Промолчи — попадешь в первачи

Промолчи — попадешь в первачи

 Дмитрий Головин
Дмитрий Головин
Когда вспыхнул Беслан, среди множества суждений на тему «что теперь делать» прозвучало в СМИ и такое: дать милиции денег на приобретение новых ксероксов, и тогда фотографии на стендах «Их разыскивает милиция» будут хорошего качества, прохожие начнут их запоминать, и легче станет опознавать террористов. Тогда меня поразило, что телеведущий воспринял это предложение абсолютно серьезно. Интересно, эти ребята слышали что-нибудь об интернете, возможности передачи фотоизображения на расстоянии, о компьютерных программах, позволяющих видеокамерам слежения опознавать в толпе разыскиваемых террористов?

Утверждаю: открытие так называемых персональных данных и как можно более широкое открытие любой несекретной информации во всех сферах жизни принесет нашей стране только пользу. Кликушеские крики: «Как же так! У нас в подземном переходе можно купить ворованные базы данных ГАИ, БТИ, паспортного стола и т.д. и т.п.» порождают встречные вопросы: а почему эти базы данных вообще должны вороваться и продаваться в подземном переходе? Не проще ли выложить их в открытом доступе на сайте ГАИ, БТИ и далее по списку? Кому от этого станет хуже? Только тому, кто ворует машины и мошенничает с квартирами. Кто живет не по средствам. Кто пользуется поддельным паспортом для получения кредитов.

Вместо этого законодатели стараются закрыть все большие массивы информации, открытой для всеобщего пользования. Мало того, что тайна банковских вкладов существует, помоему, только в Швейцарии и  России: Швейцария на этом делает деньги (привлекая ворованное), а у нас чиновники пытаются это ворованное оградить от чужих взглядов. Раздаются разговоры, что тайной должны стать номера телефонов, ФИО людей, их паспортные данные, автомобили, на которых они ездят, данные о квартирах, в которых они живут. (В тяжелое сталинское время домашний телефон председателя Свердловского горисполкома можно было обнаружить в обыкновенном телефонном справочнике. И никто не умер от нарушения тайны личной жизни.)

Понятно, что это выгодно прежде всего чиновникам. Зачем кому-то знать, что при зарплате 10 тыс. рублей чиновник Х владеет двумя автомобилями BMWХ5 по 150 тыс. долларов каждый, его жена — коттеджем стоимостью 1,5 млн долларов, а дочь — огромной квартирой в престижном районе. Жена и дочь, естественно, безработные. Эта публика костьми ляжет, чтобы закрыть подобную информацию.

Оппоненты с пафосом воскликнут: «Представьте, что эти базы достанут террористы!». Если очень захотят — все равно достанут. Лучше представьте другое: стоит у подъезда неизвестная машина, предположительно набитая взрывчаткой, а я не могу узнать, кто ее владелец и где он прописан (закрыты данные паспортного стола), не находится ли она в угоне (закрыта база ГАИ). И что я должен делать — звонить в милицию и просить их выехать, потому что эта машина вызывает у меня подозрения?! Да мне по телефону поставят диагноз «паранойя».

К сожалению, люди, жившие в Волгодонске, Москве, на Каширке и на ул. Гурьянова, такой «паранойей» не страдали и милицию по пустякам не беспокоили. Они сейчас вообще никого не беспокоят, кроме оплакивающих их родственников…

В июне 2006 года на сайте МВД РФ, то есть по всей России, разыскивалось аж 47 (!) человек по подозрению в совершении преступлений и 17 (!!) человек — как без вести пропавшие. Как говорится, зачем мне пить весь океан слез — я все узнаю по одной слезинке (по сайту МВД). В то же время в любой незаконно купленной базе этих фамилий — десятки тысяч. Только фотографии к ним не прилагаются, поэтому идентифицировать людей, которые находятся в базе розыска, очень трудно — если только он назовется своим настоящим именем. Все это похоже на шпиономанию 30-х годов прошлого века. Рефрен многих заявлений силовиков: «Враги повсюду, и надо быть бдительными! Только мы вам не скажем, где эти враги. И фотографии их не покажем. И вообще ничего об этих врагах не расскажем — вы просто так бойтесь и бдите на всякий случай».

Предполагаю: общество в целом видит опасность того, что Россия теряет конкурентоспособность на мировых рынках. Президент постоянно говорит о необходимости модернизации хозяйственного комплекса. Придумываются национальные проекты. Правительство издает соответствующие постановления. Все это направлено на то, чтобы Россия смогла как можно быстрее перейти на рельсы постиндустриальной экономики. А она главной ценностью предполагает информацию — ее свободное хождение и обмен ею. Однако реальные шаги бюрократии, как видим, — в совершенно противоположном направлении. Отчасти копируя ее образ действий, отчасти защищаясь от нее, наши компании тоже закрывают информацию о себе, и это больше всего мешает их капитализации: нет охотников вкладывать деньги в предприятие, менеджеры которого на вопрос о реестре акционеров, об источниках доходов и структуре расходов отводят глаза и переспрашивают: «А вам зачем?».

P.S. Чтобы мое послание не оказалось пустым звоном, сообщаю о себе следующие данные:

Головин Дмитрий Александрович. Родился 18 марта 1964 г. в Свердловске. Индивидуальный предприниматель (свидетельство IVВИ № 4476, выдано администрацией Верх-Исетского района г. Екатеринбурга 03.09.1997 г.). Вид деятельности: прокат строительных инструментов без залога. Общественная деятельность: некоммерческое партнерство «Комитет 101». Прописан по адресу: г. Екатеринбург, ул. Фролова, д. 29, кв. 130. Паспорт 65 02 № 545 933, выдан 09.01.2002 г. Верх-Исетским РУВД г. Екатеринбурга. Автомобили: ВАЗ 21214 1999 г.в. г/н Н497ВЕ белого цвета, ВАЗ 21043 2002 г.в. г/н С814МХ темно-зеленого цвета. Телефон: 8 (343) 2684376

www.komitet101.ru

komitet101@wtn.ru

Вот теперь — точно все. Эти данные можете публиковать в любых открытых источниках по своему усмотрению.

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus