Судьба коммуникатора

 Судьба коммуникатора В 2012 - 2013 годах телеком-рынок Урала ждут очередные перемены. Операторам необходимо приготовиться к работе в принципиально новом правовом поле, найти компромисс с властями и при этом успеть за развитием новых технологий

В конце мая Минкомсвязи России опубликовало на сайте проект изменений в ФЗ «О связи», которые должны вступить в силу с 2014 года. Они поистине революционны: абонент может сохранять номер при переходе от одного оператора мобильной связи к другому (услуга mobile number portability, MNP). Разговоры об этом ведутся уже несколько лет, но сотовики с завидным постоянством утверждали, что это технически невозможно. У законодателя, очевидно, иная точка зрения. Услуга для абонентов будет бесплатной, все расходы на ее внедрение должны лечь на мобильных операторов. По оценкам Минкомсвязи, единовременные затраты на создание базы клиентов MNP составят до 10 млн долларов, на ее поддержание - до 1 млн долларов ежегодно. Кроме того, для введения MNP сотовикам потребуется провести модернизацию сетей, инвестиции в которую оцениваются в 400 млн долларов. Законодательные инициативы Минкомсвязи в очередной раз подтвердили: телеком-рынок - один из самых динамичных. Чтобы обсудить итоги 2011-го и перспективы 2012 - 2013 годов за круглым столом, организованным журналом «Эксперт-Урал», собрались представители крупнейших операторов и властей.

Покупатель-экстремист

В самом начале обсуждения и.о. министра ИТ и связи Свердловской области Ирина Богданович констатировала: отрасль в регионе активно развивается. В 2011 году инвестиции в нее составили 25,5 млрд рублей (в 2,5 раза больше, чем в 2010-м, 11% от совокупных инвестиций в Свердловскую область). Правительство области в конце 2010-го определило плановый показатель в 14 млрд рублей, само министерство прогнозировало объем инвестиций на уровне 20 миллиардов.

- По оценке наших специалистов, в общем объеме финансирования доминируют частные вложения, - сообщила Ирина Богданович. - Каких-то крупных сделок в сфере ИТ в нашем регионе не было, поэтому можно с уверенностью сказать, что наибольшая часть инвестиций пришлась на телеком. Операторы активно развивали сети, инфраструктуру 3G, начали выходить в самые маленькие населенные пункты.

Итоги в отрасли проводного интернет-провайдинга логично разделить на три блока. Первый - потребительский. Генеральный директор компании «Инсис» Артем Черанёв:

- Операторы столкнулись с насыщением рынка региональных центров. Новые абоненты практически не появлялись, наблюдалось вялое перетекание базы. Поэтому провайдеры начали выходить в областные города, заниматься активными продажами в домашнем секторе: в 2011-м их рост оказался беспрецедентным. Кроме того, в прошлом году мы стали свидетелями быстро развивающегося потребительского экстремизма. Нам все труднее было доказывать, что за те деньги, которые нам платит абонент, мы не должны ему холодильники чинить или собак выгуливать. И, наконец, в 2011-м особенно обострилась проблема снижения компьютерной грамотности.

Второй блок - операторский. Здесь в 2011 году произошло несколько событий. Цены на связь в крупных городах в принципе сравнялись с московскими (читай: достигли минимума и больше снижаться не будут, исключения - Сургут, Ханты-Мансийск, Салехард), операторы ради сохранения ARPU начали принципиально по-новому формировать пакеты услуг, включая в них интернет, ТВ, телефон, допсервисы и софт. Бесплатное подключение дополнилось бесплатным предоставлением «железа» - wi-fi-роутеров и ТВ-приставок. Коммерческий директор компании «Телесеть-сервис» (ТМ «Кабinet») Алексей Пинженин:

- Сейчас одиночную услугу широкополосного доступа (ШПД) уже почти никто не продает, как правило, она идет в комплексе с ТВ и телефоном. Судя по нашим клиентам, потребитель до сих пор с осторожностью относится к одновременному подключению ТВ и интернета, но через некоторое время более 50% абонентов докупают недостающую услугу. Причем телевидение в 2011-м у нас продавалось лучше, чем ШПД. Причина - в относительно низком уровне проникновения цифрового ТВ и фактическом насыщении рынка проводного ШПД.

Третий блок - административно-хозяйственный. Здесь в пример провайдеры приводили только Екатеринбург. Главное достижение - налаживание диалога с управляющими компаниями и ТСЖ.

Но все эти выводы касаются рынка физлиц. В корпоративном сегменте большинство провайдеров не смогли выделить яркой тенденции. Тем не менее директор департамента стратегии и маркетинга Orange Business Services в России и СНГ (фокусируется исключительно на сегменте B2B) Павел Паплински замечает:

- Основная тенденция в 2011 году - усиление конкуренции. Следствие этого процесса - падение стоимости базовых услуг связи (доступа в интернет, традиционной телефонии и IP-телефонии). При этом услуги Ethernet и VoIP сохранят позитивную динамику. По нашей оценке, они будут расти соответственно на 25% и 30% ежегодно до 2015 года. В то же время мы видим возрастающий спрос корпоративных заказчиков к новым услугам, выходящим за рамки базовых - интеграционным и комплексным решениям, консалтинговым услугам, сервисам на стыке ИТ и телекоммуникаций. Особо стоит отметить рост спроса на видеорешения, управляемые услуги. Кроме того, все чаще корпоративные клиенты проявляют интерес к «облачным» решениям. Даже по самым консервативным прогнозам, этот рынок в России достигнет 200 млн долларов к 2014 - 2015 годам, что означает ежегодный прирост около 70%.

Голос потерял

В сегменте мобильной связи голосовые услуги окончательно проиграли интернету. Директор екатеринбургского филиала ОАО «Вымпелком» (ТМ «Билайн») Андрей Ершов:

- Рынок мобильной связи России и Урала увеличился в денежном выражении в 2011 году на 7 - 12%. Голос стагнирует, цена на эти услуги достигла дна. Мы все знаем, что интерконнект стоит 95 копеек, а минута разговора начинается от 90 копеек. Драйвер роста - конечно, мобильный интернет. Общение между людьми стремительно смещается в социальные сети. Объем трафика за 2011 год вырос в разы. Правда, прирастить выручку в той же мере не удалось: резко упала стоимость мегабайта. На мой взгляд, в денежном выражении сегмент неголосовых услуг увеличился на 50 - 80%.

По словам заместителя коммерческого директора МТС-Урал Елены Трясцыной, в регионе около 60% абонентов компании регулярно используются мобильным интернетом, объем трафика в 2011 году вырос в шесть раз по сравнению с 2010-м: «На мой взгляд, такая высокая цифра по проникновению обусловлена тем, что МТС и другие операторы активно вкладывались в развитие 3G, увеличение пропускной способности сетей, а также сделали ставку на продажу смартфонов и планшетов в рознице».

Кроме того, в 2011 году резко упали цены на роуминг. В первую очередь это связано с соглашениями, достигнутыми между правительствами стран Европы и России. На некоторых территориях (в основном в Скандинавии) стоимость минуты исходящего звонка упала на 80%.

Одним из самых активных в 2011 году на Урале оказался единственный оставшийся региональный сотовый оператор «Мотив». Компании удалось выиграть конкурс на строительство сети сразу в трех регионах (в течение десяти лет «Мотив» развивался только на территории Свердловской области) - Югре, Ямале и Курганской области. По условиям лицензии, компания должна начать предоставлять услуги на этих территориях в мае 2013 года, однако планирует выйти на рынок раньше. Коммерческий директор телекоммуникационной группы «Мотив» Екатерина Хворостова:

- Расширение географии было необходимым шагом. Объем голосовых услуг в нашей компании рос, однако очень большую долю в нем занимал внутрисетевой очень дешевый трафик. Кроме того, мы планируем в ближайшее время запустить тариф с чистым безлимитным интернетом, благодаря чему объем его использования должен резко возрасти несмотря на то, что у нас нет 3G.

Зубами провода

В 2011 году на телеком-рынке Урала разгорелся один из самых громких скандалов за последние несколько лет. Связан он с постановлением мэрии Екатеринбурга о демонтаже воздушно-кабельных сетей сначала в центре города, а затем на окраинах. Провода предполагалось перенести под землю: по сути, провайдерам предлагали заново построить сеть. С 2007 года аналогичный конфликт развивается в Тюмени: там состоялась целая череда судов, последний назначенный срок для операторов - 14 апреля 2012-го.

Особую пикантность ситуации придает назначение министром связи РФ бывшего министра информатизации и связи Татарстана Николая Никифорова - активного поборника устранения «воздушки».

Для борьбы с внешним врагом в Екатеринбурге впервые сплотилось профсообщество - создана Уральская ассоциация операторов связи (УралАОС). В нее входят четыре компании (удерживают около трети екатеринбургского рынка) - Инсис, УралВЭС (ТМ Convex), Эрланг и Комтехцентр (ТМ «Планета»).

Пока на фронте затишье. В Екатеринбурге ФАС признала постановление мэрии нарушающим закон о конкуренции (более половины пользователей интернета и кабельного телевидения получают их по воздушным линиям) и предписала отменить план-график демонтажа. В Тюмени провода со столбов тоже снимать не торопятся.

Тем не менее операторы считают, что это временная победа. Президент УралАОС Александр Орехин: «Скорее всего, это приведет к тому, что график будет состоять не из четырех, а, скажем, из десяти этапов. Но принципиально решение мэрии не изменится».

Позиция провайдеров, с середины 90-х тянущих провода по столбам, однозначна: городские чиновники смотрят на ситуацию только с эстетической точки зрения и не вникают в ее техническую или экономическую суть. По подсчетам МТС, перенос линий связи в подземную канализацию, принадлежащую другому оператору (в Екатеринбурге - Ростелекому), может увеличить их общую стоимость в несколько раз, а строительство собственной канализации - минимум в десять раз. «Мегафон» приводит конкретные цифры: наземное размещение стоит от 450 тыс. рублей за км, подземное - до 5 млн рублей.

- Только на первый этап - демонтаж проводов в центре Екатеринбурга и строительство канализации - операторы должны были затратить 0,7 - 1,2 млрд рублей, - продолжает Александр Орехин. - Еще один фактор - время. Мэрия постановила освободить центр к октябрю 2012 года. Но для строительства подземного кабель-канала необходимо получать множество разрешений, брать в аренду землю и т.д. Только это может занять от полугода до года. Даже если Ростелеком по щелчку откроет канализацию для всех провайдеров, а мы найдем необходимое количество монтажников, сварщиков и прочих специалистов и будем работать почти круглые сутки, реализация первого этапа займет не меньше двух лет.

Артем Черанёв добавляет: «Если "прогрессивная" политика властей не изменится, это приведет к ограничению конкуренции, монополизации отрасли и ухудшению качества услуг». Пока перенос кабелей под землю выгоден только Ростелекому.

Предложения екатеринбургских операторов конкретны и применимы к другим муниципалитетам: подходить к демонтажу воздушно-кабельных сетей избирательно (на фоне памятников архитектуры их быть не должно, но в «тихом центре» они никому не мешают); строить подземную канализацию на условиях государственно-частного партнерства; для обсуждения сроков и условий проекта создать координационный совет.

Быстро и денежно

Две основные перспективы развития телеком-рынка определяются сегодня мобильной связью.

Первое направление - LTE (Long Term Evolution, связь четвертого поколения, теоретическая скорость передачи данных - до 320 мбит/сек). Еще в 2011-м участники рынка заявляли, что LTE в России нужно ждать не раньше 2014-го (да и то сеть будет построена только в Москве и Сочи). Реальность оказалась оптимистичнее. Первым среди сотовых операторов LTE в России запустили совместно «Мегафон» и «Скартел» (бренд Yota). Пока, по словам руководителя службы новых продуктов и услуг уральского филиала «Мегафона» Павла Абола, сеть в тестовом режиме работает в Москве, Краснодаре, Сочи, Самаре и Новосибирске:

- Средняя скорость передачи данных - 15 - 20 Мбит в секунду, что в несколько раз быстрее, чем по сетям 3G. С середины июля планируется начать коммерческую эксплуатацию сети. Наши планы на Урале конкретны: до конца года запустимся в Челябинске, Перми, Тюмени и Нижнем Тагиле. В Екатеринбурге пока есть проблемы с частотами.

Главная проблема LTE - дороговизна абонентских устройств (например, USB-модем с поддержкой LTE стоит 3 тыс. рублей, а 3G - около 1,5 тыс. рублей) и их крайне малое количество на рынке (менее 1% в общем объеме устройств). Однако операторы не склонны драматизировать ситуацию: будут абоненты, будут и устройства.

У МТС в тестовом режиме LTE пока работает только в Москве, обычно передовой Билайн на этот раз занял выжидательную позицию (хотя в компании заявляют, что к LTE готовы, осталось получить все необходимые лицензии). Это логично: 3G операторы внедряли, когда у 10 - 15% потребителей были подходящие абонентские устройства.

На бизнес проводных операторов LTE вряд ли окажет значительное влияние. По крайней мере, мировой опыт говорит о том, что существенный переток клиентской базы произошел только в Австрии, но там роль сыграли недоразвитость проводного рынка и огромные маркетинговые вложения сотовиков. Во всем остальном мире переток не превысил 5%.

Второе большое направление - мобильная коммерция. Как предсказывал старший вице-президент Сбербанка Виктор Орловский, в перспективе банки будут конкурировать не между собой, а с мобильными операторами (см. «Больше не Галапагосы», «Э-У» № 16 от 23.04.12) . Сотовики делают уверенные шаги в этом направлении: МТС купил МБРР, операторы активно развивают оплату услуг со счета мобильного телефона. У той же МТС число пользователей данного сервиса в 2011 году выросло в четыре раза.

Кроме того, мобильные операторы сосредоточены на технологии NFC (Near Field Communication), которая позволяет оплачивать услуги со счета мобильного телефона, поднося сотовый к ридеру. Мегафон реализовал такой проект в общественном транспорте Екатеринбурга, МТС запустила оплату топлива на заправках ЛУКойла и продуктов питания в торговых автоматах компании Uvenco в Перми.

Теперь, по словам Елены Трясцыной, МТС планирует сделать на Урале следующий шаг - организовать оплату услуг по технологии MasterCardPayPas. Это та же NFC, но деньги снимаются не с мобильного счета, а с «прописанной» на симке банковской карты.

Презумпция виновности

Существенное влияние на работу телеком-операторов в ближайшем будущем окажут поправки в IV часть Гражданского кодекса, касающуюся интеллектуальной собственности. Госдума приняла их в первом чтении. Окончательное обсуждение законопроекта, вероятно, состоится на осенней сессии, но вряд ли в его текст будут внесены концептуальные изменения. В 2013-м нововведения вступят в силу.

Законопроект, очевидно, следует судебной практике, наработанной с начала 2000-х. Полтора года назад участники нашего круглого стола заявили, что концепция авторского права в России живет в XIX веке (см. «Точка бифуркации», «Э-У» № 50 от 20.12.10 ). Теперь, очевидно, она пытается шагнуть в XXI. Не всегда удачно.Принципиальных изменений, которые коснутся телеком-рынка, четыре. Первое: в ГК введено понятие интернет-провайдера или информационного посредника, осуществляющего действия по передаче материала в сети интернет или по размещению материала в этой сети.

- У меня тут же возникает вопрос: почему понятие «информационный посредник» является синонимом интернет-провайдера? А что делать с мобильными операторами, которые тоже занимаются передачей контента? Скорее всего, во втором чтении в текст законопроекта внесут поправки, которые расширят понятие «информационный посредник», - считает адвокат Свердловской областной экономической коллегии адвокатов Олег Жгарёв.

Второе, пожалуй, ключевое изменение - четкая фиксация оснований и условий для привлечения информационных посредников к ответственности за нарушение авторского права. Вина провайдера презюмируется: ему нужно будет доказать, что он не совершал преступления. Оператор, передающий данные, не может быть привлечен к ответственности по двум основаниям: если он не изменял контент и если не знал, что контент нарушает авторское право. Компания, предоставляющая услуги хранения данных, освобождается от ответственности также в двух случаях: если она не знала о нарушении и если после уведомления правообладателя незамедлительно удалила материалы.

- Провайдерам надо будет убедить суд в том, что они не меняли контент и не знали о неправомерности его использования, иначе их признают пособниками преступления, - объясняет Олег Жгарёв. - Первое доказать, на мой взгляд, не так уж и сложно, это скорее технический вопрос. Со вторым возникнут проблемы, решить которые может только судебная практика. Наверняка после вступления поправок в силу мы станем свидетелями нескольких громких магистральных процессов, где она и будет сформирована.

Третий момент - неправомерное использование интеллектуальной собственности. В новой редакции ГК им признается запись контента на носитель информации. Опять же априори провайдер считается виновным. И чтобы он мог избежать ответственности, законодатель предусмотрел несколько обстоятельств, по которым можно оправдаться: запись была кратко­временной или случайной, она является неотъемлемой частью технологического процесса, произведена с целью правомерного использования (несмотря на то, что контент может быть нелегальным), а не с целью получения выгоды.

Наконец, четвертое - распространение бесплатного софта. Новая редакция ГК предусматривает открытые лицензии. Однако запись об этом правообладатель должен сделать на сайте Роспатента с указанием срока. Если, скажем, провайдер скачал себе бесплатный антивирус, а о нем на ресурсе Роспатента ничего не сказано, то оператор может попасть под санкции.

- Кроме того, законодатель запрещает изменять условия лицензии, пока не истек ее срок, - добавляет Олег Жгарёв. - Если разработчик заявил, что пять лет все могут пользоваться программой бесплатно, а через год случился бум спроса на нее, оформить коммерческую лицензию можно только через четыре года.

По сути, авторы поправок в цепочке «производитель нелегального контента - информационный посредник - потребитель» самым незащищенным сделали среднее звено. Как сформулировали участники круглого стола, ловят там, где светло.

Сделают ли провайдеров крайними в борьбе за защиту авторской интеллектуальной собственности, зависит исключительно от правоприменительной практики. Если суды будут подходить к нормам формально (например, заставлять провайдеров оправдываться по всем пяти обстоятельствам, чтобы избежать ответственности за неправомерное использование контента), то операторов ждут тяжелые времена. Если подход окажется детальным, жить им будет проще.

Время альянсов

Илья ВаскецовСовременный телеком-рынок предъявляет игрокам новые вызовы, ответом на которые могут стать механизмы совместного использования инфраструктуры, считает коммерческий директор «Ростелеком-Урал» Илья Васкецов

- Илья Владимирович, одной из наиболее перспективных технологий для телеком-рынка является LTE, сеть четвертого поколения. Готов ли Ростелеком к ее внедрению?

- Говорить о том, что 2G в качестве ключевой технологии для передачи голоса будет заменена какой-то другой, не приходится. Миграция голосового трафика в сети передачи данных - UMTS (сеть третьего поколения, 3G) или LTE - вряд ли будет стремительной. В 4G, например, голоса нет в чистом виде, необходимы некоторые доработки, чтобы он там появился. 3G будет базой для интернет-трафика.

Поэтому в 2012 году наша инвестпрограмма на Урале предполагает строительство 500 базовых станций 2G и порядка 1,5 тыс. сайтов 3G. Основа для предоставления нашим абонентам 4G будет заложена во втором полугодии 2012 года.

- Одна из ярких тенденций 2011 года - совместное использование операторами инфраструктуры. Ростелеком, кстати, один из активных поборников этой политики: компания заключила соответствующий договор с МТС, рассматривает возможность создания виртуального оператора на сетях Мегафона. Что случилось, почему операторы начали активно сотрудничать?

- Изменилась маржинальность в сегментах традиционных телеком-услуг, в том числе в мобильном бизнесе. Рынок перестал активно расти. Соответственно, операторы корректируют деятельность, оптимизируя издержки в сегментах традиционных услуг. Глупо строить в одном и том же месте три вышки, нерационально нескольким операторам самостоятельно закрывать федеральные трассы или выходить в отдаленные села.
Всем известен опыт Швеции, которая четко поделена на четыре части. И в каждой из них инфраструктуру строит только один оператор, а остальные берут ее в аренду. Россию так нарезать не удастся, но к чему-то подобному надо стремиться.

- В продолжение разговора о дружбе между операторами: какова ваша позиция по поводу демонтажа «воздушки» в Екатеринбурге? Многие провайдеры уверены, что это ваше лобби...

- Это решение мэрии. Да, у нас есть своя канализация, в ней - свободное место. Для крупных операторов мы готовы установить приемлемые цены (сравнимые со стоимостью размещения на воздушных опорах). В контрактах содержатся и ограничения на повышение этих тарифов. В качестве примера могу сказать, что за последние два года мы индексировали эти тарифы один раз - прирост составил 6,6%.

- Почему тогда операторы жалуются, что вы их в канализацию либо вовсе не пускаете, либо берете за это втридорога?

- Давайте различать конкретную работу и тот информационный «шум», который иногда создается без каких-либо реальных оснований. С момента публикации постановления мэрии мы выдали около 80 технических условий на доступ операторов в канализацию. Заградительные тарифы от Ростелекома - миф. Приведу пример - магистральная канализация, которая подходит к району «Академический». В ее строительство мы инвестировали десятки миллионов рублей. На этапе возведения района ни один оператор связи, кроме нас, не проявил готовности инвестировать средства в создание сети связи, соответственно, все затраты легли на нас. Поэтому сегодня наши тарифы на аренду в этом направлении и справедливы, и экономически оправданы.

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Три буквы обошлись «Евросети» в миллион рублей

Умножение столбиком

Скучные люди

Мне еще и петь охота

«Билайн» предан анафеме

 

comments powered by Disqus