Невидимое кино

Невидимое кино

Невидмое кино
 
Есть ли современное уральское кино? Варианты ответов: раньше было, а сейчас нет; есть; пока только возрождается. Предлагаю выбрать свой вариант. Затем прочитать материал и вновь дать ответ.

Студийная инвентаризация

Чтобы понять, в каком состоянии пребывает кинопроцесс региона, Уральское отделение Союза кинематографистов России провело конференцию, на которую пригласило представителей всех местных студий. Это раньше (но как давно!) существовала однаединственная Свердловская киностудия: прославленная «Угрюм-рекой» и «Приваловскими миллионами», выпускавшая в пиковые времена по десять фильмов в год, включая сериалы. Ныне на конференции засветились девять кинокомпаний из Екатеринбурга и одна из Перми. Всего, по подсчетам специалистов, в столице Урала на момент «киноинвентаризации» действовало 16 — 18 студий.

Некоторые из них связаны со Свердловской киностудией родственными отношениями. «Афильм» начинал как объединение анимационных фильмов при киностудии, потом стал ее дочерним предприятием, наконец самостоятельным ООО. Подобный путь прошел и «Урал-фильм». Большинство студий — «именные», ориентированы на личность, известную в киномире региона. Например, кинокомпания «Снега» ассоциируется с Георгием Негашевым, бывшим директором Свердловской киностудии.

«Ур-Ал» — с Владимиром Макеранцем, председателем местного отделения Союза кинематографистов. Пермский «Новый курс» — это прежде всего режиссер Павел Печенкин, а «29 февраля» — наша новейшая знаменитость победитель Венецианского фестиваля Алексей Федорченко.

А что же прародитель? Бывший монополист существует сегодня как группа компаний «Страна — Свердловская киностудия», куда входят кинофабрика, оказывающая технологические услуги (оборудование, павильоны, специалисты, которыми пользуются и другие студии), и кинокомпания, занимающаяся непосредственно производством фильмов; прокатная группа; Академия кинобизнеса. Собственных громких имен пока не наработано (возможно, это впереди, ведь именно здесь сконцентрировалась молодежь), зато активно привлекаются российские знаменитости.

Приобретением или утратой можно считать размножение студий, рассредоточение сил? На конференции прозвучал анекдот: отчитывается в Туле секретарь местной ячейки союза писателей: «Наша писательская организация так выросла! Теперь у нас сто писателей, а был всего один — Лев Толстой». Однозначным плюсом расценивается маневренность небольших компаний. «Теперь легче, не надо проходить 153 согласования», — говорит директор «Афильма» Валентина Хижнякова. Есть возможность сравнения и выбора для потенциальных инвесторов. Но раздаются и ностальгические стенания: мол, новые студии — лишь обломки большого корабля. Пресловутый худсовет нередко поминают добрым словом: не цензуру, конечно, а общение коллег, разговоры, которые ничего не решали, но создавали творческую атмосферу. Громко слышен плач по шедеврам, которых нет. «В многоцветном, разнонаправленном кинопроцессе региона сегодня очень мало картин, которые запоминаются», — оценивает ситуацию литературный и кинокритик Валентин Лукьянин.

В новой ситуации проявилось некое внутреннее противостояние: творцы старой закалки — и молодые менеджеры. Для первых во главе угла самовыражение автора, к слову «деньги» они относятся агрессивно; вторые придают приоритетное значение умению организовать процесс, от производства до распространения. Пока обе стороны не всегда слышат друг друга.

Показать — не показать

Возможно, для когото неожиданность, но даже простой перечень фильмов «made in Ekaterinburg» за последний год может занять немало места. Ограничусь главным. Сейчас на Свердловской киностудии снимается полнометражный художественный фильм «У ангелов есть крылья». Полностью готова первая часть (12 серий) милицейского сериала «Дело было в Гавриловке» (в ролях — Борис Щербаков, Алиса Гребенщикова, группа «Чайф»), только что начались съемки второй части. Стартует работа над 12серийной историкопатриотической лентой «Путь на Мангазею» совместно с компанией «Сибирфилм». Киностудия «29 февраля»: произведен игровой сериал «Похищение воробья», о котором московский критик Зоя Кошелева высказалась в превосходной степени («Если этим можно хоть частично заменить телевизионное мыло, это будет замечательно»), и художественный фильм «Железная дорога», рассчитанный на прокат в кинотеатрах. «Афильм»: закончена детская игровая картина «Крейк» о приключениях доисторического мальчика в современных условиях, сделано несколько анимационных картин. Готовится проект сериала для детей и фильма по произведению Владислава Крапивина. Три года назад организованная студия «Снега» тоже запускает в производство художественную ленту. Разными кинокомпаниями Урала произведено большое количество фильмов в неигровом жанре, он все более популярен. Картина «Давид» режиссера Алексея Федорченко Свердловской киностудии уже получила несколько международных призов.

Но где оно — это наше кино? Кто тот зритель, для которого оно создается?

И вообще, что это за самое массовое из искусств, которое почти никто не видит? По названным картинам я постаралась добыть «потребительскую информацию».

«Дело было в Гавриловке» приобретено федеральным каналом ТВЦ и будет демонстрироваться на телеэкране в начале осени нынешнего года. «Похищение воробья» также куплено телевидением, готовится выпуск на DVD. «Железная дорога», по планам, осенью должна появиться в кинотеатрах страны. Мультфильмы потихоньку закупаются на ТВ, вот только идут они, в отличие от штампованных компьютерных «мыльных» мультиков, не в активное детское время, а поздно. Валентина Хижнякова: «Продать детский фильм очень трудно, по закону он не должен перебиваться рекламой, а значит, невыгоден». «Давид» демонстрировался по телевидению и даже стал победителем конкурса зрительских симпатий «Настоящее документальное кино на ТВЦ». Уральское кино есть, но его пока мало, оно растворяется в общем потоке.

Дистрибуция — это новое слово не то чтобы пугает, но вызывает раздражение у мэтров. «Ваши фильмы выйдут на Брайтон! Мы готовы помочь продвижению картин и на телеканалы, и на международные рынки», — заявляет во всеуслышание генеральный директор Свердловской киностудии Михаил Чурбанов. Его игнорируют. А ведь грамотно организованная дистрибуция, то есть распространение фильмов, это и есть путь к зрителю. Дистрибьюторскую службу имеет только группа компаний «Страна». Другие самостоятельно продажами не занимаются. «Афильм», например, находится в многолетних отношениях с московской фирмой, которая продает картины и по России, и за рубеж: язык анимации — международный.

Деньги откуда? Из бюджета, вестимо

Когдато известный уральский драматург Геннадий Бокарев сказал: будут деньги — будет и кино. Дмитрий Воробьев, продюсер кинокомпании «29 февраля», добавляет: будет творческая личность — будут и деньги. У «29 февраля» есть Алексей Федорченко; под него дают деньги. Кто?

Главным финансовым каналом для производства фильмов был и остается федеральный бюджет. Агентство по культуре и кинематографии финансирует около пятисот картин в год (включая документальные). На тендерной основе — настало время тендерного искусства: даже столы и ложки для декораций приобретаются после проведения конкурса. Работать с государством, по мнению многих продюсеров, не проще, чем с финансовыми структурами. Важно уметь грамотно представить проект. «Выбрасываются» лоты с определенными темами, кинокомпании выбирают подходящий, готовят заявку, экспертный совет ее анализирует. Так несколько лет назад государство выделило средства на съемку «Первых на Луне» — артхаусного кино, которое по определению не могло принести доход, но уже становится брендом уральского кинематографа.

Появились новые источники — бюджеты регионов. Студия «29 февраля» получила средства на съемку сериала «Похищение воробья» от правительства Москвы через кинокомпанию Сергея Жигунова «Пеликан». Результат понравился, и следующий проект — художественный сериал с рабочим названием «Капитан» — предполагает финансирование по тем же каналам. Несколько фильмов снимается на деньги северных тюменских округов. С прошлого года появилась отдельная строка и в бюджете Свердловской области, государственное вспомоществование выделено фильмам «Путь на Мангазею» и «Золотой Полоз» студии Владимира Макеранца.

Промышленные предприятия в основном делают заказы на презентационные ленты и пока нечасто рассматривают кино как бизнес: риски высоки. Да и большинство уральских кинопроизводителей признаются: возврата вложенных денег почти нет.

Кто почем

Какие бы механизмы купли-продажи не существовали, но делает кино человек. Одна из серьезных проблем уральского кинематографа — кадровая. За десятилетие «несъемочного периода» из отрасли ушли специалисты.

В дефиците не только таланты (их всегда мало), но и профессионалы среднего звена, те, кто непосредственно производит кино: вторые режиссеры, помощники операторов, бутафоры. Одна команда переходит от студии к студии. Решить проблему путем подготовки специалистов в столичных вузах не удается: на Урал не возвращаются. Надежнее выращивать дома. При Свердловской киностудии организована Академия кинобизнеса. Она тоже направляет лучших студентов во ВГИК, но по целевым направлениям — они обязаны вернуться.

Вообще-то сегодня можно пригласить для участия в картине любого режиссера, любого актера. Их интересуют не только деньги, но и качество проекта. В мире понятия элитарного и массового искусства постепенно стираются, взрастает некий «средний слой» кино: качественного и увлекательного.

У нас пока живуче убеждение о непересекающихся параллелях: кино коммерческом (не весть какого качества, зато охотно покупаемом) и фестивальном, авторском (хорошем, получающем призы, но не продаваемом).

И до тех пор, пока разделяются эти понятия, будет властвовать низкий вкус. Потребителя нужно воспитывать. Не только создавать качественный продукт, но и умело продвигать его. Иначе все достижения уральского кинематографа так и останутся «невидимым кино».

Дополнительные материалы:

Будет конвейер, будут и шедевры

— считает председатель совета директоров кинокомпании «Страна» продюсер Павел Бабин

Павел Бабин

Павел Бабин

— Задачи продюсера — привлечь деньги и грамотно их отработать. Откуда сегодня приходят деньги в кино?

— За 2006 год мы сняли 14 документальных фильмов, полностью на средства федерального агентства по культуре и кинематографии. А вот проект «Дело было в Гавриловке» — для нас первый и пока единственный, выполненный без господдержки.

— Бизнес начинает инвестировать в кино, рассчитывая на прибыль? При каких условиях она возможна: широкий прокат?

— Появляются компании, которые не боятся давать деньги, и появляются кинокомпании, которым не боятся давать деньги. Но риск существует. Даже в Голливуде на один коммерчески успешный проект приходится девять не слишком успешных, и он их окупает. Бывает, что картина в большом прокате только проигрывает. Российский пример — фильм «Дура»: бюджет 1 млн долларов, на рекламу потрачено 1,5 млн долларов, а сборы составили 200 тысяч. Вообще у малобюджетных картин реклама стоит столько же или больше, чем производство. Если фильм — не «Девятая рота» (бюджет около 10 миллионов, рекламный — 6 миллионов), то пока он не закончен, не ясно, пойдет ли в прокат. На нашей студии завершается съемка художественной ленты для молодежи «У ангелов есть крылья». Еще не решен вопрос, будет ли картина предложена кинотеатрам — тогда потребуются серьезные рекламные деньги. Или сделаем несколько копий и пустим в ограниченный прокат. Гарантированный приток денег — телеканалы, которые реально платят. Потихоньку поднимается рынок DVD, превращаясь из дикого в более цивилизованный.

— Как определяется прокатная судьба фильма?

— Процесс дистрибуции сложный и творческий. Тут задействованы и логика, и интуиция. Недостаточно просто знать рынок, нужно быть в курсе внутренних течений на телеканалах и чувствовать, что кому и когда предложить. Одну и ту же картину можно продать поразному и даже частями: телеправа, фрагменты, саунд-трек. Иногда бывают приятные сюрпризы. Год назад на кинорынке был показан фильм «Остров». Представьте: полный зал директоров кинотеатров, постоянные звонки сотовых (здесь это не считается моветоном, люди работают), не больше 15 минут на просмотр картины. «Остров» же досмотрели все. Но 80% кинотеатров брать его в прокат сначала не решились. А он собрал приличные деньги, особенно на второй волне проката. Это пример того, как нашего зрителя недооценили.

— От чего зависит успех уральского кино?

— Только от желания работать. Производить кино, и как можно больше. Делать фестивальные фильмы, но не бояться и сериалов. Да, это быстрый продукт. Но есть торт, а есть овсяное печенье на каждый день. Оборудование должно работать, сотрудники быть задействованы: колесо должно крутиться. Будет конвейер, будет профессионализм, появятся и шедевры. В вакууме они не рождаются. Снять шесть-восемь фильмов, которые принесут прибыль, и с этими средствами замахнуться на многомиллионный проект. Свердловской киностудии принадлежит идея сериала о Колчаке. Он снимается, но не у нас, мы лишь участники проекта, бюджет порядка 20 млн долларов пока не потянуть. Но это лишь вопрос времени. И, конечно, абсолютно всем хочется снимать полный метр, художественное кино, которое пойдет в большой прокат и за которое не будет стыдно.

Авторское кино на большой экран

планируют вывести создатели кинокомпании «29 февраля» продюсер Дмитрий Воробьев и режиссер Алексей Федорченко

— Как возникла кинокомпания, и почему она «29 февраля»?

vorobjev_d 
Дмитрий Воробьев
Фото: Андрей Порубов
— Долгое время мы работали на Свердловской киностудии, а три года назад создали собственную кинокомпанию. Мы понимали, что студия может жить только благодаря проектам, и первый год был посвящен созданию сценарной базы: работали как сценарное агентство, собирали идеи, копили тексты. В итоге имеем программу на десять лет вперед. Потом взяли в аренду корпус ВГТРК, который был законсервирован, так как кино не снималось, здесь разместились и офисы, и павильоны, получилась полноценная киностудия. Вот уже два года делаем фильмы.

В прошлом году съемочный период длился семь месяцев подряд. А название такое, потому что 29 февраля бывает не часто, потому что зарегистрировались в феврале високосного года, да и потому что это название запоминается…

— То, что я видела (рекламный ролик) и слышала (от ваших коллег) о картине «Железная дорога» сводится к одному: непростое кино… Таков стиль киностудии?

— Сначала мы планировали выдерживать авторскую линию, делать фестивальное кино, а параллельно для зарабатывания средств заниматься коммерческим. Но «Железная дорога» объединила и то, и другое: авторское кино мы хотим «прокатать» в кинотеатрах. Сейчас подбираем дистрибьюторскую фирму. Сериалы же — это совершенно особый продукт: иной темп, иная технология. Мы еще не можем снимать серию за два дня, как это делают в столицах, но научимся.

Алексей Федорченко
Алексей Федорченко
Фото: Андрей Порубов
— Как вы считаете, существует ли сегодня феномен уральского кино?

— У разных жанров своя судьба. Уральская анимация известна всему миру, ее нельзя отделить от региона. Документальное кино тоже ярко светило, особенно когда появилось творческое объединение «Надежда» во главе с Валерием Савчуком: не было тогда мирового фестиваля, на котором бы уральцы не получали призов. А вот уральской школы игрового кино не случилось, длилась эпоха одного человека, Ярополка Лапшина, но мастер так и остался в единственном лице, за редким исключением.

— В отношении перспектив уральского кино вы оптимисты?

— Потенциал уральского и вообще российского кинорынка огромен. Но нужно построить еще много кинотеатров, чтобы не менее одного приходилось на каждые сто тысяч жителей. Пока прокат сконцентрирован в мегаполисах, а большая часть региона не имеет залов, кино не станет выгодным делом, в него не пойдут частные инвестиции. Прокат во многом определяет успех кинопроцесса. Делать же качественные фильмы мирового уровня на Урале — абсолютная реальность, чем мы и предполагаем заниматься.


 

Уральское кино за 10 лет

Блицопрос от профессора УрГУ Натальи Кирилловой

Какие современные кинофильмы уральского производства вы знаете?

Лидер — лента «Первые на Луне» Алексея Федорченко. Затем «Привет, Малыш!» (режиссер Владимир Макеранец) и «Сель» (режиссер Ярополк Лапшин, сценарист Геннадий Бокарев).

Какие уральские режиссеры вам известны?

Лидеры те же: Алексей Федорченко и Ярополк Лапшин. А также Владимир Хотиненко. Аниматоры: Оксана Черкасова, Сергей Айнутдинов, из молодых Зоя Киреева. Документалисты: Борис Галантер, Владимир Тарик, Борис Кустов, Анатолий Балуев, как перспективный — Андрей Титов.

Что сейчас происходит с уральским кино?

30% ответов — переживает кризис, 20% — идет накопление сил, а 50% оценили процесс как выздоровление и возрождение.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus