Вызывая интерес

Вызывая интерес

Западные финансовые институты готовы вкладывать деньги в российские банки. Однако их интересуют рыночные структуры, способные показывать хорошую рентабельность в любых условиях. Между тем на российском региональном рынке преобладают банки, аффилированные с промышленным сектором. Такие активы инвесторы относят к разряду рискованных. 

Сделка продажи 10% акций уставного капитала одного из крупнейших уральских региональных банков «Северная казна» шведскому инвестиционному фонду East Capital Explorer Financial Institutions Fund AB, закрытая в начале июня (см. «Э-У» № 24 от 16.06.08), стала знаковой не только для местного, но и для российского банковского рынка. В ней отразились ключевые тенденции сектора: интерес со стороны иностранных инвесторов к независимым от промышленных структур крупным региональным банкам, нарастающая для местных банков проблема привлечения капитала. «Северная казна» входит в число ста крупнейших банков России, поэтому сделка стала предметом для обсуждения не только региональных, но и московских аналитиков. Своим видением причин происходящего, специфики регионального банковского бизнеса и перспектив его развития с нами поделился генеральный директор Интерфакс-ЦЭА (Центр экономического анализа) Михаил Матовников.

Михаил Матовников
Михаил Матовников

— Михаил, по словам старшего советника инвестиционного фонда East Capital (ЕС) Ханны Лойкканен, выбрать на Урале партнера было сложно: здесь много банков, так или иначе аффилированных с крупными промышленными корпорациями. Почему это так пугает западных инвесторов?

— Главная проблема корпоративных банков — нерыночная модель бизнеса. Их позиции на рынке менее устойчивы, а клиенты, как правило, очень чувствительно реагируют на появление новых собственников. Чтобы была понятна логика процесса, приведу пример, не связанный с «Северной казной». Предположим, крупный иностранный банк покупает региональный.

У последнего 50% бизнеса приходится на кредиты, депозиты, расчетные счета аффилированных с банком компаний. Иностранцы, естественно, назначают в банк своего управляющего, начинают внедрять собственную систему риск-менеджмента. И первое, что вынуждает сделать эта система, — закрыть все кредитные линии аффилированных лиц, так как деньги в таких банках, как правило, им выдаются по понятной только прежним собственникам схеме. Разогнав таких клиентов, новое руководство видит, что и со вкладами не все в порядке: деньги, например, привлекались под 18% годовых, а должны под 7 — 8%. Вводятся новые правила — и уходит еще часть клиентов. В итоге банк теряет как корпоративных, так и частных (особенно VIP) клиентов, а вслед за этим и долю рынка. Логично встает вопрос: для чего вообще покупался такой банк? Если рассматривать случай с ЕС, то шведский фонд, конечно, вряд ли станет устанавливать свои правила в системе управления. Его главным образом интересует перспектива выхода банка на IPO. А корпоративные банки, как правило, из-за нерыночных ставок, непонятной системы управления, имеют мало шансов выйти на публичный рынок. Поэтому чем более рыночный бизнес регионального банка, тем больше шансов, что он будет интересен и высоко оценен иностранными инвесторами.

— Какие показатели влияют на оценку стоимости банка?

— Банк, особенно мелкий, оценивать довольно сложно. Аналитики часто делают это быстро, умножая капитал на коэффициенты от 2,5 до 4 в зависимости от собственной фантазии. Но есть еще одна существенная составляющая стоимости банка — оценка франшизы, то есть того, что банк может предложить: доли рынка, количества филиалов, формы собственности и местоположение принадлежащей банку недвижимости.

Брак по расчету

— Покупку миноритарного пакета «Северной казны» можно назвать прецедентной (до сих пор среди иностранных инвесторов интерес к участию в капитале уральских банков проявлял в основном Европейский банк реконструкции и развития). На ваш взгляд, с чем это связано?

— Развитие региональных банков сдерживает недостаток капитала. Банковский бизнес очень капиталоемкий: показатели капитала и активов между собой четко связаны коэффициентом достаточности капитала, минимально возможное значение которого устанавливает ЦБ РФ. При этом региональный банковский бизнес растет очень быстро. В среднем активы последние несколько лет увеличиваются более чем на 40% в год. При этом типичный диапазон рентабельности — 15 — 20%. В итоге мы имеем банки, активы которых растут в два раза быстрее капитала. Это практически означает, что каждый год, несмотря на довольно высокую рентабельность, коэффициент достаточности капитала банков сокращается и в какой-то момент может достигнуть установленного Центробанком минимума. Чтобы продолжить расти темпами 40% в год, кредитным учреждениям постоянно нужно увеличивать капитал.

На первых этапах развития бизнеса проблему решают акционеры, вкладывая, грубо говоря, свои карманные деньги. Но когда бизнес растет быстрыми темпами, банку требуется все больше средств. В итоге у собственников заканчиваются либо деньги, либо терпение и они устраняются от финансирования. В новых условиях банки вынуждены сами искать деньги. Фактически у них есть только два способа: либо выйти на IPO, либо привлечь стратегического инвестора.

Для небольших малоизвестных региональных банков шансы успешного выхода на публичный рынок фактически равны нулю. Второй вариант — привлечение стратегов — тоже доступен далеко не всем. В России сейчас работает более 40 иностранных банков. Если рассматривать банковский рынок более широко, то в диапазон можно включить еще Восточную Европу, Турцию и страны СНГ. Тогда мы получим список из 85 — 90 работающих в этом регионе иностранных банков. И даже если новые 50 стратегических инвесторов решат завтра инвестировать в региональных игроков российского рынка, на всех все равно не хватит. Опять же шансы привлечь такого инвестора у небольших местных банков очень низки. Неинтересны иностранцам и типичные московские кредитные учреждения. Стратег, как правило, уже имеет собственные филиалы в Москве, и открыть самостоятельно еще один гораздо дешевле, чем покупать для дальнейшего перепрофилирования банковскую сеть.

Более высокие шансы заинтересовать инвестора в этой ситуации имеют региональные банки, которые могут предложить хорошую долю рынка на местах, сеть удачно расположенных офисов, сложившиеся отношения с клиентами и слаженную команду.

— Насколько может вырасти доля участия иностранного капитала в российской банковской системе в ближайшие несколько лет?

— Она вряд ли когда-нибудь поднимется выше 50%. Почему стала возможна скупка иностранцами банковских активов в Польше, Венгрии, Чехии, где им сейчас принадлежит более 90% рынка? Во-первых, потому что местные банки продавались на приватизации. Соответственно, в России продать 80 — 90% рынка можно, только если объявить о приватизации ВТБ и Сбербанка. Но эти банки, к сожалению или к счастью, не продаются. Во-вторых, еще одно условие для того, чтобы банковский сектор был продан иностранцам: нужно, чтобы и весь крупный национальный бизнес был в их руках. В Польше, Венгрии и Чехии нет не только собственной банковской системы, но и собственного крупного бизнеса — только мелкий и средний. А все более-менее крупное производство приобретено иностранными инвесторами и обслуживается в «дочках» иностранных банков.

Третий фактор, позволяющий прогнозировать, что российская банковская система еще долгое время не будет зависеть от иностранцев: по нашим расчетам, названная выше проблема недостаточности капитала исчезнет через три-четыре года. Темпы роста активов банков постепенно сокращаются, во многом благодаря так называемому «эффекту базы»: если активы ежегодно прирастают на 5% ВВП, то при доле активов банков в ВВП на уровне 20% прирост составит 25%, а при 50% — всего 10%. При выходе активов банков на уровень около 70 — 80% ВВП быстрые темпы роста значительно затормозятся: экономика может сберегать, а внешние кредиторы ссужать деньги только в ограниченном относительно ВВП размере. Банки, которые переживут этот период, столкнутся с тем, что темпы роста активов достигнут 25% в год, а рентабельность их капитала превысит 25%. А бизнес с рентабельностью 25% — не самый плохой, и продавать его уже не так интересно.

Я уверен: наша банковская система спокойно переживет приток иностранцев, существенная доля отечественного рынка останется за российскими банками. Хотя бы потому, что Сбербанк и ВТБ в любом случае будут сохранять за собой не меньше 25% рынка.

 

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus