Бить рублем

Бить рублем

Чтобы улучшить экологическую обстановку в регионе, нужно создать экономические стимулы для бизнеса, сформировать нормативную базу и устранить законодательные противоречия.

Владимир Дятлов
Владимир Дятлов

В середине июня в министерстве по радиационной и экологической безопасности Челябинской области состоялось первое заседание Общественного совета - органа, предусмотренного Концепцией основных направлений охраны окружающей среды региона на 2007 - 2015 годы. Прецедентная для Урала структура сформирована из числа ученых и специалистов в области окружающей среды, которые согласились помогать правительству в решении экологических проблем. Власти этого субъекта федерации вынуждены применять системный подход: концентрация промышленного производства здесь в четыре раза превышает общероссийский показатель. Экологи говорят, что если сегодня целенаправленно не заниматься вопросами улучшения обстановки, через пару­тройку десятков лет территории, подобные Южному Уралу, просто окажутся непригодны для проживания. Какие механизмы намерена задействовать региональная власть, чтобы не допустить этого, рассказывает вице-­губернатор Челябинской области Владимир Дятлов.

- Владимир Николаевич, в чем особенность экологической ситуации в Челябинской области? 

- Наши проблемы можно разделить на три блока: загрязнение промышленными и бытовыми отходами воздушной среды, водных источников и почвы. Пока нам удается более­менее успешно решать проблемы первого блока путем уменьшения негативного воздействия на атмосферу от наших промышленных предприятий. Еще в начале 90­х годов правительство области разработало нормативную базу, которая направлена на стимулирование предприятий к сокращению выбросов и реализации экологических программ. Мы предоставили выбор: либо плати штрафы, которые с каждым годом будут увеличиваться, либо реализуй экологические программы. Естественно, второй вариант экономически выгоднее. Промышленники начали закупать новое оборудование, внедрять технологии. И вот результат: объемы промышленного производства в области достигли уровня 90­х годов, а объемы выбросов в атмосферу снизились в 1,5 раза в сравнении с дореформенным показателем. Сегодня из сотен предприятий превышают нормативы предельных выбросов, установленные Ростехнадзором, только двенадцать, из них десять к 2010 году будут выбрасывать в атмосферу вредных веществ в пределах нормы. Лишь два - ММК и Уфалейникель - в силу специфики производства смогут достичь этих показателей к 2015 году.

Несколько сложнее ситуация с очисткой водных источников. Стоки с промышленных предприятий и от городской канализации загрязняют реки, озера, почву. 87% всех стоков в области, по классификации Роспотребнадзора, недостаточно очищены. 11% воды, которая используется как питьевая, считается в области не соответствующей нормативам. Решение здесь одно - прекратить сброс неочищенных стоков в водоемы. В прошлом году мы начали работу над созданием программы «Чистая вода» и очень рассчитываем на помощь в ее разработке членов Общественного совета. Проблема в том, что у нас нет необходимой законодательной базы, чтобы применить те же рычаги, что и при выбросах в атмосферу: регулирование водных источников находится в компетенции федеральной власти.
К примеру, в Челябинской области около 3 тысяч уникальных озер, на которых расположены сотни баз отдыха, не имеющих вообще никаких очистных сооружений. И пока у нас нет полномочий повлиять на их владельцев.

- Какие элементы регулирования, по вашему мнению, здесь могут работать?

- В частном бизнесе появляются инициативные люди, готовые вкладывать деньги в проекты очистки воды. Задача власти - сделать такие проекты привлекательными для инвесторов. Для этого нужно пересмотреть элементы тарифной политики. Принцип прост: за воду платит тот, кто ее потребляет. Для инвестора, которым в том числе может выступать региональный бюджет, это гарантия того, что часть вложенных им денег будет возвращена. Конечно, население и сегодня платит за воду, но проблема в том, что оно, во­первых, никак не может повлиять на ее поставщика, во­вторых, платит экономически необоснованно. Известно, что у нас средний норматив потребления - 300 литров воды на человека. Мы в ряде городов проводили исследования и выяснили, что усредненный показатель далеко не всегда отражает действительность: где­то люди могут использовать и 500 литров, а где­то достаточно 100 - 120. Надо, во­первых, изменить отношение населения к потреблению воды, а во­вторых, пересмотреть принципы взаимодействия продавцов и покупателей.

- А как решать проблему загрязнения водоемов промышленными предприятиями? 

- Здесь должен быть точно такой же механизм, как с атмосферным воздухом. Устанавливается норматив по качеству стоков, и предприятие либо платит за нарушение этого норматива, либо финансирует мероприятия по очистке воды.

- Что будете делать с промышленными отходами? Известно, что в Челябинской области их накоплено достаточно.

- Это очень болезненная тема. Объем накопленных отходов в области - 1,4 млрд тонн. Это отвалы горнопромышленных предприятий, шлаки металлургических заводов. И эта проблема еще сложнее, чем проблема загрязнения воды. Мешает не только недостаток полномочий, но и противоречивая законодательная база. К примеру, в Карабаше огромное количество шлаков медного комбината. Но как только появляются желающие эти отходы превратить в доходы, тут же оказывается, что они уже по два­три раза проданы. Находится куча людей с документами, подтверждающими, что отвалы принадлежат им. А как платить за землю, которая загрязняется от того, что они там лежат, так плательщиков днем с огнем не сыщешь. Или другая ситуация. Земля принадлежит муниципалитету, глава которого в свое время продал находящиеся на ней отходы частной компании. Сейчас эта частная компания хочет их забрать, но нынешние муниципальные власти заявляют: земля наша, никому ничего не дадим. Все это не позволяет конструктивно решать вопросы. 

- А есть желающие инвестировать деньги в переработку этих отходов?

- И не только желающие. Французская компания Lafarge сегодня разрабатывает программу использования твердых промышленных и бытовых отходов Челябинской области в производстве цемента, который она выпускает на приобретенном в 2003 году заводе «Уралцемент». Кроме того, эта компания разработала технологию использования масляной стружки - одного из отходов металлургического производства: по мнению экспертов, масло можно использовать в качестве топлива, а металлическая стружка послужит хорошей добавкой в железо. Наконец, компания считает, что можно с успехом использовать отвалы угледобывающих предприятий, находящихся в Коркинском угольном разрезе. Их можно разделить на уголь и породу, применяемую для производства цемента. Сейчас Lafarge планирует построить в городе Коркино новый завод мощностью 2,5 млн тонн цемента с предполагаемым объемом инвестиций 500 млн евро, где и будут применяться все эти технологии. 

- Проявляют ли интерес к внедрению подобных технологий отечественные инвесторы?

- Я не так давно был на одном из предприятий челябинской группы ИНСИ, который перерабатывает пэт­бутылки, причем в достаточно хороших объемах, по 150 тонн в сутки. Получаемые в результате переработки синтетические нити используются для самых разных изделий - половых тряпок, салфеток. В области есть и вполне успешные проекты практически замкнутого цикла производства. Еще в начале 90­х по инициативе ТЭЦ­2 здесь пущен завод по производству кирпича, который использует в качестве сырья золу со своих же отвалов. Это правильный пример построения бизнеса, когда предприятие превращает в полезные продукты свои отходы, при этом не загрязняя окружающую среду. Инициативные люди есть, нужно только создать грамотные экономические стимулы, сформировать нормативную базу и устранить законодательные противоречия.

Дополнительные материалы:

Великое переселение

Светлана Костина
Светлана Костина

Челябинская область стала испытательным полигоном для проектов переселения жителей с загрязненных территорий. Как водится, такие проекты становятся объектами не только общественного внимания, но и политических спекуляций

Руководство области подписало соглашение с федеральным агентством Росатом о совместном финансировании мероприятий по реабилитации загрязненной радионуклидами реки Теча и переселении жителей из поселка Муслюмово (Челябинская область) еще в ноябре 2006 года. Как правило, население таких территорий получает компенсации за проживание на них, однако на Южном Урале впервые решено предоставить людям еще и возможность переехать в более безопасное место.

Проект финансируется за счет средств Росатома и бюджета Челябинской области: они выделили примерно по 600 млн рублей. Средства предназначены для строительства домов и создания инфраструктуры в новом поселке Новомуслюмово, а также на выплату компенсации в размере 1 млн рублей жителям, которые захотят приобрести жилье в другой местности.

Что удалось сделать за полтора года, каковы сложности в реализации проекта, рассказывает заместитель министра радиационной и экологической безопасности Челябинской области Светлана Костина.

- Светлана Юрьевна, как идет процесс переселения?

- На сегодняшний день из 741 семьи 645 приняли решение уехать из Муслюмово: 415 уже получили компенсацию по 1 млн рублей и приобрели квартиры сами, 230 - решили переехать в новые дома, построенные в Новомуслюмово. Кроме домов возводим там школу, детский сад, врачебный пункт, прокладываем необходимые коммуникации

- Именно вокруг коммуникаций было много споров, в частности насколько чиста в этой местности вода, добываемая из скважин?

- Вокруг этого проекта вообще много спекуляций, в том числе и политических. Мы не одно исследование провели, и ни один ученый не нашел опасности. Нет связи между качеством питьевой воды с внешним водостоком. Поэтому мы с уверенностью можем говорить, что скважины совершенно безопасны. Да, в некоторых скважинах вода не соответствовала нормативам по химическим показателям, к примеру, по количеству железа. Их решили закрыть именно по этой причине. Но с точки зрения радиационной безопасности проблем никаких.

- А какова будет судьба Муслюмово? 

- Одно из условий представления компенсаций или нового жилья - отказ от собственности на старое, чтобы потом не было никаких спекуляций. 200 домов уже снесено, то же ждет остальные. В результате территория села Муслюмово будет рекультивирована. После того, как уедет последний житель, снесут все постройки и близлежащие территории переведут в категорию запаса. Это гарантия того, что зараженные территории никогда не окажутся в хозяйственном пользовании.

- Реализация таких проектов часто сопряжена с тем, что люди не хотят покидать родные места. Вы сталкиваетесь с такими трудностями?  

- Проект реализуется на добровольных началах: если человек не желает, насильно его никто не может заставить переехать. Сегодня не определились примерно 57 семей, которые просто выбирают вариант переселения или оформляют документы: для того, чтобы получить новое жилье или компенсации, нужно доказать право собственности на старое домовладение. Но позиции «никуда не поеду» я не встречала.

- А случаи мошенничества, попытки получить компенсацию незаконно были?

- Мы с самого начала определились, что будем переселять людей, которые действительно живут в Муслюмово. Конечно, попытки мошенничества были, когда прибивали табличку с номером дома к курятнику и требовали компенсацию. Но такие схемы не прошли. К сожалению, есть обратные ситуации, когда люди, в основном беженцы, покупали жилье без оформления документов и сегодня они не могут воспользоваться правом, предусмотренным программой.

- Людей перевезти можно. А как обезопасить загрязненную реку?

- Теча действительно грязная река, туда с прошлого века сливали радиоактивные отходы производственного объединения «Маяк», поэтому она официально выведена из хозяйственного оборота еще в 60­е годы. Соглашением предусмотрен комплекс мероприятий по реабилитации реки. Основная проблема заключается в том, что при половодье, разливаясь, Теча разносит радионуклиды, заражая пойму. Мы сделали проект реабилитации четырех километров: там будут сооружены берега, не позволяющие воде переливаться, кроме того, они будут густо засажены кустарником, чтобы скот не мог пройти к реке. Средства для этого будут выделены Росатомом. В целом на рекультивацию Муслюмово и реки необходимо 340 млн рублей.

- Когда предполагается завершить проект?

- Первые работы по реабилитации участков реки начнем уже в этом году, а к рекультивации Муслюмово приступим, вероятно, не ранее 2010 года: нужно, чтобы все жители спокойно выехали, выбрав для себя приемлемый вариант. Работа довольно капиталоемкая, требующая как ресурсов, так и времени, поэтому, полагаю, полностью проект мы завершим в 2012 году.

Интервью взяли Вера Степанова, Ирина Перечнева

Комментарии

Материалы по теме

Прочь из усталых городов

Фарс-мажор

Мусорный ветер, дым из трубы

Заводы уступают место

Выгодная экология

Великое переселение

 

comments powered by Disqus