Любить по-европейски

Любить по-европейски

Любить по-европейскиНа машиностроение и металлообработку приходится только 18% общего объема промышленного производства Свердловской области. За последние 15 лет доля отрасли сократилась почти вдвое. Машиностроительные предприятия Урала сталкиваются с острым дефицитом средств. Проблема длинных и дешевых денег общеизвестна. Кредиты, предлагаемые российскими банками максимум на год и минимум под 15% годовых для такой фондоемкой отрасли, как машиностроение, неприемлемы.

В этих условиях зарекомендовали себя механизмы привлечения средств с активным участием иностранных инвесторов. По словам главы уральского регионального представительства Европейского банка реконструкции и развития Татьяны Ембулаевой, «с одной стороны, зарубежным банкам становятся интересны не только крупные, но и среднекрупные кредиты по 30 — 60 млн евро, и они начинают движение в российские регионы. С другой — изменилась политика машиностроительных предприятий. Они совершенствуют систему корпоративного управления, структура их активов становится более простой и прозрачной. В итоге иностранные банки проявляют готовность работать с ними. Сегодня портфель наших кредитов по УрФО в целом составляет 700 млн долларов».

Одной из важнейших проблем, тормозящих приход в отрасль иностранных инвесторов, директор французской научно-проектной компании Groupe MPH Тьерри Савэн называет слабую прогнозируемость исполнения долгосрочных проектов. По его мнению, необходимо элементарное управление проектом — «способность гарантировать инвестору сроки, стоимость, качество работ. Это привлечет иностранных инвесторов». Причем стоимость управления проектом (6 — 8% от общей суммы) всегда ниже, чем результат неуправляемости. Groupe MPH намерена в сентябре открыть в Екатеринбурге центр сопровождения инжиниринговых проектов. Французы готовы обучить группу уральских инженеров для работы в открывающемся центре и ведут переговоры о сопровождении первого инвестиционного проекта — строительства завода в системе нефтегазовой отрасли (подробности пока не сообщаются).

Успешную деятельность в организации долгосрочного финансирования поставок импортного оборудования для машиностроительных предприятий Урала уже несколько лет ведут Arinstein (Германия) и торговый дом ALTA a.s. (Чехия). По информации генерального директора ALTA a.s. Бронислава Шимека, при посредничестве его компании уральские машиностроители могут получать связанные кредиты в евро и долларах (минимум 60% суммы должно использоваться на закупку чешского оборудования) сроком до пяти лет в среднем под 4,5 — 6% годовых. По такой схеме проводится модернизация чешских станков Skoda на на ОАО «Уралмаш» (стоимость проекта — 2,1 млн долларов). В мае ALTA a.s. и ФГУП ПО «Уралвагонзавод» (УВЗ) подписали рамочный контракт на модернизацию мощностей для производства грузовых вагонов на 300 млн евро (заключение уточняющих контрактов и реализация поставок оборудования планируются на 2005 — 2008 годы). Ввиду большой суммы сделки доля обязательной закупки чешского оборудования снижена до 40%.

Arinstein и ALTA a.s. вышли на машиностроительный рынок Урала при содействии Фонда поддержки инвестиций при губернаторе Свердловской области. Уральские предприятия, просчитавшие стабильные источники гашения кредитов, могут заимствовать средства под льготные проценты, уверен заместитель директора Фонда Алексей Родин.

Для внутреннего употребления

— Алексей Александрович, каким вы видите место регионального машиностроения в международной кооперации: это производство комплектующих, отверточная сборка или что-то другое?

Алексей Родин
 — С функцией сборочного производства лучше справится Китай: там более дешевая, но менее квалифицированная рабочая сила. Стратегия развития нашего машиностроения будет привязана к потребностям внутреннего рынка и останется разнонаправленной. Если мы говорим, что Свердловская область должна стать транспортным узлом, значит, машиностроение получит соответствующую специализацию. Это может быть развитие инфраструктуры, обеспечивающей логистику и транспортные потоки; автопрома; малой механизации; дорожного строительства. По верному пути, с моей точки зрения, идет один из участников нашего Фонда — новоуральский завод «АМУР», который начал выпуск грузовых автомобилей для локальных перевозок ТАТА (совместное производство с индийской компанией ТАТА Motors. — Ред.), причем здесь от отверточной сборки постепенно переходят к производству отдельных узлов и агрегатов. Металлурги продолжают вкладываться в обновление собственного производства, и это так или иначе повлечет рост заказов региональным предприятиям тяжелого машиностроения. Можно планировать производство несложных чипов и узлов программного обеспечения: на Урале есть соответствующий потенциал и, главное, потребители — любое машиностроительное оборудование сегодня напичкано электроникой.

Словом, деньги — кредиты и прямые портфельные инвестиции — пойдут туда, где есть развивающийся внутренний рынок и платежеспособный спрос. Например, норвежские фирмы, с которыми мы проводили переговоры год тому назад, проявили большой интерес к производству на наших предприятиях оборудования для нефтедобывающей отрасли. В прошлом году при нашем участии заключено соглашение между чешской компанией МНД и администрациями Свердловской и Курганской областей о разведке и освоении небольших нефтяных месторождений в этих регионах. Одним из пунктов соглашений стало обязательство МНД реинвестировать всю прибыль, полученную в ходе реализации проектов, на территории этих же областей, поскольку потребуется и буровое оборудование, и техника для создания инфраструктуры.

— Что привлекает и что отталкивает иностранных инвесторов в уральском машиностроении?

— Привлекает еще сохранившийся кадровый потенциал, производственные мощности: парк устарел, но при небольших вложениях на нем можно производить конкурентоспособную продукцию. Плюс относительная дешевизна рабочей силы, энергоресурсов и земли, хотя они постоянно дорожают. Большие сомнения, однако, в том, что иностранцев устроят наши производственные площадки, требующие колоссальных затрат на приведение их к современным стандартам. Во всем мире инвестор предпочитает строить новые предприятия. На Западе эти вопросы решаются структурами, подобными нашему Фонду, созданными на бюджетные средства для подготовки условий под потребности конкретного инвестора. Несмотря на то, что в Свердловской области экономика растет и наблюдается профицит бюджета, такие вопросы на уровне бюджетной политики, к сожалению, не ставятся.

Принимайте сватов

— Каким образом вы сводите предприятия и инвесторов?

— Единой схемы нет. Поначалу руководители предприятий обращались за советом к директору Фонда, и Фонд включался в работу их финансовых и технических служб с зарубежным поставщиком оборудования. Сегодня у нас есть интересные готовые решения. В любом случае подход, как и проблемы, всегда индивидуальны.

Сначала Фонд вступил в стратегическое партнерство с Уралвагонзаводом, у которого уже была программа технического перевооружения под потребность обеспечить многократный рост производства вагонов (редкий по тем временам случай для наших предприятий). Партнерство позволило выработать основные принципы и схемы работы, а также увеличить круг предприятий-участников (за счет отношений с УВЗ проектантов, поставщиков оборудования и комплектующих). Ныне больше половины участников Фонда на УВЗ уже не ориентированы. Вместе с Уралвагонзаводом мы перестроили отношения с поставщиками оборудования: сегодня их позиции рассматриваются только при наличии предложений по финансированию поставок предлагаемого оборудования. Так мы не только организуем реальный тендер по критерию цена — качество оборудования, но и выбираем лучшие предложения по денежному обеспечению. А зная лучшее, можем добиваться аналогичных предложений почти в любой ситуации.

— Это способны делать и сами руководители предприятий. В чем заслуга Фонда?

Во-первых, он выступает как внешний эксперт. Мы в состоянии оценить качество финансовой службы предприятия, поскольку в нашем Фонде работают люди с богатым банковским опытом. Ряд преимуществ несет статус Фонда при губернаторе: наше участие создает взаимное ощущение надежности у иностранных инвесторов и их российских партнеров. Еще момент: как правило, сфера межбанковских соглашений закрыта для предприятий, а наше участие позволяет раскрыть информацию по ценообразованию на финансовом рынке, поскольку Фонд ищет российский банк-оператор для реализации схемы. Более того, в силу ряда соглашений Фонд может оказать содействие российскому банку в получении длинных и относительно дешевых денег от иностранных кредитных учреждений для финансирования проектов, осуществляемых при нашем участии. Понимая, как образуется цена ресурсов для российского банка, мы имеет основания вести развернутый диалог в направлении улучшения условий финансирования. Если предприятию необходимо снизить стоимость ресурсов по контракту, мы можем этого добиться.

К сожалению, мы пока почти не работаем с малым бизнесом, поскольку иностранным банкам интересно предоставлять кредиты от 1 млн долларов. Но контракт с малым предприятием реально встроить в схему более крупного проекта, и несколько подобных вариантов уже прорабатываются.

— В основном вы содействуете заключению контрактов, по которым уральские предприятия получают связанные кредиты. Может быть, сговорчивость инвесторов объясняется затовариванием европейского рынка? В таком случае, кто кого кредитует?

— Готового крупного оборудования, которое заказывают уральские предприятия, в Европе нет. Оно производится индивидуально, под конкретный договор. Скорее, речь можно вести о том, что в Германии, Чехии, других странах есть потребность в получении заказов, иначе им придется сворачивать объемы производства, увольнять работников, распродавать имущество. В этом смысле мы для них действительно палочка-выручалочка. И ради этого европейские компании согласны идти на определенные уступки. Мы это отлично понимаем и пользуемся. Но европейцы готовы уступать далеко не всем российским предприятиям, они не будут набирать пустые, ничем не обеспеченные заказы, рискуя произвести продукцию и не получить за нее деньги. Поэтому участие Фонда в таких соглашениях — определенная гарантия иностранным компаниям, что они не будут работать впустую.

К обоюдному удовольствию

— С какими потенциальными кредиторами вы имеете дело?

— По электронной почте мы ежемесячно получаем свыше десятка предложений, но большая часть из них — мусор. Предлагают очень дешевые и, на первый взгляд, очень большие деньги, до 2 млрд долларов, под гарантии, например, правительства или российских банков первой десятки. В этих сомнительных предложениях подозрителен даже источник: они чаще всего идут из офшорных зон — Гибралтара, Сингапура. В них, как правило, указывается очень высокая комиссия для посредника, причем оплатить ее нужно единовременно и до получения кредита.

Поэтому в основном источники финансирования мы ищем сами, устанавливаем обширные контакты с ведущими банками Германии, Швейцарии, Италии, США, Японии. Но чтобы между нами возникло полное доверие, чтобы упростить схему предоставления банковских кредитов, необходимо продолжительное время. Сегодня реально опробованы схемы финансового сотрудничества с европейскими компаниями Arinstein ALTA a.s.

— Вы на них вышли или они на вас?

— Они на нас. Вернее, их вывели предприятия, которым они желали продать оборудование. Сначала они вышли со стандартными предложениями, мало чем отличающимися от других. Но в процессе переговоров нам удалось снизить процентные ставки и добиться приемлемых условий по структуре финансирования.

— Чем вас привлекли чешские компании?

— В Европе установлены единые правила для кредитных учреждений, участвующих в финансировании экспортных поставок. Правила очень жесткие, например, запрещено кредитовать налоговые платежи, соответственно, сложно финансировать такие расходы по контрактам, как НДС и таможенные пошлины. В наших схемах чехи превалируют потому, что им удалось построить систему, которая позволяет предоставлять кредиты на финансирование этих расходов. Второй момент — жесткая связанность кредитов. В Германии есть требование закупать 90% немецкого оборудования, а в Чехии — только 60%, к тому же мы можем способствовать ряду участников Фонда в снижении доли до 40%.

— Существует мнение, что низкие процентные ставки по кредитам компенсируются завышенной ценой оборудования.

— Такая постановка вопроса вполне оправдана. В экономике, где понятие «откат» характерно для всех уровней принятия экономических решений, подозревать нечестную игру можно в любой сделке. Наш Фонд не занимается вопросами ценообразования на поставляемую продукцию, поэтому данный момент целиком на совести специалистов предприятий. А если говорить конкретно об Уралвагонзаводе, вы же понимаете: это стратегически важное государственное оборонное предприятие, и внимание Счетной платы РФ, других контролирующих органов к заключенным им сделкам очень велико. Если бы руководство предприятия вело себя неподобающим образом, переназначение генерального директора (Николая Малых. — Ред.) на очередную пятилетку просто не состоялось бы.

Фонд добивается наилучших условий финансирования исходя не из цены оборудования, а из стоимости финансовых ресурсов на международных рынках. Низкие процентные ставки — отражение реальной стоимости ресурсов (на международном, а не внутрироссийском рынке) для надежных предприятий, имеющих источники гашения кредитов. Важен и фактор объема заимствования. Когда вы занимаете десятки и сотни миллионов долларов под заказ конкретного оборудования, вы тем самым гарантируете существование многим зарубежным компаниям и кредитным учреждениям. Ради собственного стабильного будущего они вполне в состоянии подвинуться.

Дополнительные материалы:

Бинокль для заказчика

Валерий Руденко

Валерий Руденко

Потенциальные партнеры должны видеть продукцию уральских машиностроителей со всех сторон и в упор

Для привлечения потенциальных инвесторов и покупателей продукции уральского машиностроения в Нижнем Тагиле (Свердловская область) седьмой год на базе ФГУП «Нижнетагильский институт испытания металлов» проводятся показы военной и гражданской техники. В этом году «мирная„выставка „Оборона и защита“ пройдет с 5 по 9 июля. Ожидается участие не менее 300 предприятий, 100 иностранных представителей из 30 государств. Будет показано 160 единиц крупногабаритной техники, в том числе 58 — от Уралвагонзавода.

Запланировано, что выставку посетят около 50 тыс. человек. С генеральным директором Института испытания металлов Валерием Руденко мы говорили прежде всего об уровне сервиса.

— Валерий Лукич, какие новые объекты инфраструктуры появятся к открытию выставки?

— Будет еще одна трибуна на 400 мест, таким образом, их общее количество увеличится на 20%. На демонстрационной площадке строится здание для испытания сил МЧС и гражданской обороны. У нас появился телевизионный комплекс, и теперь каждый участник выставки может прорекламировать продукцию по мониторам непосредственно со стенда в прямом эфире. Введена единая система автоматизированного учета на двух проходных.

— Как обстоят дела с размещением гостей?

— Нижний Тагил готов принять в гостиницах до двух тысяч человек, в этом году в санатории „Руш“ (это 10 минут езды от выставочного комплекса) открыт VIP-корпус на 80 мест в дополнение к 120-ти, обустроенным в прошлом году.

— На выставке, как всегда, ожидается большая демонстрационная программа. Планируется ли выдача средств визуального наблюдения?

— У нас есть штук пятьдесят биноклей. У меня вот тут два лежат, дома еще один… Надо будет организовать прокат. (Пресс-секретарю: „Запиши пожелание в протокольчик“.) Любую интересную картинку будем показывать на мониторах и экранах, зрители смогут увидеть даже результаты стрельбы системы СМЕРЧ на 30 км.

— В прошлом году в павильонах было очень жарко…

— Ну, в конференц-залах и пресс-центре у нас кондиционеры есть.

— А для участников выставки?

— В губернаторском зале настолько тонкие стены, что там прохладно и не надо ничего ставить. Как и в рубке, где заседает наш штаб.

— Но как все-таки быть участникам?

— Знаете, в павильонах во Франции (а это обычные летние ангары) — никаких кондиционеров. А там температура 30 — 35 градусов. У нас же круглый год холодно, давайте хоть во время выставки согреемся.

— Какова судьба выставки вооружений-2006?

— Против нашей выставки вооружений у Москвы возражений нет, только нам советуют перейти на нечетный год, поскольку в следующем году планируется военная выставка в подмосковном Красноармейске. Это нас не устраивает: придется ломать весь график — либо проводить выставку два года подряд, либо замереть на три года. Вопрос до сих пор не решен. В Москве, конечно, есть хорошие павильоны для закрытых экспозиций. Но ведь главное — показать технику в действии. Мы убедились в этом, когда готовились индийские контракты для УВЗ (в апреле 2004 года Уралвагонзавод завершил исполнение трехлетнего контракта на поставку в Индию танков Т-90С на сумму 800 млн долларов. — Ред.). Индийцы не просто на картинку смотрели, они приехали и прокатились на танке, постреляли днем и ночью, видели производство. Вот так покупается техника. И для этого у нас созданы все условия.

Фонд поддержки инвестиций при губернаторе Свердловской области

Начал работу в апреле 2002 года на основании указа губернатора как специализированная организация, координирующая усилия исполнительной власти, банковских и предпринимательских структур в реализации областной инвестиционной политики. Рассматривает бизнес-проекты, поступающие от предприятий и областных министерств.

На сегодня изучено бизнес-проектов на общую сумму около 3 млрд долларов. Положительное заключение выдано по 71 проекту на сумму 1,16 млрд долларов. Фонд принимает участие в проработке и заключении контрактов. На начало 2005 года заключено 16 контрактов на общую сумму свыше 64 млн долларов. Участники контрактов — ФГУП ПО «Уралвагонзавод», Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение, Уральский оптико-механический завод и другие.

Комментарии

Материалы по теме

Дилер с отверткой

На родине — в плену

Предел самообслуживания

«Волков» бояться

Не докачали

 

comments powered by Disqus