Гнутое дело

Гнутое дело
Алексей Букреев

Алексей Букреев: «Хотя рентабельность металлотрейдеров снижается, будущее рынка безоблачно»

П
ервые итоги летнего сезона в металлоторговле показали: рынку удалось избежать повторения прошлогодней «арматурной лихорадки». Тогда галопирующий рост цен на арматуру, вызванный резким превышением спроса над предложением, поверг участников рынка в шок — они месяцами не могли выкупить заказанный товар, срывали сроки поставок сортового проката клиентам. В нынешнем году компании, наученные арматурным кризисом, заранее озаботились не только пополнением складов, но и развитием переребатывающих мощностей. О том, что происходит на арматурном рынке Урала, «Э-У» рассказал заместитель директора дивизиона «Сталепромышленная компания — Свердловская область» Алексей Букреев.

— Алексей Вячеславович, какова конъюнктура рынка арматуры сегодня?

— Я практически на 100% уверен, что прошлогодняя ситуация не повторится. Мы уже входим в пик сезона, но цены стабильны, лихорадки на рынке нет, металл есть у всех трейдеров. Цена в среднем на 15% ниже, чем на пике прошлого года: тогда были моменты, когда арматура № 10 продавалась по 30 тыс. рублей за тонну. Сейчас 25 — 27 тыс. рублей.

— Почему в прошлом году металла не было, а в этом есть?

— Производители и трейдеры неверно спрогнозировали спрос. Поэтому когда он начал расти взрывными темпами, рынок не смог перестроиться. В этом году компании подготовились основательнее. Трейдеры, и мы в том числе, тщательнее подошли к планированию, внимательно оценили потребности строителей, провели переговоры с крупными застройщиками Среднего Урала. Оценить металлоемкость региона в принципе несложно.

Производители арматуры, меткомбинаты, тоже заранее заложили большие объемы выпуска, чем год назад. Кроме того, на среднеуральском рынке наблюдается стабильный приток арматуры из других регионов и даже изза рубежа. А в европейской России появилась турецкая продукция. До нас она не доходит, но отчасти заполняет рынок центральной части страны, и от нас отправляется туда меньше арматуры, чем раньше.

— Откуда идет импорт?

— Мы работаем с Китаем, Египтом, Белоруссией.

Изменение ассортимента металлотрейдеров

— В прошлом году несколько компаний пытались закупать китайскую арматуру, но остались недовольны ее качеством. Вас оно устраивает?

— Сказать, что китайская арматура заметно уступает нашей по качеству, я не могу. То же — по поставкам из Египта. Вся продукция сертифицирована, внешние данные, геометрия зачастую лучше, чем у отечественных производителей. Скажем, на каждом китайском прутке стоит клеймо, торцы окрашены. Она просто эстетически привлекательнее. Если говорить о функциональных свойствах, то их арматура не хуже и не лучше нашей. Сертификация подтвердила соответствие качества нашему ГОСТу.

— Есть ли какие-то серьезные конкурентные преимущества или недостатки у импортной арматуры?

— Я считаю, что главный минус — сроки поставок. Учитывая границы, таможню, заказ нужно делать за два-три месяца вперед. В России можно работать оперативнее, кроме того, если появляются какие-то проблемы со сроками, повлиять на поставщика.

— Вы контактируете с зарубежными компаниями напрямую или через посредников?

— С Китаем напрямую. Иногда приходится работать с компаниями, аффилированными с производителями.

— Условия сотрудничества с зарубежными компаниями отличаются?

— Особых отличий нет. Если партнеры еще плохо известны друг другу, то идет 100процентная предоплата. Если есть положительный опыт сотрудничества, то с европейскими компаниями действует такая схема: процентов 10 — предоплата, когда металл произведен — следующий платеж, а после его прихода оплачивается остаток.

— Можно ли сказать, что именно импортная арматура «закрыла» неудовлетворенный спрос прошлого года и ликвидировала дефицит?

— Пожалуй, нет. В нашем объеме торгов импортный сортовой прокат составляет около 5%. А кроме СПК на среднеуральском рынке никто импортом на постоянной основе не торгует — есть единичные поставки, в основном через Москву. Роль импорта в другом — он позволяет закрывать отдельные бреши, не запускать эффект домино когда незначительный дефицит приводит к общей лихорадке рынка.

— Есть ли разница по уровню цен?

— Цены, с учетом дороги, вполне адекватны и конкурентны. Не могу сказать, что китайская арматура, проехавшая в вагоне 5 тыс. км, дороже, чем местная. Думаю, тут сказывается ценовая политика отечественных производителей.

— Насколько важна ценовая конкуренция на рынке?

