Здоров как бы

Здоров как бы

 Фото - Андрей Порубов
Фото - Андрей Порубов
Пять лет назад в ежегодном обращении президента Владимира Путина Федеральному собранию впервые прозвучало: «Здоровье нации и восстановление традиций отечественного спорта — национальный приоритет».

С той поры объемы инвестиций в спорт растут фантастическими темпами. И это приносит результаты: так, футболисты ЦСКА, заключив с «Сибнефтью» рекламный контракт на 58 млн долларов, в прошлом году завоевали Кубок УЕФА, а их одноклубники-баскетболисты, потратив 16 млн норникелевских долларов, нынче выиграли Евролигу. Таких успехов наши команды не добивались с 70-х годов.

На самом деле ситуация в спорте далеко не безоблачна, даже тревожна. Оба ЦСКА — только номинально российские клубы: они наполовину укомплектованы зарубежными звездами, и именно иностранцы внесли решающий вклад в их триумфы. А вот национальные сборные, что футбольная, что баскетбольная, пребывают в глубочайшем кризисе: ни та, ни другая не пробились на проходящие в этом году чемпионаты мира, хотя в советские времена даже представить такое было невозможно. Похожая ситуация в хоккее, который тоже ранее был стопроцентно наш.

Еще печальнее обстоят дела со второй частью президентской формулы — со здоровьем. Здесь вообще никаких подвижек к лучшему. Ничего удивительного: попытки впрячь в одну телегу коня и трепетную лань крайне редко бывают успешными. Обычно они заканчиваются скоропостижной смертью лани и чуть менее скоропостижной — коня. Нельзя оздоровить нацию за счет спорта. И невозможно построить по-настоящему мощную и «долгоиграющую» спортивную машину только на финансовых инъекциях. Для решения обеих задач нам нужно развитие физкультуры.

Похожие антиподы

Многие, даже болельщики, не видят особой разницы между спортом и физкультурой. Они действительно выросли из одной «грядки» и на первый взгляд очень похожи. И все же это принципиально разные явления.

Физкультура — дело частное, часто интимное. Она не нуждается ни в зрителях, ни в описателях (а часто и в соперниках). Ею занимаются, потому что интересно, потому что помогает сохранить здоровье и улучшить фигуру. В любом случае физкультура — не главное в жизни физкультурника. Поэтому он крайне редко переходит грань, которая превращает удовольствие от физических упражнений в насилие над собственным организмом. Кроме того, физкультурник все необходимое для своих занятий (время в тренажерном зале, кроссовки, футбольный мяч) покупает сам.

Спорт, напротив, явление публичное. Его цель — определить, кто сильнее, быстрее. Физкультурник может плавать в одиночку, а спортсмену нужен соперник. Достижение победы над соперником становится профессией. Спортсмену требуются зрители: как свидетели его победы и источник средств к существованию. Таким образом, спорт есть разновидность шоу-бизнеса. О здоровье, о разумных физических нагрузках тут говорить не приходится. «Большой спорт несовместим со здоровьем», — считает знаменитый российский боксер родом из среднеуральского города Серова Константин Цзю.

Развивать физкультуру государству необходимо: здоровые люди больше и лучше работают, больше покупают (что стимулирует экономику), меньше пьют, реже гибнут в нелепых ДТП и пьяных драках, чаще рожают, отчего растет население (а с ним и обороноспособность страны). А вот надо ли государству развивать спорт?

Ни шоу, ни бизнеса

Ни шоу, ни бизнесаТо, что спорт в России не является бизнесом, — уже трюизм (подробнее см. «Игра до внезапной смерти», «Э-У» № 30 от 16.08.04). Поговорим о второй составляющей явления — о шоу. Руководители наших спортивных клубов любят порассуждать на эту тему в таком ключе: мы живем на деньги общества, но взамен даем ему зрелище, поэтому нужны обществу. Соответствует ли это действительности?

Так происходило в послевоенные годы, когда складывалась структура отечественного спорта. Выбор форм проведения досуга был крайне невелик: телевидения как массового явления не существовало, фильмы выходили нечасто, ночные клубы отсутствовали вовсе. В таких условиях спорт, как одно из немногих доступных зрелищных мероприятий, точно требовался обществу. Во время футбольных или хоккейных матчей трибуны ломились от зрителей, а отсутствие аншлагов на играх расценивалось как ЧП. Спортсмены были подлинными народными кумирами.

Сейчас ситуация радикально иная. Во-первых, в крупных городах (а только такие могут позволить себе проводить турниры серьезного уровня) выросла целая индустрия досуга. Кинотеатры, театры (в том числе гастролирующие), концертные площадки, дискотеки, ночные клубы, аквапарки превратились в серьезнейших конкурентов стадионов.

Во-вторых, значительно увеличилось количество самих спортивных мероприятий. Если в 1950-х годах в Свердловске (Екатеринбурге) было пять команд, то сейчас — восемь (с будущего сезона будет девять).

И играют они значительно чаще. Ситуация, когда в одно и то же время на разных аренах выступают баскетболистки УГМК, волейболисты «Локомотива-Изумруда» и футболисты «Урала», довольно типична.

Втретьих, в связи с развитием телевидения болельщики могут следить за лучшими образцами жанра, и это пагубно сказалось на посещаемости матчей. Посмотрев по телевизору феерический финал футбольной Лиги чемпионов с участием лучших игроков планеты, крайне мучительно на следующий день наблюдать чемпионат России среди команд второго дивизиона.

Все это привело к тому, что популярность местного спорта существенно снизилась. Стадионы почти никогда не собирают аншлаги, а на некоторых соревнованиях (например, на екатеринбургских турах чемпионата России по хоккею на траве) зрителей нет вовсе, хотя вход на стадион бесплатный. Команды играют практически как физкультурники — для себя.

Это значит, что зрелище, которое предлагают обществу спортивные клубы, не выдерживает конкуренции с другими видами пассивного досуга и потому мало востребовано. То есть спорт не работает не только как бизнес, но и как шоу. Зачем же государство не только вкладывает в него сказочные суммы, но и намерено увеличить инвестиции?

Ярмарка тщеславия

Спорт нужен ему для «поднятия престижа», для «понтов». Еще во времена СССР победа в чемпионате страны подхлестывала тщеславие первого секретаря обкома, а выигрыш в крупных международных соревнованиях (особенно на Олимпиадах) позволял государству заявить: раз мы выигрываем в спорте, значит, социализм сильнее капитализма. Советский Союз 15 лет как канул в Лету, а привычка «пыжиться» осталась.

Между тем давно очевидно, что степень развития государства (региона) мало коррелирует с успехами на спортивных площадках, а часто вообще вступает с ними в противоречие. Например, Югославия как единое государство перестала существовать, но вся Европа заполонена тамошними баскетболистами и тренерами.

Да и с точки зрения престижа картина заметно изменилась. Видов спорта на планете стало столько, что за всеми не уследишь, и среди них закономерно выстроилась иерархия. Теперь для престижа страны важно не просто побеждать, а побеждать в наиболее популярных видах. На последней зимней Олимпиаде Россия выступила в целом хорошо (22 медали, из них восемь золотых — это лучше, чем на двух предыдущих Играх). Однако в народной памяти Турин останется темным пятном: большинство болельщиков — мужчины, их любимый зимний вид — хоккей, а в хоккее мы на сей раз остались за чертой призеров. И эту потерю болельщику не в состоянии возместить приятные неожиданности вроде серебра в бобслее или бронзы в конькобежной гонке преследования.

На Западе это уже поняли. У нас до сих пор нет. Вот мы и вкладываем сумасшедшие деньги в развитие абсолютно не нужных ни государству, ни массовому населению видов спорта ради «престижу», когда, оказывается, «престижу»то нет.

Что делать?

Сначала определиться, чего мы хотим — добиться формальных (и быстрых) спортивных успехов на международном уровне или получить здоровую нацию, которая в перспективе станет одной из доминирующих в мировом спорте. Если первое, то руководитель федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов все сделает сам. Если второе — цепочка шагов может выглядеть так.

Первое. Выделить виды спорта, имеющие коммерческий потенциал (прежде всего игровые — футбол, хоккей, баскетбол, а также фигурное катание, биатлон и некоторые другие). Коммерческий спорт финансировать только на уровне сборных (плюс дети-юноши, но об этом чуть ниже). Клубами должны заниматься бизнесмены — но не любые, а те, для кого бизнесом будет сам спорт (это, помимо прочего, быстро приведет к соответствию зарплат игроков достигнутым ими результатам — как спортивных, так и экономических).

А коммерчески непривлекательный спорт следовало бы поделить на «наш» (который в силу исторических, климатических или иных условий естествен для России — лыжи, плавание и т.д.) и «чуждый» (вроде шотландского керлинга). Развивать на профессиональном уровне только первый (это, кстати, достаточно дешево по сравнению с суммами, идущими на содержание, например, футбольных команд-однодневок).

Второе. Всерьез подумать над выходом из так называемой «гонки спортивных вооружений». Отказаться от стремления развивать все виды подряд, и уж однозначно — те, которыми население страны не может массово заниматься.

Если «понты» (первые места в командном зачете на Олимпиадах) нам важны настолько, что мы не в силах «поступиться принципами», можно сосредоточиться на самых популярных видах (хоккее, футболе, фигурном катании, волейболе). Или найти основания для законного исключения из олимпийской программы тех видов, в которых наши соперники имеют подавляющее преимущество. (Например, бобслея, где все золото берут немцы. Согласно правилам МОК, вид спорта, чтобы быть представленным на Олимпиаде, должен культивироваться не менее чем в 25 странах. Бобслей реально развивается не более чем в 20. В остальных существуют фиктивные федерации, которые всячески, в том числе финансово, поддерживаются Германией. Спортсмены из этих стран, как правило, ни в каких соревнованиях не участвуют.) Или раскрутить хоккей с мячом, как американцы раскрутили скейт-бординг, благодаря чему на каждой Олимпиаде берут  дополнительно три-четыре медали.

Наконец, третье и самое главное. Все освободившиеся средства вложить в развитие физкультуры, а также детского и юношеского спорта. Бассейны, корты для хоккея и мини-футбола, баскетбольные и волейбольные площадки, тренажерные залы должны быть доступны населению так же, как сейчас точки общепита. Детей лет до 12 не должны выгонять из спортивных школ по критерию «бесперспективности». Всячески поддерживать (идеологически и финансово) «Золотые шайбы», «Кожаные мячи» и прочие детские турниры.

Смысл преобразований — приучить население к занятиям физкультурой.

И тогда оно будет здоровым, трудоспособным, позитивным и активным. А кроме того, станет разбираться в футболе или плавании и начнет ходить на стадион в качестве зрителей. Ну а таланты, вовремя замеченные и поддержанные, могут стать профессиональными спортсменами. И тогда, глядишь, наша страна снова станет спортивной державой № 1, как это было в 1970-е, когда государство развивало спорт именно так — через физкультуру.

Дополнительные материалы:

Сколько стоит здоровый образ жизни

«Ежегодно мы дотируем муниципальные спортивные учреждения на миллионы рублей, но денег всегда не хватает, — рассказывает заместитель начальника управления по развитию физкультуры, спорта и туризма администрации Екатеринбурга Александр Тарасов. — Поэтому, например, услуги ДЮСШ предоставляются бесплатно детям, а с остального населения взимается плата. Сделать спортивные сооружения более доступными для большинства населения — проблема».

Посчитаем, во что обойдется среднестатистической екатеринбургской семье (папа, мама, ребенок) здоровый образ жизни. Предположим, отец семейства пару раз в неделю посещает бассейн, супруга предпочитает фитнесцентр, а ребенок занимается в горнолыжной секции. Стоимость разового посещения бассейна — в среднем 120 рублей, тренажерных залов и фитнесцентров — 140 рублей, а горнолыжные детские секции очистят родительский кошелек на 400 — 500 рублей в месяц. Итого 2580 рублей. При общем доходе семьи в 21,4 тыс. рублей (среднемесячная заработная плата — 10,7 тыс. рублей) — 12% бюджета. И это без учета приобретения спортинвентаря.

О доступности услуг говорит такой факт. По данным министерства физкультуры, спорта и туризма Свердловской области, в 2001 году к физкультуре были приобщены 415,4 тыс. свердловчан, а в 2005-м — 527 тысяч. Для региона с 4,5миллионным населением показатель более чем скромный. Количество людей, ведущих активный и здоровый образ жизни, растет. Но явно медленно.

Какие виды спорта надо развивать на Урале и в Западной Сибири

Игровые. Если город-миллионник решается на создание спортивной команды, это должна быть команда элитной лиги по одному из наиболее рейтинговых видов спорта — футболу, хоккею или мужскому баскетболу (волейболу). Элитная команда непопулярного вида не будет работать ни как финансовый, ни как пропагандистский инструмент, а неэлитная команда популярного вида даже сработает против имиджа города.

Столицы уральских регионов — Екатеринбург, Пермь, Челябинск и Уфа — теоретически (по экономическим и людским ресурсам) имеют все шансы на содержание клубов сильнейших российских лиг. Сейчас такие клубы есть в Перми (баскетбольный «Урал-Грейт» и футбольный «Амкар»), Уфе (хоккейный «Салават Юлаев» и волейбольный «Нефтяник Башкортостана») и Екатеринбурге (волейбольный «ЛокомотивИзумруд»). Уже в ближайшее время Челябинск и Екатеринбург могут вернуться в высший хоккейный свет, а столица УрФО — еще и в высший футбольный (все предпосылки для этого уже созданы или создаются). 

При этом, однако, следует иметь в виду: критическая цифра профессиональных команд в городе — четыре. Если их больше, они отбивают друга у друга финансы и болельщиков. Екатеринбург критическую отметку уже превысил: в городе восемь команд. Наиболее явные кандидаты на расформирование или перебазирование — хоккей на траве и женский хоккей: их популярность на нулевой отметке.

Города поменьше могут содержать не более одной элитной команды (например, в Магнитогорске есть хоккейный «Металлург», а в Сургуте — баскетбольный «Университет»). Но даже в этом случае команды часто не выдерживают битву кошельков и через три-четыре сезона умирают или скатываются в низшие дивизионы (яркий пример — нижневартовский «Самотлор», бывший одно время чемпионом России по волейболу). Поэтому лучший вариант для таких городов — клуб сильнейшего дивизиона менее популярных видов (женская баскетбольная «Надежда» в Оренбурге, ватерпольная «Уралочка» в Златоусте, минифутбольные клубы в Тюмени и Югорске).

Индивидуальные. Если сильная футбольная команда может существовать только в мегаполисе, то чемпиона мира по бегу или боксу способен позволить себе практически любой населенный пункт. Более того, в маленьких городах таким спортсменам зачастую лучше: они там национальные герои, а в столицах — всего лишь «одни из». Поэтому развитие индивидуальных видов спорта определяет не столько экономика, сколько природные условия региона и сложившиеся традиции.

Для Урала и Западной Сибири закономерно развитие зимних видов спорта — лыж, коньков, биатлона. Как показала Олимпиада в Турине, регион — уже лучший в стране по этим видам: уральцы завоевали почти половину медалей (десять). Из зимних видов спорта у нас нецелесообразно развивать разве что горные лыжи (из-за недостатка по-настоящему высоких гор; при этом горные лыжи как физкультуру надо развивать обязательно), да еще керлинг — в силу очевидной чуждости традициям.

В экономическом плане есть смысл сделать акцент на видах спорта, обладающих наибольшей телегеничностью: это биатлон, теннис, ночные прыжки с трамплина. Тогда через несколько лет на территории Большого Урала можно организовывать турниры всероссийского или даже мирового масштаба.



Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus