Уж лучше пособие

Уж лучше пособие Алексей ЗахаровНевысокий уровень безработицы в России не только не отражает реальную ситуацию на рынке труда, но и свидетельствует об огромном количестве старых малопроизводительных производств.

В Госдуму внесен законопроект, авторы которого предлагают не привлекать в РФ трудовых мигрантов, кроме высококвалифицированных. Если документ будет принят, выдачу разрешений на работу, квот на иностранную рабочую силу и патентов для мигрантов, работающих в частном секторе, при­остановят до 2018 года.

Инициаторы поправок в закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ», хотят обратить внимание работодателей на отечественную рабочую силу. Депутаты считают, что дефицит рабочих рук наступит через год-два после вступления в силу нормативного акта.

Эксперты по-разному оценивают документ, однако многие из них говорят, что россияне не способны самостоятельно закрыть вакансии, которые сегодня занимают жители стран СНГ: «Ближайшие несколько лет число работающих граждан РФ ежегодно будет сокращаться примерно на миллион человек». Впрочем, и сейчас, по данным Минтруда, безработных в России немного. Уровень общей безработицы составляет 5,8% экономически активного населения (4,1 млн человек). Уровень регистрируемой безработицы — 1,4%, на учете в органах занятости в середине мая состояло чуть более миллиона. При этом вакансий в службы занятости заявлено свыше 2 миллионов. Таким образом, в среднем по стране на одного безработного приходится два свободных рабочих места. При этом в Московской и Ленинградской областях — в среднем по десять вакансий. Наиболее востребованы на рынке труда работники в сфере строительства, обрабатывающих производств, торговли, образования, недвижимости.

Насколько эффективна инициатива законодателей и какова реальная ситуация на рынке труда, «Э-У» спросил у президента рекрутингового портала Superjob.ru Алексея Захарова.

— Алексей Николаевич, по данным Минтруда, число вакансий в органах службы занятости вдвое превышает число безработных. Как эта информация характеризует ситуацию на рынке труда?

— В России, за исключением Северного Кавказа, действительно низкий уровень безработицы — и официальный, и реальный. Особенно, если сравнивать нас с Испанией или Грецией. Но при этом обратите внимание на структуру безработицы и структуру занятости. Если, например, начать модернизацию промышленных предприятий, уровень безработицы резко поскачет вверх. Государству, которое опасается социального напряжения, шахтеров, стучащих касками на Горбатом мосту, выгоднее держать рабочих приписанными к старым заводам, чтобы они никуда не дергались. Они там получают мизерную зарплату, а мы фиксируем маленький уровень безработицы. Но де-факто эти люди — безработные: производительность там ниже плинтуса, а зарплата сопоставима с пособием по безработице. Государство нас успокаивает: эти люди каким-то образом социально реализуются. Но как можно реализоваться, если ты почти ничего не производишь. Давайте сравним, есть новые трубные заводы, где занято всего 300 человек. Они производят столько же, сколько предприятия, где работает 10 тысяч. То есть можно высвободить 9 тыс. человек. И таких примеров по стране масса. У нас в шахту заходят сто работников с отбойными молотками — черные и грязные, а на шахте в норвежском Шпицбергене ту же норму выполняет один человек в белом халате на специальном комбайне. Зачем держаться за деньги, которые не позволят вам нормально жить, лечиться, учить детей? Это утопия.

Отвратительные условия

— В Свердловской области была ситуация, когда на одном из градообразующих предприятий грозились остановить часть производства. Работникам предложили трудоустроиться на другом заводе холдинга в Сибири. Желающих переехать было очень немного.

— Рабочие не хотят никуда уезжать. Более того, они и модернизации не хотят. Им нужна стабильность и пусть невысокая, но постоянная оплата их труда. В России 600 моногородов, там один работодатель и нет шансов найти другую работу. Либо ты трудишься на градообразующем предприятии, либо уезжаешь. Куда ехать? Всегда можно найти место в крупных городах — Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Но если говорить о низкоквалифицированном труде, этот рынок практически целиком занят гастарбайтерами, там жесточайший демпинг. Нет никакого смысла менять пособие по безработице у себя в городке, где есть огород с картошкой, на зарплату пусть и в два раза выше, но при этом жить в одной комнате с пятью десятками человек. То есть наша рабочая сила, приписанная к старым заводам, замещается еще менее квалифицированной рабочей силой из Средней Азии или Китая (в зависимости от местоположения региона).

— Периодически власть озвучивает предложения о сокращении потока трудовых мигрантов, а бизнес, наоборот, просит увеличить квоты на иностранную рабочую силу.

Распределение вакансий по специальности— Квота для Москвы, например, составляет около 140 тыс. человек, а реально в Москве и Подмосковье работают 3 — 4 млн мигрантов. То есть на рынке очень много нелегалов, и этот процесс никем не контролируется. С 2015 года жители стран СНГ будут въезжать в Россию по загранпаспортам, хоть какой-то контроль на границе будет обеспечен. Далее — надо вводить трудовые визы, чтобы понимать, кто и зачем приехал. Сейчас границы открыты, и поезд Москва — Душанбе каждый раз везет тысячу мигрантов. Чтобы изменить ситуацию, необходимо не только границы закрывать, но и модернизацию проводить. С одной стороны, президент и премьер говорят о введении инновационных технологий на производствах, с другой — Кремль дает регионам жесткие указания не допустить безработицы. Никто не пойдет на массовые сокращения. Был шанс в 2008 году, когда в бюджете было много денег, но никто на это не решился.

— Нежелание жителей моногородов переезжать в поисках более высокооплачиваемой работы говорит о низкой мобильности населения?

— У нас нормальная мобильность. Чтобы кого-либо мотивировать на переезд, надо сначала показать ему перспективы: когда их нет, никто никуда не поедет. Условно, чтобы шахтеры поехали работать дворниками в Москву, надо вводить дешевые ипотечные программы, чтобы обеспечить их жильем. Нужна социальная инфраструктура — школы, поликлиники, детские сады. А это очень дорого. Дешевле мигрантов пригласить: им ничего не надо. Они едут, соглашаясь на совершенно отвратительные условия. Потому что дома еще хуже. Их глупо осуждать, они пытаются выживать, но ведь весь Таджикистан в Россию все равно не перевезешь.

— В США у населения выше мобильность?

— Там тоже просто так в соседний штат никто не поедет. Если предложат зарплату выше, тогда нет проблем, продал жилье и вперед. В Америке нет такой централизации денег и ресурсов в одной точке, как в России. У нас все сосредоточилось в Москве и двух-трех мегаполисах: это своеобразные воронки, которые все засасывают. В США по-другому. Там столица — маленький городишко, где только чиновники работают. Жители Нью-Йорка считают, что главный город — Нью-Йорк, жители Лос-Анджелеса считают столицей Лос-Анджелес, и т.д.

— По данным Международной организации труда, молодежная безработица в Европе достигла тревожных масштабов. В Португалии и Италии она приближается к 40%, а в Греции и Испании превышает 55%. Насколько актуальна проблема молодежной занятости для России? По оценкам социологов, только треть из 1,5 млн выпускников вузов находят вакантные места по профилю.

— У нас, если молодой человек в крупном городе не работает, значит, он просто не хочет работать. Если он не может в Екатеринбурге найти работу по специальности, он может найти какую-то другую работу.

В южных странах экономика носит сезонный характер, летом — это сельское хозяйство и туризм, а зимой там делать нечего: все оливки собрали, а промышленности нет. Вот и пошла безработица вверх. В Германии ничего подобного нет, там развита высокотехнологичная промышленность.

Государство портит рынок

— Нередко новые производства в небольших городах отказываются от местных специалистов из-за невысокого качества их подготовки. Получаете ли вы заказы на формирование целого штата для таких предприятий? Насколько распространено такое явление?

— Таких заказов не бывает, потому что любое предприятие сначала изучает рынок труда в том регионе, где собирается организовать производство. Даже если завод будет построен в чистом поле, и то — с учетом того, что в 30 км есть деревня, жители которой будут работать на новом производстве. При этом бизнес готов вкладываться в обучение потенциальных сотрудников, это дешевле, чем возить работников, например, из соседнего региона. А вот высококвалифицированные кадры могут и издалека привезти.

— Какие отрасли, предприятия сегодня особенно нуждаются в рабочих руках?

— Нуждаются все, вы лучше спросите, кому легче их привлекать.

— Кому?

— Тем, у кого больше денег. У кого у нас больше денег?

— У нефтянки.

— Неправда, больше всего денег у государства. Соответственно сегодня самым привлекательным работодателем для людей является государство. В Москве, да и в любом другом крупном городе, зарплаты чиновников в среднем выше, чем в коммерческом секторе. Есть исключения, но и они лишь подтверждают тенденцию. Например, на Superjob будет опубликована вакансия программиста в известную компанию, штаб-квартира которой находится в Екатеринбурге, — СКБ Контур. Зарплата 100 — 150 тыс. рублей. Привлекательно? Весьма привлекательно. Но если мы рядом поместим объявление на ту же самую позицию в мэрии, пусть даже с зарплатой в 22 тыс. рублей, претендентов будет гораздо больше. Почему? Потому что в администрации будут доплаты, премии, детские сады, санатории. Да и напрягаться не надо. То есть государство портит рынок труда. Влиять на это сложно, только если бизнес будет развиваться, и сможет платить сильно больше, в разы. Россия здесь неуникальна, потому что в любой стране госслужба — самое популярное место. В Намибии государство — вообще единственный работодатель. В Австрии, Франции, США желающих работать на государство всегда будет много, даже при номинально низкой зарплате. В коммерческом секторе надо пахать, а на госслужбе пришел к 9 утра, встал в 6 вечера и ушел. А еще взятки.

— Каких специалистов не хватает на рынке?

— Не хватает всех, у нас на портале миллион вакансий — от уборщицы до председателя правления банка, но больший дефицит в кадрах испытывают самые динамично развивающиеся отрасли. Например, компании, связанные с информационными технологиями. Там и зарплаты самые высокие, потому что специалистов в этой отрасли немного. Если бы сельское хозяйство развивалось опережающими темпами — агрономы получали бы больше, чем программисты, но это пока не так.

Юрист он же токарь

— Сохраняется ли тенденция нехватки специалистов рабочих специальностей? Как предприятия решают эту проблему, когда фактически не осталось учебных заведений начального профобразования? Можно сказать, что токарь сегодня востребован больше, чем, например, программист?

— Тренд сохраняется. Крупные предприятия строят собственные ПТУ и пытаются молодежь привлекать. Оставшиеся государственные училища никаких знаний почти не дают, у них устаревшие станки стоят в аудиториях. Проще сразу на заводах учить.

Сказать, что токарь востребован больше программиста, — бред. У нас больше водителей занято в экономике, чем технологов общественного питания, но говорить, что водители востребованы больше, чем технологи, неправильно. Востребованы и те, и другие, а внутри каждой специальности востребованы люди с более высокой квалификацией. Специалисты общественного питания или инженеры-экологи, которых ищут, могут быть востребованы значительно больше, потому что найти их гораздо сложнее.

— Специалист с высшим образованием может пойти на рабочую специальность?

— Таких примеров много. Большинство операторов станков на программном управлении, операторов сложной тяжелой техники имеют диплом о высшем образовании. Там и зарплаты высокие, но и уровень ответственности больше.

— В ваших примерах полученное образование соответствует специальности. А захочет ли гуманитарий, тот же юрист, не получив места на рынке, отправиться на курсы слесарей? Насколько это реально?


— Вполне. У нас 90% юридического образования не является ни юридическим, ни образованием вообще. Есть Ассоциация юристов, которую возглавляет Дмитрий Медведев. Она в конце прошлого года проводила мониторинг юридических факультетов в разных вузах — в стране таких пять сотен. Ассоциация проверила программы, уровень образования и заключила, что только около сотни вузов действительно дают юридическое образование, остальные с точки зрения профессионального сообщества — никто и звать их никак. Из тех, кто закончил юрфак МГУ, 80% станут профессиональными юристами. А в каком-нибудь мало известном вузе из всего потока юристов лишь один найдет работу по специальности. Куда денутся остальные? Станут водителями и токарями.

— Насколько сопоставимы зарплаты токаря и юриста?


— Если мы берем регионы, то молодой токарь четвертого разряда в возрасте 25 лет, как правило, получает больше, чем молодой юрист. В Москве токарь может получать 150 тыс. рублей, но юристы в столице могут получать и более 200 тысяч. И таких юристов много. То есть планка по зарплате у юристов выше.

— У работодателей больше котируются дипломы отечественных или зарубежных вузов?

— Есть бестолковые заграничные вузы, есть замечательные отечественные. В принципе соискателей с зарубежным образованием не так много, чтобы как-то их выделять из общего потока. Котируются традиционно старые советские вузы, где всегда давали качественное образование. На диплом будут смотреть в первые пять лет после окончания вами вуза. Потом он никому неинтересен, важнее, чего вы добились за прошедшую пятилетку, то есть бренд учебного заведения важен только для первого трудоустройства.

2-НДФЛ как критерий

— От каких факторов зависят требования работодателя к потенциальному работнику?

— Они зависят от общей ситуации в экономике. Текущая — более или менее стабильна, поэтому у специалистов больше возможностей для выбора работодателя, требования к кандидатам понижены. За меньшую квалификацию работодатели готовы платить больше. Когда экономика нестабильна, предприятия закрываются, на рынок выходят высвободившиеся работники, требования к соискателям существенно растут.

— Количество работников, которые согласны на серую зарплату, в период относительной стабильности сокращается?

— Мы регулярно эту тему мониторим. Согласно последнему исследованию, желающих получать серую зарплату с каждым годом все меньше, и это правильно. Сейчас все хотят белую зарплату — это кредиты на квартиры и машины. Для кредита нужно принести справку 2-НДФЛ с работы. Туда, где ее не дают, и устраиваться не будут. Но как только подкатит какой-нибудь кризис, людям будет все равно, какую зарплату получать — белую, черную, зеленую. Не до выбора. Есть еще один нюанс — те компании, которые после кризиса обелили свою зарплату, назад к конвертам вернуться уже не смогут. У налоговой моментально возникнут вопросы.
Комментарии

Материалы по теме

Отдам дело в рабочие руки

Возросло количество мигрантов, получивших разрешение на трудоустройство в Свердловской области

Искусство планировать

Как это по-русски?

Борьба с невыплатой зарплат может привести к росту безработицы

Куда идти за кадрами

 

comments powered by Disqus