Недетские игры

Недетские игры Ситуация с детским спортом на Урале понемногу выправляется: сюда пошли деньги. Однако пока они минуют главных людей в этой сфере - тренеров. Сами педагоги еще только догадываются, как должна строиться система поощрения, чтобы мотивировать их к развитию

Стадион в Еманжелинске Челябинской области поражал в самое сердце. Одна трибуна разобрана и покрашена - просто белая стена. Посередине - футбольное поле, покрытое, как водится в небольших провинциальных городках, жухлой травой. А вокруг - самая настоящая пашня. Жирная земля блестит под дождем, по ней ползают дождевые черви. «Что это такое?» - спрашиваю у сторожа. «Да дорожку нам будут делать для бегунов. Обещали к сентябрю закончить. Модную - за 6 мильонов рублей»... Раз уж до сугубо дотационного 30-тысячного городка дошли деньги на строительство стадиона, значит, и вправду их стали выделять на спорт больше. Отчисления на поддержку детского спорта и физкультуры только из федерального бюджета увеличились с 2000 по 2006 год в десять раз. На местах рост тоже заметен: например, в Челябинской области в 2006 году из областного бюджета получили на строительство спортивных объектов 944 тыс. рублей, а в 2007-м - уже 1,3 миллиона. И это далеко не все средства, которые идут на развитие детского спорта: инвестируют бюджеты, родители, любители, фонды, благотворители.

Кажется, когда столько денег - проблем быть не должно. Но они есть, и мешают нормальному развитию спорта, ставят под сомнение будущее наших побед.

Не в ФОКусе

Где начинали те, кто сейчас выиграл кубок УЕФА или чемпионат мира по хоккею? Играли в детстве во дворах или на стадионах. Что сейчас во дворах? Точечная застройка. Детскими площадками либо жертвуют, либо ставят для опознания инспектирующими органами два баскетбольных кольца между качелями. Хоккейных кортов не найти: даже те, что еще не разрушены, как правило, не имеют хозяина. И только от властей муниципалитета зависит, забирать их под свое крыло или нет. «Когда мы занялись вплотную спортплощадками во дворах, оказалось, что они практически все бесхозные. Сейчас мы совместно с комитетом по управлению имуществом проводим инвентаризацию, оформляем паспорт на каждую хоккейную коробку. Скоро состоится их передача на баланс городского управления по делам образования», - отмечает в интервью челябинским СМИ начальник управления по физической культуре, спорту и туризму администрации города Владимир Репкин.

Стадионы в генпланах крупных городов приравнены к украшениям. В условиях дефицита земли распродаются и застраиваются даже действующие (еще памятен скандал в Екатеринбурге с продажей стадиона завода РТИ). В малых городах они тем более в упадке: еманжелинский - явное тому подтверждение. Поэтому деньги, что сейчас идут на поддержку детского спорта, тратятся в первую очередь на строительство капитальных сооружений. Упор в регионах Урала делают на так называемые быстровозводимые физкультурно-оздоровительные комплексы (ФОК), лыжные стадионы, бассейны. Центром ФОК, как правило, становится каток с искусственным льдом. Только в прошлом году в целом по Уралу возведено около десятка таких комплексов.

ФОК в разы повышает качество подготовки юных спортсменов. «Построили в Первомайском каток с искусственным льдом, - рассказывает еманжелинский тренер Анатолий Захаров. - И если прошлой и даже этой зимой наши у первомайцев еще выигрывали, то весной проиграли. Потому что те могут тренироваться десять месяцев в году, а наши - только три. Да и то сначала надо снег с катка счистить, а уж потом тренировку начинать».

Места, где строятся ФОКи, региональные власти выбирают по простому принципу: способны ли муниципалитеты потянуть хотя бы часть затрат на возведение. Получается не везде. «50-процентное долевое участие, наверное, возможно в крупных городах. Но для малых территорий практически нереально с учетом того, что создание самого дешевого комплекса оценивается в 100 млн рублей», - отмечает директор Каменской детско-юношеской спортивной школы (Свердловская область) Павел Гиматов. Так что принцип софинансирования безусловно хорош в плане воспитания муниципальных властей в духе «вертикали власти»: мол, не надо ждать, пока придут и все дадут, надо делать что-то самим. Но он отсекает от программ строительства капитальных спортивных сооружений малые дотационные города. Значит, и детям, которые там живут, заниматься, например, безумно популярным теперь фигурным катанием на порядок сложнее. Хоккей - тоже дело важное. И тоже малодоступен, даже в больших городах. В Екатеринбурге, к слову, четыре из пяти крытых катков последние лет шесть находились на поочередной реконструкции. И городской бум любительского хоккея, когда на льду играют ветераны или взрослые дядьки, тоже обостряет дефицит искусственного льда для детей.

Футболу мешает нестабильная погода.

«В России погодные условия не позволяют содержать в надлежащем виде естественное травяное покрытие, поэтому наши футболисты лишены возможности заниматься на хороших полях. Искусственное поле решит эту проблему», - отмечает директор Курганской ДЮСШ-3 Николай Киселев. Это он о том, что сейчас в городе на деньги Романа Абрамовича реконструируется футбольный стадион для детей: к 3 млн рублей, заложенным в бюджете Кургана, футбольный меценат добавил 9,6 миллиона и еще один - на оборудование для ухода за полем и спортивный инвентарь.

Чтобы дети достигали более-менее внятных результатов и при этом меньше травмировались, им надо играть не на песочке или асфальте, а именно на футбольных полях со специальным покрытием. На международный юношеский турнир по футболу «Европа - Азия», проведенный в мае в манеже УГТУ - УПИ (Екатеринбург) благотворительным фондом «Дети России», приехали шесть команд 1993 - 1994 годов рождения, из них две российские, одна немецкая, три австрийские. Иностранные тренеры полем остались довольны. «В наших небольших городках на полях, правда, есть еще специальные оросительные системы, - рассказывает тренер сборной команды футбольного союза федеральной земли Бургенланд (вроде областной сборной по футболу) Вернер Кегель. - Но это совсем не главное». И действительно: главное - то, что в их небольших городках в принципе есть такие поля. А у нас на весь полуторамиллионный Екатеринбург всего два. Понятно, что играют здесь в первую очередь спортивные школы, детские и молодежные составы «взрослых» клубов.

Мне могут привести в пример Бразилию, где дети пинают мяч вообще на проезжей части. Но там футбол - больше чем спорт, это единственный шанс мальчишкам из бедных семей хоть как-то пробиться в жизни. «Опросы общественного мнения показывают, что до 70% населения страны отдают предпочтение футболу. Хотя у нас еще нет четко организованной профессиональной лиги, клубы слабы в финансовом и техническом плане, уровень национального чемпионата низок. Поэтому 18 - 19-летние бразильские футболисты и уезжают в Европу», - признается федеральной спортивной прессе заместитель министра спорта Бразилии Марко Аурелиу Кляйн. Так что российским мальчишкам, чтобы становиться профессионалами, поля все же нужны.

Да, капитальные спортивные сооружения на Урале появляются. Но пока темпы их строительства низки, а само количество невелико и не может существенно повлиять на развитие детского спорта. В России на миллион граждан в десять раз меньше крытых катков, чем в США, и в сто раз меньше, чем в Канаде. Цифры эти озвучил в декабре прошлого года председатель Федерации хоккея России (ФХР) Владислав Третьяк. «30 лет назад хоккей в нашей стране развивался за счет открытых площадок, - говорит прославленный хоккеист. - Однако за это время изменились условия жизни, и сейчас для того, чтобы привлечь мальчишек на занятия, необходимо построить крытые арены, где есть теплые раздевалки, душевые. Значительно увеличить количество команд без увеличения числа крытых катков невозможно».
Во всем мире считается, что только доступность таких сооружений может привлечь детей к занятиям спортом, сделать явление массовым, выявить таланты даже у тех, кто о них не подозревает. ФХР предложила всем регионам создать региональные программы развития хоккея как национального вида спорта до 2014 года. И там, где эти программы уже есть (например, в Челябинске, см. интервью с исполнительным директором Федерации хоккея Челябинской области Николаем Носковым), дело действительно идет быстрее. Но хорошо бы нам победить уже на зимней Олимпиаде-2014 в Сочи. И эту победу придется ковать тем, кому сегодня от семи до 15-ти.На чем держится детский спорт?

По велению ноги

Входящих на челябинский стадион «Юность» встречает огромный портрет мэра города - Михаил Юревич на льду, в хоккейной форме, с клюшкой. Он и сам играл в хоккей, а теперь и сын играет в школе при команде «Трактор». «Вместе - мы одна команда!» - утверждает плакат. Под девизом бьются, сменяя друг друга, воспитанники детско-юношеской школы имени Сергея Макарова: прославленный хоккеист, выходец из челябинского «Трактора», создал в области еще одну, четвертую по счету школу, чтобы и конкуренцию уже имеющимся создать, и мальчишек от улицы оторвать. Школу возглавил брат Сергея - Юрий Макаров, тоже в прошлом хоккеист.

В регионах все очень зависит от того, какой вид спорта любим первыми лицами - мэрами и владельцами градообразующих предприятий. Они поддерживают, в первую очередь материально, «большой» спорт, но кое-что перепадает и детским школам при командах. В том же Челябинске Юревич лично ходит на все встречи «Трактора». В Магнитогорске хоккей - почти религия. Во многом благодаря поддержке генерального директора Магнитогорского меткомбината и президента клуба Виктора Рашникова. На средства Магнитки содержится одна из лучших детских спортшкол в стране (кстати, супернападающий Евгений Малкин - воспитанник Магнитки). В январе 2007 года в городе была официально открыта новая ледовая арена «Металлург» вместимостью в 7,5 тыс. зрителей. В Башкирии тоже любят хоккей: «Салават Юлаев» в этом году стал чемпионом страны. Детские команды этих клубов чрезвычайно сильны.

А вот в Перми во времена безденежья выбирали между поддержкой баскетбола и хоккея. Выбрали баскетбол: «Урал-Грейт» в 2001-м впервые стал чемпионом России, в этом году - он четвертый. Хоккейный же «Молот-Прикамье» переживает нелучшие времена, детско-юношеская школа не имеет тренировочного катка, ее результат - 7 - 8-е места в соревнованиях среди команд Урало-Западносибрского региона.

В Верхней Пышме хрестоматийна любовь гендиректора УГМК Андрея Козицына к баскетболу. Когда я спросила у исполнительного директора фонда «Дети России» Елены Устиновой, почему они поддерживают детский футбол и хоккей, а не баскетбол, ответ был: у детского баскетбола в «столице» УГМК и так все хорошо... В небольшом Шадринске Курганской области уже семь лет проводится детско-юношеский турнир по футболу «Кожаный мяч». Инициатором его возрождения стал генеральный директор Шадринского автоагрегатного завода Владимир Колотушкин. Начинался чемпионат как городской, сейчас число участников выросло до 60. Приезжают со всей страны и школьные команды, и дворовые, и от спортивных клубов. На специально оборудованной базе за городом мальчишки гоняют в мяч в свое удовольствие.

В целом на градообразующих предприятиях, особенно в небольших городах, лежит основная часть затрат на возрождение детского спорта. Схема все та же: вкладывают в «большой», подтягивают малый, иногда содержат и заводские команды.
Многое дают детскому спорту фонды, организованные крупными корпорациями или частными лицами. Например, искусственное поле в Кургане, создаваемое фондом «Национальная академия футбола», далеко не единственное. В Уральском федеральном округе такие газоны уже есть в Екатеринбурге и Челябинске, ведется укладка в Нижнем Тагиле. Ежегодно на эти цели фонд под девизом «Подари стадион детям» тратит не менее 300 млн рублей. Отметим, что льготы для благотворителей отменены, так что поля детям действительно дарятся.

Сильна и просто частная инициатива - любителей хоккея и футбола, не командующих заводами-пароходами. «Мы сами в хоккей играем. Скинулись, борта поставили, зимой корт заливаем. Потом скинулись - пацанам форму купили. Приходят на тренировки, лед чистят, стараются, бегают. Приятно», - улыбается игрок одной из екатеринбургских любительских команд Михаил Стяжкин.

Я тебя породил, я в тебя инвестирую

Чрезвычайно много вкладывают в детский спорт родители. Детский хоккей практически полностью держится на их кошельках и безумном желании видеть чад игроками НХЛ. В итоге некогда массовая зимняя забава практически ушла с улиц и дворов, превратившись в элитарный вид. «В школе у нас около 400 детей, и только семеро из области», - подтверждает высокий порог Юрий Макаров, директор школы им. Сергея Макарова.

Формально хоккейные секции для детей бесплатны. Но недешевую форму покупают родители, причем комплект амуниции для шестилетки на год стоит около 6 тыс. рублей. Старше - больше. Форма тяжелая, значит, ребенка должен на тренировки кто-то возить. В секции не принимают тех, кто не умеет кататься на коньках, поэтому надо еще и обучить навыкам катания. У российской хоккейной школы установка: чем больше игрок соревнуется, тем лучше он будет играть.
А за участие в соревнованиях надо платить, детям давать - суточные. В Екатеринбурге одна из детских команд, «Юность-97», полностью содержится на деньги родителей. Они даже создали Фонд поддержки детского хоккея, чтобы искать деньги не только в своих карманах, но и привлекать спонсоров.

Родители не всегда руководствуются задачами «укрепить здоровье» или «чтоб по улицам не шлялся». Чаще всего в их глазах стоят нули в контрактах национальной хоккейной лиги. «Бывает, не лежит у ребенка душа к хоккею, но его все равно ведут заниматься - надеются, что вырастет и будет зарабатывать большие деньги», - отмечает исполнительный директор федерации хоккея Челябинской области Николай Носков. Ему практически вторит главный тренер сборной Ямало-Ненецкого автономного округа Олег Никулин: «У нас условия для занятия хоккеем, мягко говоря, спартанские. Только в Салехарде и Ноябрьске в нашем округе есть теплые крытые катки. В других городах в лучшем случае ледовые ангары, температура в которых почти такая же, как на улице. А зимой у нас сорокоградусные морозы. И все равно родители ведут детей записываться в хоккейную секцию».

Отметим, к слову, что даже турнир «Золотая шайба», организованный более 40 лет назад для популяризации хоккея и сейчас активно возрождаемый, перестал отвечать тем целям, которые ставил его создатель легендарный тренер Анатолий Тарасов.
В свое время именно «Золотая шайба» дала старт прославленным хоккеистам, даже футболист Алексей Смертин в ней участвовал. То есть турнир позволял попробовать себя в спорте всем желающим. А теперь бьются не дворовые дружины, а детско-юношеские спортивные школы, а то и школы, созданные при взрослых командах. Дворовые клубы, команды из маленьких городков проигрывают им вчистую. Дети из глубинки в лучшем случае могут рассчитывать на то, чтобы попасть в поле зрения маститого тренера. Но если родительский кошелек не потянет поездки, никто талантливого мальца не увидит.

Кто вас воспитывает

Однако сколько денег бы ни выделялось, главный залог наших потенциальных побед - люди, детские тренеры.
2 июня одно из федеральных спортивных изданий опубликовало мини-интервью с Равилем Валиуллиным, первым тренером нападающего Сергея Мозякина, вошедшего в золотую хоккейную сборную на чемпионате мира 2008 года: «Пока приходится сводить концы с концами на пенсию в 3,5 тыс. рублей, - говорит наставник чемпиона. - Не знаю, что бы я делал, если бы не подрабатывал точкой коньков на станке собственной конструкции и изготовления. Он в два раза легче стандартных шведских, на которых работают у нас в командах, а чистота точки намного выше».

Зарплаты действующих тренеров спортшкол, даже именитых, тоже «впечатляют». «Все тренеры - мои бывшие воспитанники, - рассказывает Юрий Макаров, - возраст - около 30 лет. Конечно, зарплаты у них маленькие, по 2 -3 тыс. рублей. Ребята молодые, без опыта, без выслуги. Максимум, что я могу сделать, - дать им вторую категорию. Дополнительные группы берут для тренировок, ну до 5 - 6 тысяч у них выходит. А группы по 40 - 50 человек».

В глубинке в спортшколах из-за низких зар-плат и вовсе процветают приписки: «Детей мало, на всех не хватает, а тренерам надо получать зарплату. В официальных отчетах иной раз фигурируют цифры такие, что и детей-то столько в городе нет», - рассказывает тренер детской футбольной команды из небольшого городка Башкирии. И просит: «Только фамилию не пишите, у нас и так футбол в республике не любят». Тренер городской сборной Еманжелинска по футболу Анатолий Захаров получает 4 тыс. рублей. Понятно, что на такую зарплату никто не идет. Дефицит детских тренеров - тема настолько больная для спортивных функционеров, что точные данные предпочитают не раскрывать. Да, работа это неблагодарная, тяжелая и низкооплачиваемая. Но пока их не будет, не будет и детского спорта, а он - основа «большого». Конечно, детских тренеров иногда поощряют бюджеты городов, градообразующие предприятия, благотворительные фонды, но в основном небольшими денежными премиями и за очень существенные достижения. И это разовые мероприятия.

Те, кто работает внутри системы, сами только начинают догадываться, что необходимо перераспределять гигантские суммы, вращающиеся во взрослых клубах, на всю спортивную вертикаль. «Если игрок из нашей школы попал в сборную региона, то сборная должна платить школе, а та будет поощрять тренера. Так тренер получит стимул готовить игрока как можно лучше, а мы - деньги, чтобы воспитывать следующее поколение игроков», - говорит Юрий Макаров. В клубах, однако, считают, что подготовка игроков для них - это и так задача тренера: ему, мол, государство платит. Но как платит, так и готовят.

У тренеров нет стимулов учить детей хорошо. Создание таких стимулов, направленная бюджетная поддержка массового приобщения детей к физкультуре и спорту, поощрение социальной ответственности предприятий и частной благотворительности, а главное - полноценное включение в процесс взрослых клубов, должны стать приоритетами политики в этой сфере. Без них страна не будет ни выше, ни сильнее, ни быстрее.

Мы их догоним?

Чтобы понять разницу между нашим и ненашим юношеским футболом, мы задали одинаковые вопросы тренерам, которые работают с командами небольших городов Австрии, Германии и России. Масштаб - сборная аграрной области, сборная города с населением в 100 тысяч и 50 тысяч человек. Предлагалось ответить на следующие три вопроса:

1. Из чего складывается бюджет команды?
2. Кто может заниматься в вашей команде?
3. Как вы стали детским тренером?

Вернер Кегель, земля Бургенланд (население 271 тыс. человек):

1. Школу финансирует правительство нашей земли, Союз футбола земли Бургенланд, взрослая команда и спонсоры.
2. Наша школа - 150 человек. Два года просто играют все желающие, потом идет отбор в команду, после этого дети попадают в так называемую «футбольную академию», где с ними занимаются уже больше. Тренировки три раза днем и три раза вечером с двумя тренерами по футболу, преподавателем по физкультуре и тренером-вратарем. По выходным - игры с другими командами. Цель - за пять лет подготовить профессиональных игроков в футбол. При этом дети не перестают, конечно, учиться в обычной школе. У нас проблема - детей перекупают, например, в Зальцбург, где гораздо больше денег, чем у нас в земле. Мы сейчас построили новую академию футбола, чтобы ребята оставались у нас, чтобы им у нас нравилось.
3. Я получил специальное образование именно как футбольный тренер. Имею лицензию УЕФА, которая котируется по всей Европе. Она позволяет мне работать с детьми.

Конрад Фюнфштюк Гройтер (г. Фюрт, земля Бавария, 100 тыс. жителей):

1. Наш бюджет - это пожертвования спонсоров, часть доходов от продажи билетов на встречи взрослого клуба.
2. Ежегодно принимаем более ста заявлений, отбираем 20 лучших детей. Подписываем договор, что в течение года от нас никуда не уйдут.
3. Закончил вуз по специальности «спорт», я - самый молодой тренер-координатор (аналог нашего президента клуба. - Ред.) в Германии. Имею лицензию УЕФА, которая позволяет работать с детьми, юниорами женской сборной, первым составом бундес-лиги.

Анатолий Захаров, Челябинская область:
1. Что город даст, на то и будем жить. Дают больше на взрослую сборную. Дети бегают, хотя я их со взрослыми нечасто запускаю. Но ребята сильные.
2. Дети просятся. Но тренировать их некому.
3. Травму получил в 20 лет: в футбол играл. Приехал в родной город, тут и остался: надо же кому-то с детьми заниматься.

В люди

Исполнительный директор федерации хоккея Челябинской области Николай Носков: «Чтобы работать детским тренером, надо жертвовать очень многим, в том числе материальной стороной дела»

- Николай Степанович, сколько детей занимается хоккеем в Челябинской области?

- Около 5 тысяч. Если сравнивать с советскими временами - существенно меньше. В те времена на спорт выделяли больше: деньги были и у заводов, и у городов, помогали профсоюзы. Почти на каждом предприятии существовали футбольная, хоккейная команды, развивались все виды спорта. В начале 90-х предприятия стали отказываться от затрат. До перестройки у нас было две группы по 12 - 14 команд в каждой, осталось вдвое меньше. Потом был очень большой провал. Но за последние 4 - 5 лет прогресс очевиден: начался приток и детей, и взрослых.

- Насколько детский хоккей затратен?

- Все зависит от того, в каких турнирах команда участвует. Первенство области дешевле, первенство России - дорого: высока стоимость переездов, игрокам и командам надо платить суточные. Недешевая форма: раньше ею снабжало предприятие - приходит ребенок в команду, его сразу экипируют, а теперь родители должны покупать все сами. Федерация, конечно, старается по мере возможности покупать форму ребятишкам.

- Количество школ растет?

- Многое изменилось с приходом нового председателя федерации, председателя законодательного собрания Челябинской области Владимира Мякуша. В Челябинске созданы две школы - «Сигнал» и имени Сергея Макарова. Это к имеющимся «Трактору», «Мечелу» и «Металлургу» в Магнитогорске.
- Школы за детей конкурируют?
- Конечно. Но в основном родители решают, в какой школе их детям играть.
- Дети охотно идут в хоккей?
- Родители приводят. Бывает, ну к другому душа у ребенка лежит, а родители заставляют заниматься именно хоккеем. Зачем - понятно: чтобы потом зарабатывать большие деньги в НХЛ. Сейчас вообще дети идут в спорт целенаправленно: добиться высоких результатов, заниматься профессионально.

- Меня интересует, как ребенок из двора может пробиться в большой спорт.

- Во дворах в хоккей играют те, кто у нас в школах не потянул, а желание есть. В школе они играют на результат, на команду, конечно, тренеры основное внимание уделяют тем, кто более перспективен. Бывает, кто-то уходит. Так получаются дворовые команды, такая есть у нас в Центральном районе Челябинска. Работают еще секции при заводах, например,Челябинском цинковом: там тоже играют бывшие воспитанники школ. Тренеры с детьми связь не теряют, отслеживают - где ребенок, как играет. У нас для этого существуют соревнования, та же «Золотая шайба» или первенство города. Бывает, возвращаются из дворов и из слабых команд в школы.

- Как вы поддерживаете дворовые команды?

- За последние четыре года 52 команды обеспечили формой. Борта хоккейные покупаем - пластиковые, их не надо перед сезоном красить, тоже по софинансированию с городами. На полмиллиона рублей ежегодно лед оплачиваем - перед играми, чтоб ребята потренировались. ФОКи возводим, в июле еще два сдадим. В перспективе на базе каждого ФОКа должна появиться ДЮСШ с десятью командами в десяти возрастных группах. Взносы отменили с детских команд за участие в соревнованиях, и их сразу прибавилось: в прошлом году появилось четыре новых.

- Детских тренеров хватает?

- Это очень больная тема. Чтобы работать по специальности, надо жертвовать многим, в том числе и материальной стороной дела. Педагоги считаются тренерами-преподавателями, и зарабатывают как школьные учителя. Сил тратят на подготовку детей много, а получают незаслуженно мало.

- А детские тренеры мотивированы на результат? Каким вообще он должен быть?

- Думаю, у всех одна цель - подготовить игрока для профессиональной команды. Мы понимаем, что необходима система мотивации, прорабатываем ее. Например, изучаем возможность, чтобы тренер, подготовивший игрока для сборной, получал за него компенсацию.
Хорошо придумано в Магнитогорске. Там своя система оплаты, включающая премирование детских тренеров. Зарплата зависит от того, как команда выступила на региональном чемпионате, сколько мальчишек пришло в фарм-клуб, сколько играет в сборных, сколько стали мастерами. За каждый показатель - тренеру бонус. К примеру, пришел парень в фарм-клуб - педагог, его подготовивший, хоть с ним уже не работает, в течение двух-трех лет получает премиальные. Если воспитанник стал игроком команды, платят очень приличные деньги. Если же мальчик не заиграл, его передали в другой клуб и получили компенсацию, то подготовившему его наставнику выплачивают 10 - 15%. Есть стимул работать.

Подготовила Юлия Литвиненко

Комментарии
 

comments powered by Disqus