось, а потом стало перманентно расти. Например, в Екатеринбурге с начала 2009 года появилось 11 новых залов игровых автоматов. По словам Олега Китаева, все они нелегальные. Начальник контрольного отдела Управления ФНС по Свердловской области Ирина Люханова приводит такие данные: в 2008 году незаконных игорных заведений в области насчитывалось менее 50% от общего количества, теперь около 170 из 330 работают по «серой» схеме. В Челябинской области после ограничений, вступивших в силу с 1 июля 2007 года, оперативники почти каждую неделю выявляют все новые нелегальные залы игровых автоматов. По словам начальника управления по торговле и услугам Челябинска Сергея Березуева, только за два месяца этого года принудительно закрыто 36 нелегальных залов игровых автоматов, но примерно столько же открылось.

Да и с трудом верится, что несколько сотен залов игровых автоматов в уральских столицах в одночасье канут в лету. Слишком легко наказание за ведение незаконной деятельности в этой сфере. Штрафы, накладываемые за занятия игорным бизнесом без лицензии, - от 500 рублей до 50 тысяч. Не то что казино, любой среднестатистический зал игровых автоматов выдержит подобное наказание.

Блеф

Такое впечатление, что владельцы казино до последнего надеялись: правительство сменит гнев на милость и перенесет сроки ограничений. А власти в свою очередь полагали, что предприниматели одумаются и осознают всю безвыходность своего положения. Ни того, ни другого не произошло. Возможно, к концу 2008 года владельцы бизнеса начали бы вносить деньги в строительство игорных зон, но тут обрушился кризис. По оценке игроков рынка, посещаемость казино упала на 30 - 50%. Откуда взять средства на переезд?

В итоге виноваты оба: и государство, и казино. Логично, что от показательной казни игорного бизнеса пострадали тоже оба.

Предприниматели потеряли доход. Власти получили три проблемы. Первая - сокращение налоговых поступлений. Например, в Свердловской области в 2008 году налоговые поступления от игорного бизнеса составили 1,3 млрд рублей. В 2009 году бюджет, по словам Ирины Люхановой, потеряет от закрытия залов игровых автоматов и казино 970 млн рублей.

Вторая проблема - занятость оставшегося без работы персонала. В Челябинске и Тюмени может высвободиться по полторы тысячи человек, в Екатеринбурге -  тысячи. Наконец, третья проблема - расцвет подпольного бизнеса.

Радуются только врачи. По словам психотерапевта клиники неврозов «Сосновый бор» Андрея Кирницкого, репрессивные меры резко сократят количество вновь появляющихся игроманов. Отсутствие соблазнов в будущем может и вовсе избавить Урал от болезни. А то негоже по 10 - 15 человек в месяц лечить от этой напасти.

В подготовке материала принимал участие Алексей Белоусов

Комментарии

Материалы по теме

Государство ставит на «зеро»

Играть по-честному

Пермская ассоциация развития игорного бизнеса прекращает свое существование

В УФНС провели инвентаризацию свердловского игорного бизнеса — до сих пор работает 161 заведение

Игры разума

Из детской книжки в «Мурзилку»

 

comments powered by Disqus