Колебания средней цены арматуры— Фактор цены важный, но не самый главный. Строители не купят себе на склад вагон дешевой арматуры одного диаметра. Им нужен ассортимент, комплексный заказ, удобные условия поставки. Одним словом — сервис. Поэтому, кстати, меткомбинаты и их торговые дома не вытесняют с рынка независимых металлотрейдеров. Что может предложить завод покупателю? Самые низкие цены при прямых поставках. Но при условии покупки партии арматуры максимум двух диаметров объемом от вагона и больше через несколько недель. А строителям не нужен вагон завтра, им требуется 10 тонн арматуры разного диаметра, причем сегодня. Мы же можем скомплектовать до 30 позиций в рамках одной партии. 

— Значит, опасения, что торговые дома меткомбинатов вытеснят с рынка независимых металлотрейдеров, безосновательны?

— В целом, да. Хотя идет постепенное сокращение небольших компаний, торгующих мелкими партиями проката, в том числе арматуры, с наценкой 1 — 2%. Этим фирмам не хватает ресурсов, чтобы развивать сервисную составляющую.

— Что вы вкладываете в это понятие?

— Мы максимально сокращаем время между возникновением потребности в металле и его поставкой. Создаем собственную транспортно-логистическую компанию. Ей уже сегодня принадлежит около 30 единиц транспорта, в основном длинномеры. Их услуги очень востребованы: в сумме они делают до 200 рейсов за день. Были случаи, когда автотранспортом до Красноярска довозили металл. Если надо, можем воспользоваться железной дорогой.

Если клиент приезжает к нам сам, мы до минимума сокращаем время его пребывания на складе. Для этого заранее просчитывается логистика, происходит предварительная комплектация заказов.

Не менее важно наличие широкого ассортимента, хорошая упаковка, предварительная обработка. Имеет значение, может ли фирма по заказу клиента сама порезать металл, сделать перфорацию, изготовить различные полуфабрикаты. Поэтому мы инвестируем именно в это направление развития бизнеса. Да и другие участники рынка собираются двигаться в этом направлении.

— Вы планируете реализацию крупных инвестпроектов в области сервисных услуг?

— Мы уже реализовали один такой проект: год назад запустили производственный комплекс для переработки арматурного проката стоимостью около 3 млн евро. Его производительность — до 2,5 тыс. тонн арматуры в месяц. Пока перерабатываем 400 — 500 тонн ежемесячно, но объемы растут. Большинство строительных компаний пока используют ручной труд, а он однозначно проигрывает механизированному по точности изготовления и уровню издержек. По нашим подсчетам, автоматизация изготовления конструкций из арматуры экономит до 30% накладных расходов на этот вид продукции. Сегодня еще две-три компании предлагают подобные услуги.

— Если говорить о перспективах развития сервисной составляющей, какие цели ставят перед собой компании?

— Мы планируем поставку готовых плоских и объемных пространственных каркасов непосредственно на стройку. Со временем заберем у строителей большую часть этой непрофильной, на наш взгляд, работы. Думаю, пока этим направление передела арматуры ограничится. Дальше уже идет монтаж. Но это — хлеб строителей. Мы на него не покушаемся.

— Можно ли спрогнозировать ближайшее будущее рынка арматуры?

— На пять лет — оно безоблачно. Объемы продаж арматуры в Свердловской области сейчас составляют около 30 тыс. тонн ежемесячно, и в ближайшем будущем падения объемов не предвидится. Группа «Ренова» уже в нынешнем году приступает к застройке района Академический на 9 млн кв. метров, а «ИтераИнвест-Строй», девелоперское подразделение нефтегазовой компании «Итера», заявило о намерении построить жилой массив в районе ВИЗПравобережный. Уже разработан проект, предполагающий застройку 1 млн кв. метров, в том числе 820 тыс. метров жилья. УГМКХолдинг возводит деловой центр — Екатеринбург-Сити. Так что в ближайшие годы спрос на арматуру резко возрастет. Думаю, на рынок попытаются зайти металлотрейдеры федерального уровня, пока на Среднем Урале из федералов работают только торговый дом «Мечел» и Комтех. Правда, закрепиться на местном рынке новым игрокам будет непросто.

— Почему?

— Свердловский рынок уступает московскому и по объемам продаж, и по уровню сервиса, но мы развиваемся в том же направлении, что и центр страны. Уже сегодня федеральные игроки не смогут предложить ничего такого, чего нет на местном рынке. Остается только ставка на низкие цены. Но, как я уже говорил, одной цены мало. Потребители будут требовать отсрочек платежа. И тут встанет вопрос, как долго новые участники рынка смогут работать, демпингуя и в долг.

Словом, выход очень непростой. С нуля построить компанию, которая бы занимала серьезное место на рынке, невозможно. Придется серьезно вложиться в оборудование, сервис. Могут возникнуть проблемы с площадками под склады и сервисные металлоцентры — в Екатеринбурге и окрестностях не хватает таких площадей.

— По мере роста рынка и усиления конкуренции рентабельность будет расти или падать?

— Она уже сейчас неуклонно снижается.



Комментарии

Материалы по теме

Станок под прилавком

На арене цинка

«Сделать крупный бизнес из маленькой Eureka»

Магнитку депортировали

От слов к делу

 

comments powered by Disqus