Смотреть нельзя пропустить

Смотреть нельзя пропустить Итоги «Браво!»: лучшие артисты - есть, лучших спектаклей - нет; театральная карта Свердловской области меняется.

В ходе ежегодного регионального театрального фестиваля «Браво!» проводился опрос: какие из спектаклей минувшего сезона вы советуете посмотреть, а какие считаете для этого не обязательными. Именно так театральный год и разложился - на две контрастные и неравные части. За бортом фестивальной программы осталось большинство постановок, которые не могли и претендовать на появление в финале областного театрального состязания: их уровень был далек не только от совершенства, но порой и от понятия искусства. Однако присутствовало несколько работ, ставших знаковыми, и если вы не желаете пропустить что-то важное в оценке мира, театрального процесса и самих себя, их нужно смотреть, вести детей, рекомендовать приятелям.

Смена приоритетов

Сезон выдался необычным. До сих пор в течение ряда лет кандидатов на фестивальную программу оказывалось больше, чем потенциальных мест, афиша растягивалась донельзя, критики спорили, вопрос решался перевесом голосов. На сей раз основную драматическую часть «Браво!» составили лишь пять спектаклей (столь малого количества в обозримые годы не вспоминается), а что самое удивительное, других претендентов не было.

Не представлено ни одного драмтеатра области, а прежде они занимали добрую половину фестивальной афиши. Невиданное явление: ряд коллективов взяли самоотводы, снялись с «соревнования» на стадии отбора. Так произошло с самокритичной Волхонкой, фаворитом многих предыдущих «Браво!»: сезон выдался продуктивным на премьеры, но качество не всегда соответствовало количеству. Фильтр секции критиков СТД не прошел ни один спектакль екатеринбургского Театра юного зрителя, постановки которого неоднократно признавались лучшими на областном, всероссийском и международном уровнях. Несколько лет назад выпал из передовой обоймы «Театрон», все менее заметный на артистической карте региона. Случились и вовсе потери: с уходом из жизни основателя и художественного руководителя театра «Лаборатория драматического искусства имени М. Чехова» Натальи Мильченко коллектив оказался в растерянности - что дальше?

Теперь о приобретениях сезона. Неожиданно попал в финал, да еще в удвоенном варианте, местный «БДТ» - Свердловский академический драматический театр, долгое время игнорировавшийся критиками (но не зрителями). Удержался на лидерских позициях Коляда-театр, вошедший в программу «Браво!» двумя постановками. Дебютировал на фестивале недавно созданный в Екатеринбурге Центр современной драматургии.

Музыкальная часть афиши тоже продемонстрировала перемены. Простите меня, коллеги, что выношу сор из критической избы, но формирование фестивальной программы не обошлось без влияния «музыкального лобби». Обилие спектаклей в жанрах мюзикла, оперетты, современного танца (их девять) вовсе не свидетельствует об общем высоком уровне музыкального сезона. Даже признанные мэтры понизили творческую планку. Свердловский академический театр музыкальной комедии много лет подряд опровергал аксиому «шедевры не рождаются потоком»: здесь одно за другим появлялись на свет произведения новаторские, задающие тренд на уровне всей страны. 2010-й, вопреки привычным ожиданиям, не подарил радостных неожиданностей. Зрители, влюбившиеся в хореографический коллектив «Провинциальные танцы» еще с «Кленового сада» и «Свадебки», из года в год испытывали потрясение: казалось бы, уже нельзя не повториться или придумать лучше, однако каждая новая композиция побеждала предыдущую; театр соревновался с самим собой - и выигрывал. Но «Спящая красавица» не стала фаворитом. Из приобретений: появились молодые коллективы contemporary dance, правда, пока они интересны по большей части тем, что новорожденные, их присутствие в театральном финале - щедрый аванс.

Итак, что произросло на театральном поле Свердловской области? Неплодородность минувшего года очевидна: даже в количественном отношении спектаклей меньше обычного - 87, из них 35 детские. «Метеоусловия», политические и экономические, тут ни при чем: в годы кризиса урожай был как никогда высок. Сфера искусства существует по собственным законам, ее состояние с общественным самочувствием напрямую не связано.

Из нынешнего положения я бы не стала делать глобальных выводов об упадке уральского театра. На мой взгляд, идут пусть не всегда позитивные, но естественные процессы смены приоритетов. Обновляется, хоть и не без потерь, артистический ландшафт, перекраивается театральная карта области. Театры как люди - переживают подъемы, взлеты, депрессии и стагнацию. Одни коллективы в силу объективных и субъективных причин снижают обороты (надеемся, чтобы потом рвануть вперед); другие «официально» берут творческий отпуск (лишь бы не навсегда); третьи поднимаются, поднакопив сил. Куда приведут наметившиеся тенденции, покажет следующий сезон.

Шорт-лист лидеров

Главные награды не нашли героев. Три первых места по разным категориям («лучший музыкальный спектакль», «лучший кукольный спектакль», «лучший драматический спектакль») остались незаняты - впервые за многолетнюю историю фестиваля. Понятие «лучший» подразумевает совпадение многих факторов, а прежде всего содержания, в котором есть хотя бы зацепка за нерв времени, и формы, которая ему соответствует да еще удерживает внимание нетерпеливых и искушенных зрителей начала третьего тысячелетия. Идеальных постановок не обнаружено.

Спектакль «Вдовий пароход»Но спектакли, «настоятельно рекомендуемые для посещения», есть. Предупреждаю: мнение автора не всегда совпадает с мнением жюри, ну а редакция ни за то, ни за другое ответственности не несет.

В репертуаре сегодняшних театров трагедия - жанр редкий. Потому что сложно, дорого, «и в жизни хватает». Эстетическая интонация момента: микс, клип, фарс. А здесь все впрямую, по-настоящему и всерьез. Пьеса Алексея Толстого «Смерть Иоанна Грозного» привлекла режиссера Свердловского театра драмы Александра Исакова актуальностью темы: «Будто про наше время написано». Спектакль «Иван IV. Грозный» живет в двух измерениях. Личность Царя, правление, породившее Великую смуту, интересны сами по себе, и те, кто приходит в зал «за историей», получают ее в полном объеме. Но если включить стереоскопическое во временном и смысловом отношении зрение, можно увидеть больше. Что происходит с душой, когда тело наделено властью? Даже крошечная власть ставит перед выбором: служить идее, прокладывая путь по головам, или сохранить живые отношения с людьми и с самим собой. Не менее актуально выглядит боярская дума. Впрочем, почему боярская? Уберем это слово и узнаем любую думу любого созыва: много разговоров, самовыпячивания, случаются и драчки, ну а решения принимаются в основном властеугодные. Спектакль - о власти на разных уровнях и в разных проявлениях.

Как сравнить полномасштабное эпическое полотно и спектакль одного актера в одно действие практически без декораций - «Казус Послера, или Лекция о современном искусстве»? Все равно что поместить рядом монумент и декоративную статуэтку. Как оказывается, в театре размер не имеет решающего значения. Отдав дань уважения материальным и творческим возможностям академической драмы, продемонстрированным в историческом спектакле (редкий театр в России имеет столь мощную, разнообразную, сбалансированную мужскую труппу), члены жюри посчитали его лишенным потаенности. Сопредседатель секции критиков Свердловского отделения СТД профессор Лев Закс напомнил определение искусства, данное Гегелем: это мышление в образах. В «Иване IV. Грозном» образность не очевидна. Она присутствует на уровне иллюстрации во «Вдовьем пароходе», выходит на обобщения во «Фронтовичке», ну а «Казус Послера», по словам Закса, это уже сплошное мышление.

Спектакль «Иван IV. Грозный»Нет худа без добра - тривиальная истина подтверждена в очередной раз. В театре Волхонка случился творческий разлад между двумя лидерами. Александр Фукалов, актер, режиссер, иногда и сценарист в одном лице, вышел из коллектива и обрел статус свободного художника. Результат проявился немедленно: его авторский спектакль в форме лекции о современном искусстве (постановщик Елена Лукманова, спектакль живет под крышей Центра современной драматургии) стал фаворитом и жюри, и рядовых зрителей (приз зрительских симпатий и за «эффект театрального парадокса»). Вот где многое совпало: краткость и насыщенность, легкость и нелегковесность, ирония, доведенная до блистательного абсурда, и не напрягающая, но доставляющая удовольствие интеллектуальная игра.

Искусство театра - мимолетное, одноразовое. Сегодня спектакль сложился, а завтра вдруг распался на составляющие, чтобы в следующий раз снова слиться. Два спектакля изначально могли претендовать на звание лучших, «Вдовий пароход» (Свердловский театр драмы, постановщик Андрей Русинов по повести Ирины Грековой) и «Фронтовичка» (Коляда-театр, постановка Николая Коляды по пьесе его ученицы Анны Батуриной). Оба на тему войны. Оба поставлены на малой сцене с акцентом на чувства, настроение, атмосферу. И оба не задались в фестивальном формате. Фестиваль - как экзамен: можно демонстрировать отличные результаты в течение года, но на ЕГЭ явиться с больной головой, и все, в аттестат пойдет «удовлетворительно». Что-то не сложилось во «Вдовьем пароходе», и профессиональные зрители увидели «вышибание слезы», которая на дофестивальных показах появлялась без нажима, с первых звуков и реплик, потому что спектакль - о человеческом горе, о том, как жить после смерти самых близких людей. (Отмечена работа Татьяны Голубевой в номинации «лучшая женская роль второго плана».) Во «Фронтовичке» критики посчитали неверным выбор исполнительницы на главную роль. Скорее, дело вновь в «фестивальном синдроме»: в прежних спектаклях Ирина Плесняева играла так убедительно и проникновенно, что возникало удивление, откуда в молодой и, надеюсь, счастливой женщине столько внутреннего трагизма? Спектакль представил нам нового Коляду, который движется в сторону ясности, прозрачности, формальной неизбыточности. (За два спектакля, «Фронтовичка» и «Два плюс два», Николай Коляда признан лучшим постановщиком 2010 года. Отмечены артисты Коляда-театра Сергей Федоров и Сергей Колесов, Ирина Ермолова и Вера Цвиткис.)

В музыкальном репертуаре спектакль «Синяя борода» Свердловского театра музыкальной комедии однозначно понравится тем, для кого эксперименты важнее чувства меры. Оперетта Жака Оффенбаха перекроена режиссером Юрием Александровым на манер «театра времен реконструкции и ремонта», то есть превращена в хаос. Рыцарь Синяя Борода - это прораб Синебородов, а его убиенные супруги - девушки-маляры. Новшества, которыми можно было бы удивлять разве что лет 20 назад. Постановочная философия вызывает раздражение неоправданностью. Как всегда, спасителем выступает сильная актерская труппа. (Ирина Цыбина отмечена в номинации «лучшая женская роль второго плана в музыкальном спектакле.)

Единственный спектакль, который получил почетное звание лучшего, это мюзикл «Кошка» (режиссер Кирилл Стрежнев) Свердловского театра музкомедии, в номинации постановок для детей. (Вокально-пластическое исполнение главной роли Татьяной Мокроусовой отмечено как лучшая роль в мюзикле.) Спектакль о любви и зависимости: гулять самой по себе или нести ответственность, что уже есть узы и ограничения? Пока дети наслаждаются красивым видеорядом, их родители могут поразмышлять над выбором. Поглажу, однако, зверя против шерсти: «Кошка» элегантна, гладко причесана, профессионально сделана, но без загадки, ясна и понятна насквозь, опять-таки без той самой потаенности, что служит важным признаком истинного искусства.

Приз за лучшую роль в опере жюри присудило Ирине Баженко, «Дон Жуан» (Екатеринбургский академический театр оперы и балета). В номинации «кукольный театр» за режиссерский дебют отмечена Наталья Хохалкина (Нижнетагильский театр кукол), за оформление спектакля «Грибуль-простофиля и господин Шмель» (Екатеринбургский театр кукол) - Лариса Паутова, как лучший артист - Герман Варфоломеев (Екатеринбургский театр кукол). Творческой командировкой награжден Антон Закирьянов (Новоуральский театр кукол). «Надеждой "Браво!"» назван IV курс Екатеринбургского театрального института, мастерская Сергея Жукова, за спектакль с симптоматичным названием «Берем разбег». За выдающийся вклад в театральное искусство премией «И мастерство, и вдохновенье» награжден народный артист России Валентин Воронин (Свердловский академический театр драмы).

Комментарии

Материалы по теме

Живая столица

Несовременный, нестоличный, недетский

Инновационное искусство

Оpen air за колючей проволокой

Новый старый директор

Бантик

 

comments powered by Disqus