Сидите и молчите

Сидите и молчите Неопределенность с ценами стала серьезным дестабилизирующим фактором на рынке энергосбытовых услуг.

B энергосбыте, как и на других энергорынках, ситуацию в этом году определяет сдерживание цен. Решение этой явно предвыборной задачи, поставленной руководством страны, привело к необходимости замены рыночного механизма управления электроэнергетической отраслью на ручной. Это обернулось, во-первых, нарушением привычного ритма работы оптового и розничного рынков: с начала года конечная цена для потребителей формируется со значительным отставанием. Во-вторых, на экономику сбытовых компаний повлияют снижаемые с 1 мая сбытовые надбавки и сетевые тарифы.

Диверсия, и не иначе

На 100% свободный с 1 января рынок электроэнергии и мощности не имел точной цены на товар. Затянувшийся процесс согласования нормативных документов (лишь 4 апреля опубликовано постановление правительства РФ «Об утверждении правил оптового рынка электроэнергии и мощности») не позволил Администратору торговой системы (АТС) своевременно рассчитать нерегулируемую цену на электроэнергию. Отсутствие информации потащило за собой проблемы с начислениями и на розничных рынках. Гарантирующие поставщики электроэнергии, не располагая достаточной информацией, первые три месяца года производили начисления по прогнозным величинам. И только в апреле, когда определилась фактическая цена за январь, компании приступили к перерасчетам.

- Я считаю это диверсией, не иначе, - говорит генеральный директор Пермэнергосбыта Дмитрий Орлов, - нас вынудили выставлять в течение квартала прогнозные цены и говорить потребителям, что это еще не окончательные счета-фактуры, будут изменения. Ни в январе - феврале, ни в марте потребитель не мог платить налоги. Компании не в состоянии были рассчитать экономику не то что на год - на месяц! Наконец, 20 апреля мы получили итоговые цены за первый квартал. Максимально оперативно сделали перерасчет, выставили новые счета. Я не говорю сейчас о затратах компании, хотя они существенны. При этом потребители нас же и обвиняют в происходящем. Такой волны негодования мне давно не приходилось видеть.

Надежды на исправление положения во втором квартале не оправдались. В конце апреля Совет рынка принял решение о том, что фактическая цена за апрель - май появится не ранее последней декады июня. Для сбытов и их потребителей это означает, что работать, как и в первом квартале, придется с прогнозными цифрами и последующими перерасчетами.

Отчего возникла неприлично затянувшаяся неопределенность? Видимо, из-за опасения тех «неудобных» цен, которые сформирует рынок в текущем моменте. В правительстве РФ нет консолидированной позиции: есть противники и сторонники продолжения реформ, между которыми идет тихая подковерная борьба, полагают участники рынка. А страна в подвешенном состоянии: и реформа электроэнергетики не завершена, и возвращаться никто не зовет. «К сожалению, мы все больше зависим от политических решений в отрасли, а не от рыночных механизмов. Нам дают понять: скоро выборы, никто не будет сейчас цены на электроэнергию повышать, от перекрестки уходить. До выборов сидите и молчите», - говорит Дмитрий Орлов.

Надбавка и ручной режим

Параллельно с подсадкой рынка на прогнозные цены запущен механизм сокращения с 1 мая тарифа на электроэнергию. Как правило, доля сбытовой надбавки составляет 2 - 3% от конечной цены электро­энергии. «Сдерживать рост сбытовых надбавок с помощью госрегулирования можно, но на конечной цене это не очень сказывается», - говорит генеральный директор ОАО «Тюменьэнерго» Евгений Крючков. По оценкам Челябэнергосбыта, среднее снижение конечной цены для потребителей составит 11%, но оно произойдет лишь в части стоимости электроэнергии как товара с оптового рынка. Сбытовая надбавка Челябэнергосбыта по решению Государственного комитета Единого тарифного органа области в этом году и без того снизилась по отношению к прошлому году на 15,5% (7,6 коп./кВт•ч), поэтому она не менялась. Но ситуация в регионах разная. Например, сбытовая надбавка Пермэнергосбыта существенно снижена, и следом на 20% снизилась годовая необходимая валовая выручка.

- Мы предполагаем, как это может сказаться на компании, но не исключаем и подводные камни, - говорит Дмитрий Орлов. - Еще не выставлены счета по новым ценам, поэтому сформулировать все предполагаемые проблемы пока невозможно. Сегодня исключительно важным фактором влияния становятся государство и законодательство, регулирующее работу сбытовых компаний.

В 2010 году сбытовой бизнес был самым стабильным в электроэнергетическом секторе: компании показали растущую динамику доходности. В этом году, по мнению первого заместителя генерального директора ОАО «Челябэнергосбыт» Павла Киселева, сохранить ее не удастся. Неопределенность с ценами стала серьезным дестабилизирующим фактором: так, в Челябэнергосбыте не смогли бы адаптироваться к неоднократной смене прогнозных и фактических значений цены, если бы не хороший уровень автоматизации бизнес-процессов.

В прошлом году действительно произошел рост полезного отпуска, стабилизировалась платежная дисциплина потребителей, а значит, сократились затраты на обслуживание кредитных ресурсов. Хотя и цены изменились, и база для сравнения, по мнению Павла Киселева, не совсем корректна - низкие показатели кризисного 2009 года. Но рывок прошлого года отыграл основной объем восстановления потребления электроэнергии. Теперь рост продаж электроэнергии будет более плавным.

Перевод отрасли на «ручное управление» в противовес долгосрочным понятным правилам игры не позитивен. Предпосылки перевода понятны: начало текущего года отмечено значительным ростом цены. Но эффект подобных решений должен оцениваться на момент их принятия, а не после того, как дело сделано.

По части «ручного режима» мнения игроков совпадают: пока Пермэнергосбыту удается сохранять уровень доходности, зафиксированный в бизнес-планах, говорит Дмитрий Орлов. Дальше определенности нет. Иной взгляд у него на то, за счет каких слагаемых компании демонстрировали растущую динамику доходности в прошлом году (Пермэнергосбыт - среди лидеров роста):

- Во-первых, энергосбытовые компании за пять лет, как выделились из АО-энерго и начали самостоятельную деятельность, научились работать. Первое время многие просто плавали: куда бежать, что делать, за счет чего развиваться? Сейчас коллеги поняли: на розничном рынке конкуренция, за потребителя нужно бороться, я бы даже сказал - драться. И научились это делать: вводят у себя программы клиентоориентированности, улучшают качество обслуживания. Во-вторых, за эти годы сбыты провели оценку активов, которые достались в наследство, и оптимизировали деятельность, нашли варианты снижения затрат. Например, в ОАО «Пермэнергосбыт» достигли существенного снижения затрат, сократив до 15% персонала: зарплата составляла львиную долю расходов. В-третьих, компании начали реализовывать программы диверсификации бизнеса. Что мы умеем хорошо делать? Считать. Это наша ключевая компетенция, у нас лучшая база данных на рынке. Вероятно, поэтому наша компания смогла выйти на рынок ЖКХ, предложить управляющим компаниям услуги в сфере биллинга. У ОАО «Пермэнергосбыт» сейчас прочие виды выручки, помимо продажи электрической энергии, составляют 10%, а у западных компаний - больше половины, так что нам есть куда стремиться.

Конкуренцию заказывали

Евгений Крючков уверен, что на размер сбытовой надбавки компаний в большей степени будет влиять конкуренция на энергосбытовом рынке, где сейчас формируется несколько крупных федеральных холдингов - сбыты на разных условиях объединяются с генераторами: энергосбытовые холдинги формируют группа компаний «Энергострим», «РусГидро», КЭС и другие. Все остальные в течение года-двух будут вынуждены присоединиться к кому-то из них, самостоятельно им будет трудно конкурировать.

- Это очень сильные игроки. При желании, а таковое у них есть, они составят нам, регионалам, очень мощную конкуренцию и могут захватить рынок, - полагает Дмитрий Орлов. - Для потребителей изначально это будет благо, потому что федералы будут заходить на региональные рынки с потребительскими преференциями. Затем этот плюс перерастет в минус: их подавляющее присутствие в регионах обернется монополией. Это все уже проходили. Поскольку страна большая, у каждого из этих холдингов будет, видимо, своя монополия в ряде регионов. Что монополия будет - это точно.

Помимо ужесточения конкуренции рынок ожидает дальнейшая диверсификация. Энергоаудит и энергосервис - очень актуальные темы для сбытов. Закон об энерго­сбережении и повышении энергоэффективности серьезно стимулирует организации, особенно бюджетной сферы. Клиенты охотно покупают такую услугу, особенно те, у кого на это выделены средства из бюджетов. Сбыты спрашивают: зачем вы пилите сук, на котором сидите, - помогаете потребителям снижать энергопотребление? У компаний есть четкое понимание: если не сделаем этого мы, сделает кто-то другой. Цена электроэнергии выросла, поэтому бизнес серьезно настроен заниматься энергосбережением. Здесь они видят перспективы и возможности развития.

Перспективы развития рынка энергосбытовых услуг зависят от сохранения рыночного вектора в развитии энергорынка, уверен и Павел Киселев. По его мнению, большинство сбытовых компаний по результатам работы в прошлом году доказали, что они могут выполнять функцию некоего стабилизатора между оптовым и розничным рынком, не допуская «перекладывания» проблем неплатежей на плечи генераторов и поставщиков услуг передачи электроэнергии. При этом изменилось отношение к сбытам с точки зрения оценки их эффективности. Глава Минэнерго Сергей Шматко заявил, что с точки зрения сдерживания роста цен на электроэнергию для конечных потребителей 2012 год будет для энергокомпаний не легче, чем 2011-й.

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Прожорливые старушки

Задавили ценами

Один шаг к мини-РАО

В Башкирии будут свои светодиоды

Колесников и компании

 

comments powered by Disqus