Гимнастика по Базелю

Гимнастика по Базелю Повышенные требования к качеству и структуре капитала повысят устойчивость банковской системы, однако ограничат маржинальность. Если акционеры не найдут способов наполнения капитала, это отразится на темпах кредитования экономики.

Банковская система России переходит на стандарты регулирования, закрепленные в соглашении Базель III: по итогам апреля банки начали рассчитывать капитал по новой методике, правда, пока в информационных целях.

Стандарты разработаны после кризиса 2008 года. Когда рухнули, казалось бы, несокрушимые финансовые империи, мировые регуляторы посчитали, что национальные стандарты отдельных стран не удовлетворяют современным вызовам. Пересмотреть подходы должны все государства, присоединившиеся к Базельскому комитету по надзору (сейчас их 27). Трансформация банковского регулирования пойдет постепенно, с 2013 по 2018 год.

Банк России до октября этого года будет только принимать во внимание новые расчеты капитала для оценки состояния банковской системы. С третьего квартала появятся количественные параметры нормативов. Но и тогда банки начнут лишь упражняться в расчетах, раскрывая информацию по двум методикам. До 2015 года — никаких санкций ЦБ.  

Последствия применения новых методов оценки состояния и рисков банковской системы профессионалы видят по-разному.  В целом для системы это, безусловно, плюс: более жесткие требования к качеству и структуре капитала повысят устойчивость банков. Но некоторые эксперты считают, что России не стоит брать на себя «повышенные обязательства» в части сроков.

— Глобальные банки без международных рынков жить не могут, потому что у них большие потребности в финансировании, они по всему миру работают. Поэтому и риски у них другие. Мне кажется, России стоит рассматривать более гибкий график внедрения новых нормативов и ввести какую-то дифференциацию банков.

В стране есть крепкие с точки зрения адекватности капитала, но небольшие банки. Они в состоянии управлять своими рисками. Но быстрое присоединение к Базелю III потребует от них отвлечения дополнительных ресурсов. А самое главное, я не уверен, что Базель III — это гарантия. Я знаю, что в западных банках до кризиса жестко соблюдали требования Базеля II, но все равно получили то, что получили, — говорил банкир с большим стажем, председатель правления банка Уралсиб Илкка Салонен на конференции «Банки. Стандарты. Качество», ежегодно собираемой в Уфе по инициативе Национального Банка Башкортостана. В этом году Базель III стал ключевой темой в дискуссии пленарного заседания.  

Искоренение гибрида

За последние десять лет финансовая индустрия научилась искусно использовать различные гибридные инструменты. Например, недостаток капитала банки компенсировали за счет привлечения субординированных займов, которые учитывались в капитале второго уровня. Инвесторы при этом имели высокую доходность, сравнимую с доходностью на капитал акционеров, но не несли никакой ответственности: в случае кризиса они имели право досрочно потребовать у банка вернуть долг, тем самым создавая для него проблемы с ликвидностью. Базель III ограничивает использование этого инструмента: если стороны заранее не обговорили возможность конвертации долга в обыкновенные акции, заем в капитале не учитывается.

Согласно стандартам Базельского комитета, выводить эти инструменты регуляторы разных стран могут в течение десяти лет по 10% в год. В России новые правила вступили в силу в марте 2013-го. По словам директора департамента банковского регулирования ЦБ Василия Поздышева, субординированные займы, привлеченные банками до 1 марта, если они не удовлетворяют требованиям Базеля, станут постепенно исключаться, а привлеченные после 1 марта в капитале учитываться не будут.

Чтобы стимулировать банки к реальному наполнению капитала обыкновенными акциями и деньгами, регуляторы пересмотрели его структуру. Как известно, прежние нормы регламентировали наличие капиталов двух уровней. Базель III на первом уровне выделяет два типа капитала — базовый и добавочный. Базовый включает обыкновенные акции и нераспределенную прибыль. «Это ресурс, на который банк может рассчитывать бесконечно долго и распоряжаться им по своему усмотрению, и никто его у банка не отберет», — подчеркивает Василий Поздышев. Целевое значение норматива достаточности капитала этого уровня (соотношение совокупного капитала к активам, взвешенным по риску) — 4,5%: к такому показателю норматив должен быть доведен к 2015 году всеми банками стран, вошедших в Базельский комитет. При этом регуляторы допускают, что в капитале могут присутствовать гибридные инструменты, но они должны быть учтены отдельно, для чего на первом уровне вводится добавочный капитал, целевой норматив которого установлен в 1,5%.   

— Западные банки уже два года де-факто живут по стандартам Базеля III с точки зрения расчета капитала, — аргументирует позицию ЦБ в отношении этой нормы Василий Поздышев. — Ее введение усугубит и без того явные недостатки капитала во всем мире. Поэтому банки многих стран начали давно распределять прибыль не деньгами, а акциями, увеличивая капитал и тем самым улучшая качество активов. Банки понимают, что реального капитала в мире не так много. Кто первый успеет его привлечь, тот его и получит, остальным достанутся гибридные инструменты.

