Смысл строить

Смысл строить

Смысл строить 11 июня ОГК-1 начала строительство парогазового энергоблока Уренгойской ГРЭС. Его мощность 450 МВт и КПД 55% гарантируют низкий расход топлива и высокую конкурентоспособность.

Первый кубометр бетона в фундамент торжественно залили председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, генеральный директор ОГК-1 Владимир Хлебников и заместитель губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Станислав Кушнаренко. Это важнейший проект инвестиционной программы ОГК-1 и инвестпрограммы РАО ЕЭС. Строительство энергоблока завершится в 2010 году.

Сроки жесткие. Устойчивое энергоснабжение на Севере — вопрос не столько экономической целесообразности, сколько экономической безопасности региона и страны, пояснил Владимир Хлебников. Здесь сосредоточены основные нефтедобывающие активы, основные налогоплательщики в местные и федеральные бюджеты. Ограничения роста добычи из-за отсутствия энергомощностей ОГК-1 никто не простит.

Жесткость здесь во всем. Десять минут светит яркое солнце, и тогда, глядя на песчаные берега озера Ямылимуйаганто, забываешь, где находишься. Потом десять минут проливной дождь. Небольшая пауза — и снова дождь. Такое тут лето. Чубайса с лопаточкой для бетонозакладывания дождь почтительно пропустил. Но как только стихли речи у микрофона — погнал всех в бутафорские чумы на рюмку водки. Когда дождь, особенно замечаешь всякий минус. Например, что земля у газонефтедобытчиков густо замусорена ржавеющими железяками бывшей техники. Впрочем, земли нет. Север — это песок, едешь как по Сахаре: когда-то Западно-Сибирская низменность была дном моря. Местами небольшие фрагменты торфа приютили скудную растительность края вечной мерзлоты — мхи да задрипанные елки. Взвоешь от такого пейзажа. Что тут людям делать? Только очень большие деньги.

УГРЭС — единственная стационарная тепловая электростанция ЯНАО. Все остальное — автономные источники электроэнергии, так называемая мелкомоторка, дизельная и прочая, стоимость производимого ею киловатта в 3 — 4 раза выше. Все равно что топить деньгами. Правда, топливо — газовый конденсат — тут свое. Уренгойский район энергодефицитный, высокий уровень потребления задают многочисленные нефте-, газодобывающие и перерабатывающие предприятия. Очень нужен новый энергоблок, чтобы в максимально сжатые сроки пустить станцию и покрыть дефицит в ЯНАО и на Приполярном Урале. Сейчас станция выдает всего 24 МВт, которых хватает только двум близлежащим поселкам. Две турбинки загружены круглые сутки летом и зимой.

Поставщиком основного оборудования для энергоблока станет ОАО «Силовые машины». Общая сумма контракта — около 3 млрд рублей. Заводские испытания первой турбины шли параллельно с подготовкой строительной площадки: торопятся. До начала строительства не решен главный вопрос — финансирование. До прилета в Новый Уренгой Анатолия Чубайса, который в тот день открывал еще одну большую стройку — первого блока на 400 МВт Няганской ГРЭС (актива ТГК-10), мы успели взять интервью у Владимира Хлебникова:

— Владимир Викторович, каковы схема финансирования и стоимость проекта?

— Финансируем полностью за счет кредитных средств. Надеемся, что с приходом стратегического инвестора в ОГК-1 или с размещением акций на биржевых площадках у нас появится другой источник. Не могу назвать плановую стоимость проекта, не говоря уже о фактической, потому что нет проектно-сметной документации. Она только готовится. Экспертная оценка — 22 млрд рублей. Мы ведем строительство с колес, параллельно с проектированием.

— Кто основные потребители энергии Уренгойской ГРЭС?

— Новый газохимический комплекс, который строится недалеко от станции. Очень надеемся, что структуры Газпрома пересмотрят стратегию энергоснабжения своих предприятий в пользу УГРЭС. Такое сотрудничество нам нужно для продолжения строительства и стабилизации финансовой ситуации в компании. Хотелось бы иметь долгосрочные контракты на 10 — 12 лет как на поставку газа, так на покупку электроэнергии. По тому же прин-ципу, как мы договорились с ТНК-ВР по Нижневартовской ГРЭС. Когда поставщик топлива — в то же время и потребитель электроэнергии, это закладывает определенный уровень стабильности, банки охотно финансируют такие проекты. Состоялись первые встречи с руководством газохимического комплекса, проясняются позиции сторон. Кроме того, все месторождения в радиусе 150 км — наши потенциальные потребители. В качестве партнера для контрактной схемы финансирования «бери или плати» УГРЭС в первую очередь рассматриваем структуры Газпрома.

— Какие банки могли бы работать с вами в этом проекте?

— Любые. Например, для Нижневартовской ГРЭС по конкурсу выбран швейцарский банк HSBC, проявляет большой интерес и Газпромбанк.

— Почему новый блок не строится по схеме механизма гарантирования инвестиций?

— К сожалению, мы в него не попали, как планировалось. Конкурс был объявлен гораздо позже, чем мы начали строитель­ство. Для нас это, конечно, плохо, но акционеры с конца года приступили к реализации проекта.

— Почему плохо?

— Потому что в условиях Севера, вечной мерзлоты капитальные затраты на строительство серьезно возрастают. Окупаемость их под большим вопросом. А механизм гарантирования инвестиций обеспечил бы не только возврат вложенных средств, но и определенный процент на инвестиции. Тем более что станция в этом регионе будет подчиняться не экономической логике загрузки, а диспетчерской логике поддержания бесперебойности и надежности снабжения.

— Вы заторопились с этим блоком, когда началось строительство первого блока мощностью 600 МВт возле Тарко-Сале (ЯНАО) — это ведь рядом?

— Дело не в этом. Проблема в Тюменской области настолько остра, что ждать строительства тарко-салинской станции достаточно долго, там пусковой 2012 год, а у нас — 2010-й (хотя прежде планировался 2011-й).

— Кто генподрядчик?

— Стройтрансгаз-М, который ведет работы подготовительного этапа, хотя договор на генподряд находится в стадии подписания.

— Каков спрос в Уренгойском районе?

— Мы имеем два инвестпроекта в Тюменском регионе: на Нижневартовской и Уренгойской ГРЭС. И видим напряжение, которое царит при ремонтах, любом внеплановом останове генерирующего оборудования. Спрос на электроэнергию растет тут на 7 — 8% год за годом. Даже когда добыча нефти стабилизируется или падает, энергозатраты на каждую добываемую тонну возрастают: истощаются месторождения. По нашим прогнозам, энергопотребление в регионе будет стабильным. На перспективу в 5 — 7 лет спрос на нашу продукцию обеспечен.

— Основной риск в энергетике — ценовой?

— Мы ждем с нетерпением 1 июля, когда обещан запуск рынка мощности, после первых торгов посчитаем наши денежные потоки на своей модели до 2015 — 2020 годов: насколько сигналы с рынка обеспечат окупаемость, потребуются ли корректировки или все будет оптимистично.

— Почему РАО так долго не может продать ОГК-1?

— Вопрос к РАО. Пробуксовка с продажами связана, наверно, с двумя причинами. ОГК-1 — самая большая тепловая и генерирующая компания, у нее огромная инвестиционная программа, на ее реализацию наложились кризисы на мировых финансовых рынках. Это, на мой взгляд, достаточно осложняет переговоры. Большие риски, затраты. И не факт, что эти деньги можно будет отбить…

— Отражается ли затянувшийся процесс обретения основного акционера на выполнении инвестпрограммы?

— Исчерпаем кредитные ресурсы — будет отражаться. Нам не хватает уверенности. В отличие от генкомпаний, которые уже обрели новых собственников, имеющих на счетах миллиарды для финансирования собственных инвестпрограмм.

— Авария на Сургутской ГРЭС повлияла на строительство в Уренгое?

— Никак не повлияла, только укрепила нас во мнении, что эта станция нужна региону. Плечо в 600 км от Сургутской до Уренгойской ГРЭС говорит о том, что без нового блока на последней тяжело гарантировать системную устойчивость всего энергоузла. Блок такой мощности может покрыть потребности не только севера, но и более южных районов Тюменской области. Мы ведем строительные работы с использованием новой технологии электрооттаивания вечной мерзлоты. До того промышленные объекты и стационарные станции такого масштаба здесь вообще не строились.
С точки зрения финансирования проект на грани окупаемости, убыточен. Из-за условий его реализации.

— Тогда какой смысл строить?

— Смысл следующий: под УГРЭС предусмотрены деньги от дополнительной эмиссии акций как условие продажи ОГК-1. Инвестор должен понимать, на что он идет. Никто не торопится строить электростанции в условиях вечной мерзлоты. А надо 

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus