Дело техники

Дело техники Приватизация государственного имущества позволит улучшить конкурентную среду и повысить эффективность управления компаниями. Но чтобы она прошла с пользой для бюджета, на федеральном уровне необходимо создать единые правила продажи, убежден директор департамента управления госимущества правительства Югры Максим Шевченко.

Правительство Ханты-Мансийского автономного округа первым из субъектов федерации на территории Урала и Западной Сибири приступило к выполнению программы приватизации государственной собственности. По распоряжению правительства РФ, такие программы должны провести все регионы. Цели - увеличение доходов региональных бюджетов, структурные реформы. Югорская приватизация, скорее всего, станет не только самой первой, но и самой крупной: за три года власти рассчитывают получить от продажи государственной собственности 20,2 млрд рублей. В этом году на продажу выставляется 12 акционерных обществ, в следующем - пять, в 2013-м - два.

Максим ШевченкоПочему власти ХМАО решили расстаться с частью компаний, в которые много лет вкладывали идеи и ресурсы, какие риски они вынуждены учитывать при реализации программы приватизации и что мешает субъектам федерации более эффективно управлять государственным имуществом? Эти темы мы обсуждаем с директором департамента управления госимущества правительства Югры Максимом Шевченко.

Отпустить на рынок

- Максим Владимирович, какой объем активов находится в собственности округа, какая часть будет приватизирована?

- По расчетам, которые мы делали в 2010 году, общая стоимость имущества составляла 236,5 млрд рублей. Оно делится на два типа: имущество казны и имущество, закрепленное в оперативном управлении и хозяйственном ведении. Подавляющая часть (67%) относится ко второму типу, его общая стоимость 160 млрд рублей. Имущество казны в свою очередь делится на два вида: 79% его может предоставляться в возмездное использование и владение, например в аренду; остальное - имущество некоммерческого использования (в основном здания, помещения, предоставленные федеральным и муниципальным органам власти и учреждениям, а также негосударственным некоммерческим организациям). Помимо предоставляемого в аренду, к имуществу коммерческого использования также относятся имущественные комплексы унитарных предприятий (7,9 млрд рублей) и акции, доли участия в хозяйственных обществах (28,4 млрд рублей). Эта собственность не является необходимой для обеспечения функций государственной власти, и именно этот блок планируется к приватизации в ближайшие несколько лет.

- Что даст бюджету продажа этих объектов?

- Это общий курс государственной политики, и мы считаем его абсолютно верным. Орган власти, будь то федеральное правительство, субъект федерации или муниципальное образование, имеет четко определенные задачи и функции. Это обеспечение безопасности, социальной защиты, здоровья населения и так далее. Среди этих целей нет цели извлечения прибыли, а непосредственное участие в предпринимательской деятельности (например предоставление в аренду объектов недвижимости) или участие в акционерном обществе предполагает именно это. В силу определенных обстоятельств органы власти были вынуждены участвовать в бизнесе в качестве акционеров, учредителей компаний. И это во многих случаях привело к ущемлению интересов других участников рынка. Потому что когда государство одновременно осуществляет административное регулирование и выступает в качестве участника хозяйственного оборота, пусть в опосредованной форме через владение юридическими лицами, оно нарушает правила конкуренции. Кроме того, чиновник никогда не будет с такой же эффективностью управлять собственностью, как это делает частный предприниматель. Просто потому, что у него задачи другие.

Динамика стоимости государственного имущества ХМАО - Югры- Правительство ХМАО, в отличие от других субъектов федерации, которым собственность досталась «по наследству» от советского периода, много вкладывало как раз в рыночные объекты. Югра - единственный субъект федерации на Урале и в Западной Сибири, которому удалось создать и поднять собственный банк, страховую и лизинговую компании. На определенном этапе это считалось своего рода преимуществом экономики округа. Теперь с ним придется расставаться?

- Это часть мероприятий по привлечению в регион инвестиций. Например, взять гостиничный сектор. Все крупные гостиницы в Ханты-Мансийске построены за счет средств бюджета. Потому что десять лет назад ни один частный инвестор не решался вложиться в строительство отеля: не мог просчитать перспективы загруженности на такой специфичной территории - в городе нефтяников. Да, мы говорили, что будем работать над привлечением туристов, проведением конференций, форумов, обещали, что у нас будут проходить мировые шахматные олимпиады, чемпионаты мира по биатлону. Так и случилось, но поверить в это было непросто. Во многом благодаря тому, что правительство округа инвестировало средства в строительство инфраструктуры, Ханты-Мансийск стал известным центром конгрессного туризма. Сейчас все отели переданы в частное управление: арендаторы в состоянии и выплачивать арендную плату, и получать доход с этих объектов. Дальнейшего государственного участия здесь не требуется, и объекты надо отдавать на рынок.

Почему округу был нужен собственный мощный банк? Потому что 20 лет назад население могло провести платежи только через Почту России, даже Сбербанк был слабо представлен на территории. Сейчас Ханты-Мансийский банк имеет самую большую сеть офисов на территории округа, и у людей нет проблем с доступом к финансовым услугам. На тот момент, когда округ создавал банк, рыночной конкуренции не было вообще, и этим шагом мы стимулировали ее появление, потому что следом в Югру пошли и другие банки. В дальнейшем развитии конкурентной среды в банковском секторе должны принимать участие профессиональные игроки, поэтому пакет акций банка, принадлежащий округу, и включен в число приватизируемых объектов.

- Какие объекты, на ваш взгляд, вызовут интерес у инвесторов?

- Думаю, будет интерес к страховой компании «Югория», крупнейшему страховщику на Урале и в Западной Сибири. Рынок страхования конкурентный, а финансовое положение его устойчивое, есть большая сеть офисов, качественный менеджмент, поэтому для крупных страховых компаний и банков это очень хороший способ укрупнения бизнеса и продвижения в регион.

Судя по итогам презентации, которую мы не так давно провели среди телекоммуникационных компаний, много желающих участвовать в покупке компании «Югрател». Она имеет хорошие стартовые позиции, динамично развивалась и интересна всем крупным игрокам - Ростелекому, Мегафону, МТС и другим.

Несколько сложнее, может быть, пойдет продажа агропромышленных активов: сам по себе сектор очень привлекательный, но объекты крупные, да и выставляются одним лотом. Это птицефабрика «Боровская», которая занимает первое место в стране по выпуску товарного яйца премиум-класса, крупнейшая в регионе птицефабрика «Челябинская», птицефабрика «Нижневартовская», комбикормовый завод «Бикор», торговый дом «Боровский». Начальная цена лота - 5 млрд 80 млн рублей. Понятно, что такими объектами заинтересуются только крупные профильные инвесторы, работа с которыми потребует и времени, и усилий.

Таблица. Наиболее крупные объекты, приватизация которых планируется в 2011 - 2013 годах

Есть в списке и специфические объекты, например Нижневартовск НИПИнефть. Это достаточно успешное акционерное общество, его выручка в позапрошлом году составила 507 млн рублей, но она во многом зависит от спроса на проектные работы по освоению и обустройству месторождений со стороны нефтяных компаний. Мы рассчитываем, что заявки будут поступать от инжиниринговых компаний, которые на базе такого актива могут создать специализированное технологическое подразделение.

Структура государственного имущества ХМАО - Югры- Удастся выполнить намеченные планы на 2011 год?

- Оценены и выставлены на продажу семь объектов из двенадцати, которые мы планируем продать в 2011 году, так что, думаю, финансовый план в 6 млрд рублей мы выполним.

Внимание, рейдер

- С какими проблемами и рисками вы сталкиваетесь при подготовке активов к продаже?

- Ситуация, сложившаяся вокруг компании ЮТЭК, наверное, лучше всего характеризует риски, которые государство несет в процессе приватизации. Это опасность увода активов.

ОАО «Югорская энергетическая компания» создана правительством округа в 2004 году. Она является поставщиком энергии на территории ХМАО предприятиям ЖКХ, бюджетным учреждениям, населению. Обслуживанием, эксплуатацией сетей, содержанием техники занимаются дочерние общества ЮТЭК в муниципалитетах, а в качестве оператора выступает компания «ЮТЭК - Региональные сети», в которой 50% акций принадлежит округу, а 50% - холдинговой Корпорации СТС и НПФ «Профессиональный» (оба входят в Группу СТС). В октябре прошлого года, когда мы объявили о планах приватизации, между ОАО «ЮТЭК» и ОАО «ЮТЭК - Региональные сети» в нарушение закона об акционерных обществах был заключен договор мены, согласно которому вторая в обмен на часть акций передает первой контрольные пакеты (по 51%) акций в 11 региональных сетевых компаниях. В апреле этого года мы подали иск в арбитражный суд о признании сделки недействительной и выиграли процесс. Нам удалось доказать, что сделка имеет элемент заинтересованности: на момент ее заключения Максим Медведев занимал должность генерального директора ОАО «ЮТЭК» и одновременно был членом совета директоров ОАО «ЮТЭК - Региональные сети». В этом случае сделка должна быть одобрена советом директоров, чего не сделано. Из документов следует, что конечным «бенефициаром» и владельцем контроля как над ОАО «ЮТЭК - Региональные сети», так и над дочерними компаниями ЮТЭК должно было выступить ООО «Холдинговая компания СТС» наряду с ООО «Корпорация СТС» и НПФ «Профессиональный». Дело в том, что одновременно с передачей в ОАО «ЮТЭК - Региональные сети» обществ, которые, собственно, и содержат сети, группа предприняла попытку размыть долю участия ЮТЭК в «ЮТЭК - Региональные сети» с нынешних 50% до 25%. Для этого были подготовлены документы о дополнительной эмиссии акций и якобы ее завершении в пользу компаний, аффилированных с группой СТС, при этом подпись генерального директора была подделана. В результате ЮТЭК мог потерять контроль над ключевыми для обслуживания сетевого бизнеса дочерними компаниями. Мы это вовремя выявили и направили заявление в правоохранительные органы. Сейчас возбуждено уголовное дело по статье «Злоупотребление при эмиссии ценных бумаг». Тогда Группа СТС предприняла еще одну попытку: на прошлой неделе совет директоров «ЮТЭК - Региональные сети» принял решение уволить генерального директора предприятия Олега Чумака. Именно этот человек, кстати, большой профессионал в своем деле, выстроил всю систему энергетического холдинга, во многом благодаря его активным действиям удавалось пресекать незаконные попытки увода государственной собственности. Мы будем оспаривать и это решение, поскольку оно тоже принято с нарушением законодательства: вопрос о досрочном прекращении полномочий исполнительного органа относится к компетенции общего собрания.

- Похоже на попытку рейдерского захвата...

- Так оно и есть. Участвовать в покупке актива на законных основаниях группа СТС не хочет, предпочитая за счет махинаций получить наиболее ликвидное имущество даром. На самом деле ЮТЭК достаточно привлекательный актив, поскольку занимается сбытовой деятельностью. Выручка компании в прошлом году превысила 6 млрд рублей. Помимо сбыта в холдинг ЮТЭК в качестве дочерних обществ входят и распределительный бизнес на территории 17 из 22 муниципальных образований округа, и генерация электроэнергии в децентрализованном секторе. Поэтому мы будем жестко пресекать противоправные действия для того, чтобы привлечь эффективного собственника, причем на основе законных процедур - торгов.

- За ходом приватизации в Югре следят многие регионы, потому что вы действительно выходите первыми на новую волну разгосударствления имущества. Можно ли защититься от рейдерства?

- От таких ситуаций никто не застрахован, у исполнительного аппарата органа власти просто иногда не хватает рук, чтобы отследить текущую ситуацию в каждом активе. И это еще одна причина, по которой государству следует сокращать свою долю в прямом управлении экономикой.

- Что этому мешает?

- К сожалению, этот процесс не такой простой, очень многие процедуры не отрегулированы на законодательном уровне. Например, есть масса бюджетных учреждений, которые, по логике, продавать через аукцион или конкурс нецелесообразно, их нужно преобразовать в коммерческие организации. Возьмем стоматологические поликлиники. У нас много частных, вполне профессиональных организаций, которые на высоком уровне оказывают стоматологические услуги. Что на этом рынке делают государственные поликлиники? Вредят конкуренции. Потому что они наравне с частными получают деньги от государства в рамках системы обязательного или добровольного медстрахования, но при этом не платят за помещение, коммуналку, оборудование. Зачем государству участвовать в этой сфере? И таких примеров можно привести много.

- Получается, что у государства нет возможности выставить на продажу такие объекты?

- Есть, но нужно придумывать механизмы. А не всем чиновникам в отсутствие прямого правового регулирования на федеральном уровне хочется этим заниматься.

Нужны общие правила

- Какие еще трудности в процессе проведения приватизации?

- Я бы обратил внимание на несколько системных проблем, связанных с организацией конкурсов и аукционов. На первый взгляд, они могут показаться техническими. Но от этой «техники» в конечном итоге зависит и скорость продажи имущества, и качество инвестора, который приобретает объекты, и наполняемость бюджета.

Первая недоработка на уровне федерального законодательства связана с системой оплаты при заключении сделки. Нормы законов о приватизации государственного имущества предусматривают возможность рассрочки платежа только при приватизации способом «без объявления цены». А это самый последний путь, то есть когда фактически конкурс или аукцион не состоялся и инвестор приобретает объект за столько, за сколько может. При этом способе продажи как раз и не надо никакой рассрочки. Она нужна в случаях, когда продаются очень крупные объекты, на покупку которых требуются большие суммы. Многие инвесторы не могут вывести деньги одномоментно из действующего бизнеса, они готовы постепенно расплачиваться с государством, в том числе и пользуясь банковскими кредитами. Но мы эту возможность предоставить не можем, и часто теряем и серьезных покупателей, и время.

Второй момент - организация системы поиска покупателей. Невозможно руками одного отдела или управления исполнительного органа власти провести такую работу. Да, мы устраиваем презентации, брифинги, выступаем на всех отраслевых мероприятиях, рассказываем об объектах, но этого все равно недостаточно. Что такое поиск покупателя? Это очень сложная, часто индивидуальная работа. Представляете, если я, чиновник, начну вести переговоры с какой-то компанией или каким-то физическим лицом на предмет продажи объекта? Это же масса поводов для подозрения в коррупции!

Нужно привлекать специализированных продавцов государственного имущества, причем грамотных, профессиональных. Они, если создать им экономические стимулы, будут заинтересованы не просто в реализации объекта, а в реализации его максимально дорого. Они сотню потенциальных покупателей найдут и индивидуальную работу с ними проведут. А чиновник никогда не проведет продажу эффективно.

- Что мешает вам передать эту работу частным организациям?

- Нет законодательно установленного порядка отбора продавцов. Теоретически мы можем воспользоваться законом о закупках и сформировать государственный заказ. И какой критерий мы выставим?

- Цена услуг.

- Правильно. И будут всякие однодневки заявляться, которым интересна не эффективная продажа, а возможность получить откат за счет сговора с покупателем. Чтобы выполнить основную задачу приватизации - увеличить доходы бюджета, надо все эти процедурные вопросы урегулировать на федеральном уровне, создав единую систему правил для ветвей власти.

Комментарии

Материалы по теме

Наш ответ Доу Джонсу

Учиться не дышать

Менеджмент с душой

СОБЫТИЯ - 2010

Новый хозяин, старый бренд

Ядреная экономика

 

comments powered by Disqus