В части введения новых нормативов достаточности капитала Василий Поздышев не видит больших проблем для российских банков, поскольку общий норматив достаточности у нас и без того установлен на уровне 10% против целевого показателя 8% в Базеле III: «Мы предполагаем, что базовая часть капитала российских банков сейчас не менее 5%», — подчеркивает чиновник.  

Банковское сообщество, однако, не столь оптимистично. Председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин подсчитал, что до 2018 года потребность в базовом капитале российских банков составит 800 — 900 млрд рублей, что примерно равно прошлогодней прибыли всех российских  банков:

— Для понимания картины мы сделали несколько упражнений. Исходили из того, что российский ВВП в номинальном выражении до 2018 года будет расти на 3 — 4% ежегодно при инфляции в 6 — 7%, а активы банковской системы достигнут уровня 85% от ВВП. В этом случае при введении новых нормативов Базеля III банкам до 2018 года потребуется около 3 трлн рублей для формирования необходимого капитала. И для отдельных банков эти требования могут быть весьма серьезны.

Эксперты не считают задачу невыполнимой, однако из-за специфики отечественного рынка банки могут столкнуться с определенными трудностями.   

— В экономике России нет длинного рубля, а значит, у российских банков еще меньше источников для увеличения капитала, чем у западных, — говорит Илкка Салонен. — Кроме того, здесь нет фондов, институциональных инвесторов, которые были бы заинтересованы в том, чтобы участвовать в банковском капитале.

Если акционеры, в том числе государство, не найдут источников для вложения средств в капитал банков, мы может увидеть ограничение темпов кредитования, а следовательно, замедление темпов роста ВВП.

На случай ядерной войны

Вторая часть Базеля III направлена на то, чтобы подготовить банки к работе в условиях стрессовой ситуации. Для этого вводятся два показателя: норматив кратко­срочной ликвидности и показатель чистого стабильного фондирования. Первый предписывает банкам обеспечивать ликвидность на горизонте 30 дней, второй — в течение года. Кроме того, Базель III вводит нормативы соотношения заемного и собственного капитала, нацеленные на ограничение финансового рычага. Василий Поз­дышев полагает, что беспокоиться не стоит: методика расчетов этих нормативов еще не закончена, они появятся не раньше 2018 года. Тем не менее банкиры пытаются просчитать последствия.

— Требование полного покрытия возможного оттока активов в течение 30 дней в условиях кризиса означает, что срочность активов и пассивов должна быть примерно одинакова, — рассуждает Олег Вьюгин. — Следовательно, банкам придется, во-первых, создавать низкодоходные, но ликвидные активы и держать в них значительную часть позиций. Во-вторых, бороться за депозиты населения и юридических лиц. Это приведет к росту ставок и снижению маржинальности бизнеса. Кроме того, чтобы выполнять этот норматив в условиях коротких депозитов, банки будут формально сокращать сроки кредитования, постоянно пролонгируя кредиты, что приведет к неадекватным оценкам банковской системы.

Третий блок новаций касается создания подушки «на случай ядерной войны». Для этого регуляторы рекомендуют вводить новые виды нормативов — буферы. Так, буфер консервации капитала представляет собой защиту от системных рисков (целевое значение — 2,5%, вводится поэтапно с 2016 года). Особенность — при наступлении угрозы для вкладчиков, а именно при снижении капитала до уровня ниже нормы, регулятор может ограничить распределение прибыли банка, заставив акционеров направить ее исключительно в капитал. «Сложность внедрения этого элемента в том, что Банк России пока не имеет полномочий ограничивать распределение прибыли банками. Когда мы эти полномочия получим, тогда и будем думать о сроках внедрения», — говорит Василий Поздышев.

Аналогичная ситуация и со второй частью буферного капитала — контрциклической. Она вводится для снижения рисков перегрева финансового сектора. Если регулятор видит, что рынок растет темпами, представляющими для него угрозу, он имеет право ввести дополнительное требование к капиталу банков. «У Банка России пока на это нет полномочий, как и у регуляторов других стран. Нигде, кроме Швейцарии, этот механизм еще не заработал. Мы будем внимательно смотреть на то, каким образом наши коллеги-регуляторы разрабатывают подходы и основания для внедрения этого элемента», — отмечает Василий Поздышев.

Каким бы ни был исход нынешних упражнений, переход на новые методики расчета капитала — дело решенное. В этой ситуации, по мнению председателя Национального Банка РБ Рустема Марданова, банкам придется в ближайшее время начать реорганизацию процессов управления рисками в соответствии с лучшей практикой. Группу из девяти банков для пилотного внедрения расчета кредитного риска после 2015 года ЦБ уже определил. 

Дополнительная информация.

Базельский комитет по банковскому надзору создан в 1974 году при Банке международных расчетов, в него входят центральные банки крупнейших государств. Комитет разрабатывает стандарты банковского надзора, применяемые органами банковского регулирования и надзора разных стран. Первое Базельское соглашение по достаточности капитала разработано в 1988 году (Базель I), после кризиса 70 — 80-х годов, и направлено на ограничение кредитных рисков. В 2004 году появились положения второго Базельского соглашения, в котором определены минимальные требования к структуре капитала, введены понятия надзорного процесса и рыночной дисциплины. Базель III опубликован 15 декабря 2010 года как ответ на кризис 2008 года.
Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus