Холодный климат

Холодный климат
Медианные темпы роста выручки 
 Отраслевая структура выборки «топ-100»
 Отраслевая структура выборки «газелей»
 Структура экспортных рынков для выборки «топ-100»
 Отношение кредиторской задолженности к выручке компании
 Темпы роста выручки предприятий оптовой и розничной торговли
 Темпы роста выручки строительных компаний
Новые очаги зарождения средних стабильно динамичных компаний на Большом Урале — агропромышленный сектор и промышленный аутсорсинг (в первую очередь строительный). Для уверенного роста этим компаниям нужно четко сформировать отраслевую специализацию и переключиться с внутреннего спроса на глобальный

Аналитический центр «Эксперт-Урал» завершил очередную волну исследования динамично развивающихся средних компаний (так называемых «газелей») в Урало-Западносибирском регионе. Традиционно «газелями» мы считаем компании среднего бизнеса с выручкой от 10 до 350 млн долларов, демонстрирующие темпы роста минимум в 30% ежегодно не менее четырех лет подряд. При этом хотя бы в один из периодов организация должна продемонстрировать положительную прибыль. Также для канонического понимания фирм такого типа важна их полная рыночная независимость и самостоятельность: компаниям с госучастием в капитале или организациям, аффилированным с крупными вертикально интегрированными холдингами, среди «газелей» не место. (Детально мы прописывали наш подход к изучению компаний такого типа в одной из первых волн исследования — см. «Свободные герои» , «Э-У» № 22 от 07.06.10.) Период, который охватывает нынешняя волна исследования, — 2007 — 2011 годы. Официальный источник данных — информационная система СПАРК Интерфакс.

Если жестко следовать описанной методике, то «газелями» по итогам нынешней волны исследования можно признать всего тридцать компаний на весь Урало-Западносибирский регион. (За соблюдением методики следил партнер проекта — аудиторская компания BDО, см. заключение консультанта проекта, с. 18.)

Во-первых, тридцать фирм — это просто мало. Всего по стране «поголовье» составило 532 компании (см. «Хрупкая сила среднего бизнеса», «Эксперт» № 20 от 20.05.13). И если опустить особенности отраслевой структуры региональных экономик и очень грубо прикинуть долю Большого Урала в федеральной экономике (12 — 15%), то пропорционально справедливое число «газелей» в регионе должно быть в два с половиной раза больше.

К слову, наши коллеги из аналитического центра «Эксперт-Юг» в подведомственном им регионе насчитали 77 «газелей» (см. «Новый виток роста», «Эксперт-Юг» № 9 — 10 от 11.03.13).

Во-вторых, на Урале и в Западной Сибири «стадо» продолжает сокращаться как по численности, так и по весу в региональной экономике. В нашем первом исследовании на пике волны экономического роста (2003 — 2007 годы) мы насчитывали около полутора сотен «газелей», в кризис их количество сократилось сразу втрое, а в прошлом году мы говорили лишь о 33 организациях. К сожалению, эта тенденция не нова, о ней мы писали еще в прошлом году (см. «Без приплода», «Э-У» № 22 от 04.06.12). На федеральном уровне падение численности компаний этого типа сменилось возобновившимся ростом два года назад (хотя их доля в экономике пока все равно не растет), а на щедром юге «газели» множатся который год.

Выборки для исследования

Итоги исследования этого года рассмотрим на трех уровнях. Первый, элитарный, — те самые 30 компаний, отобранные по канонической методике под присмотром нашего консультанта (см. полный список в таблице 1).

Второй уровень — тоже ряд представителей среднего стабильно динамично развивающегося бизнеса, но принцип подбора здесь несколько отличается. Этот ряд шире: во-первых, для его формирования мы брали компании с выручкой от 310 млн до 10,9 млрд рублей, как в каноническом случае, а от 200 млн до 20 млрд рублей. Наши коллеги в федеральном «Эксперте» подробно объясняют, что именно такой промежуток является естественной нишей среднего бизнеса в отечественной экономике (см. ту же «Хрупкую силу…»). Кстати, 20 миллиардов — довольно высокий порог для среднего бизнеса, в последней волне нашего рейтинга крупнейших компаний Урала и Западной Сибири ему соответствует 82 — 83-я позиции из четырехсот ранжируемых. Во-вторых, из выборки второго уровня мы не стали вычищать фирмы, входящие в холдинги или являющиеся дочерними структурами больших компаний — они хоть и не чета «газелям» по самостоятельности, но все же составляют значимую долю успешных средних компаний.

Есть и более принципиальное отличие: если класс «газелей» выявляется из всей толщи среднего бизнеса методом отсечения по заданным границам конкретных показателей, то здесь выборку мы формировали по принципу рейтинга. Проранжировали компании по показателю минимальной границы стабильного роста за четыре периода и взяли первую сотню (наиболее достойные представители этого «пробного» рейтинга приведены в таблице 2); граница отсечения в этом случае оказалась на уровне 26,6% (в случае с «газелями», напомним, — 30%). Такое ранжирование не случайно. Мы считаем, что для исследуемого класса фирм наиболее характерная черта как раз стабильность сравнительно высоких темпов роста, а не объем выручки и даже не общий рост за период. Причем критерий стабильного роста оказывается очень жестким: из всей совокупности рассмотренных компаний (более шести тысяч) за период 2007 — 2011 годов расти стабильно положительными темпами могли всего 874.

Третий уровень — средний бизнес в Урало-Западносибирском регионе в целом. В эту самую широкую выборку, по которой мы прослеживали тенденции развития всего пласта средних предприятий, попали компании, которые действовали (демонстрировали ненулевые обороты) на протяжении всего временно?го интервала 2007 — 2011 годов и чья выручка в последний год ретроспективного периода перевалила за 200 млн рублей, но не превысила 20 миллиардов. Таких компаний по территориям Урало-Западносибирского региона набралось 4063.

Получившиеся уровни — вложенные: все поголовье «газелей» (первый уровень) входит в топ-100 стабильно динамичных компаний (второй уровень), и все они — часть общего массива среднего бизнеса на Урале и в Западной Сибири (третий уровень).

Отраслевой подход

За рассматриваемый период выборка средних компаний увеличила совокупную выручку в полтора раза. Динамика эта, естественно, различалась по отраслям: уверенней всего себя чувствовали представители АПК и энергетического сектора; хуже всего дела традиционно шли у металлургов, металло- и деревообработчиков. Вывод неудивительный, ситуация в целом по экономике региона, которую фиксирует Росстат, ровно такая же.
Более информативным оказывается сопоставление отраслевых темпов роста крупных и средних компаний — оно дает представление о внутренних структурных процессах. В результате можно выявить несколько отраслей, в которых действовали процессы осреднения бизнеса, и ряд укрупняющихся секторов. Водоразделом в этих процессах стал, разумеется, кризисный провал 2009 года.

В посткризисные годы намного успешнее крупняка чувствовали себя средние компании в торговых сферах, причем в докризисные годы ситуация была ровно обратная. Почему? В прежний этап бурного роста крупные формы здорово выигрывали за счет масштабов и огромного территориального охвата, зато в кризис середняк сумел быстрее реагировать на меняющуюся обстановку. Явное осреднение прорисовывается и в строительной сфере: в тучные годы строители всех калибров развивались примерно ровно, но в нынешние стагнирующие годы у меньших форм больше шансов на успех. Во-первых, из-за отсутствия масштабных проектов строительства, на которых могут развернуться крупнейшие игроки рынка. Во-вторых, из-за возросшего внимания холдингов к аутсорсинговым процессам в кризис. Во многом эти заказы и обеспечили динамичный рост новых средних строительных организаций за последние три-четыре года. Эта тенденция характерна и для транспортных организаций. Такие отраслевые подвижки можно назвать «попутными ветрами» в развитии средних динамичных компаний.

Процессы укрупнения более всего проявлялись в металлургии, металлообработке и машиностроении: более-менее стабильную обеспеченность заказами в последние годы в этих отраслях смогли сохранить только крупные организации, да и им, мы хорошо знаем, пришлось несладко.
Тем не менее отраслевая структура средних компаний в Урало-Западносибирском регионе остается более разнообразной и равномерной, чем отраслевая структура крупняка и всего регионального хозяйственного комплекса в целом. Средние фирмы часто заполняют лакуны, которые образуются между сырьевыми специализациями крупнейших бизнесов уральских территорий. Причем эта структура значимо меняется в зависимости от размера рассматриваемых организаций. Так, среди самой верхушки среднего бизнеса (первый дециль нашей выборки) значимые доли приходятся на металлургические, добывающие и нефтехимические предприятия (расчет по объемам выручки в 2011 году) — это компании, находящиеся на грани с крупным бизнесом и функционирующие во «взрослых» отраслях, но с «юношеским» рвением. Однако таких фирм мало, и при смещении фокуса внимания в сторону понижения калибра организаций доля «взрослых» секторов в отраслевой структуре моментально сокращается, а освободившееся место занимают традиционные для крепкого середняка строительство, нишевое машиностроение, транспорт, сельское хозяйство, пищевка и предоставление услуг всех мастей.

Принято считать, что отраслевым «проклятием» малого и среднего бизнеса является чрезмерная доля оптовой и розничной торговли в его структуре. Но это верно лишь отчасти: конечно, доля торговых организаций велика на каждом уровне рассмотрения, но безусловно доминировать они начинают по мере уменьшения размерности фирм. Только к последнему децилю нашей совокупной выборки доля компаний такого типа переваливает за треть, когда из структуры выбывают машиностроители, металлообработчики и химики — слишком маленький формат бизнеса для них не подходит, барьеры первоначальных вложений входа в отрасли высоки.

Отраслевая структура топ-100 стабильно динамичных компаний в принципе похожа на отраслевую структуру совокупной выборки средних компаний: наравне с торговыми организациями хорошо представлены строители и добытчики полезных ископаемых. А вот у классических «газелей» структура перекошенная: более половины — торговые компании, 20% — агропром, 10% — услуги в сфере недвижимости, остальное размазано по химикам, металлообработчикам, транспортникам и прочим. Куда делись динамичные строители и добывающие компании? Во-первых, они зачастую крупнее, чем позволяет верхняя граница канонической методики. Во-вторых, что существеннее, многие из этих компаний аффилированы с крупными уральским холдингами или являются бывшими структурными подразделениями больших компаний, например строительно-монтажным трестом при нефтедобывающем предприятии или транспортным цехом крупного завода. Это те самые предприятия, на развитии которых благоприятно сказалась кризисная оптимизация, выводящая бизнес-процессы крупных предприятий на аутсорсинг.
В целом самой уверенной, динамичной, независимой и способной существовать в различных размерных форматах отраслью выглядит агропром. При этом средние компании здесь не являются дополнением к крупным, они — основа отрасли.

Внешнее финансирование

Доступность и разнообразие кредитных ресурсов для средних компаний в целом более критичны, чем для крупных. У последних, во-первых, намного больше внутренних резервов для финансирования развития; уровень их закредитованности в регионе на 2011 год на треть ниже, чем средних. Во-вторых, крупные получают «более индивидуальный» подход в банках.

Примечательно отличие кредитной политики стабильно динамичных фирм (и «газелей», и топ-100) от общей массы средних компаний. В докризисные 2007 — 2008 годы у динамичной элиты уровень закредитованности на четверть превышал средние показатели по сопоставимым компаниям. Однако с 2009 года представители выборки топ-100 стали стремительно понижать показатели кредиторской задолженности, в то время как в целом средние компании, наоборот, погружались в долги. В итоге к 2011 году по выборке топ-100 отношение кредиторской задолженности к выручке составляло порядка 17% (у «газелей» и того меньше — 15%), у всего пласта середняков — 24%.

Есть различия в кредитной политике «газелей» и топ-100 в целом. Как мы уже говорили, многие динамичные представители выборки топ-100 имеют отношение к крупным холдингам и вертикально интегрированным структурам. Эти компании часто получают хорошую возможность пользоваться долгосрочными заемными ресурсам, подобные кредиты как раз составляют основу их развития. У свободных героев «газелей» такой кредитной подмоги нет, они в принципе имеют меньшую долю долгосрочных займов. А в посткризисные годы «газели» понизили долю этого типа кредитов почти до нуля, заместив, правда, ее часть краткосрочными займами.

Мировые рынки

Важный этап в развитии и специализации компании — поставка продукции на внешние рынки (конечно, это касается только производящих или оказывающих услуги структур). Вообще в России, несмотря на устоявшийся образ экспортной ориентированности нашей экономики, поставками на внешние рынки занимается сравнительно мало компаний. Например, среди обрабатывающих предприятий продукцию экспортируют около 8 — 8,5%, при том что в США — 15%, во Франции — 17%, а для развивающихся стран характерен уровень в районе 10%. Экспортеры в России имеют издержки доступа на зарубежные рынки в разы большие, чем у аналогичных фирм в других странах. При этом наши экспортеры резко отличаются от аналогичных компаний-неэкспортеров. У первых характеристики существенно лучше: они больше по размеру и больше инвестируют, у них выше производительность и зарплаты, и т.д. В России эта разница куда значительнее, чем в других странах (сошлемся на исследование Российской экономической школы, см. «Внутренний мир» , «Э-У» № 17 — 18 от 29.04.13).

Всего на выборку средних компаний приходится свыше 40% экономики региона, если считать по выручке. При этом по объему экспорта (стоимость поставок) на эту категорию фирм приходится около 9,5% совокупного регионального экспорта, да и то большую его часть обеспечивают нефтяные и металлургические компании, балансирующие на грани крупного и среднего бизнеса. Однако то, что экспортеров на Урале не так много, мы уже выяснили не так давно (см. «Счетное число» , «Э-У» № 17 — 18 от 29.04.13), и ситуация на уровне средних компаний лишь подтверждает общую тенденцию.

Отраслевая структура средних компаний в Урало-Заподносибирском регионе

Искренне жаль, что в результате нашего исследования мы не выявили явного влияния экспортной деятельности на стабильность и высокие темпы развития компании или приверженности динамичных компаний к такой деятельности (если не сказать обратного). Так, совокупно выборка топ-100 составляет около 3% от всей выборки средних компаний по выручке, и всего лишь 0,14% по объемам экспортных поставок. Причем более 80% из экспортного потока топ-100 приходится на единственное ОАО «Инга» — нефтяную компанию, входящую в группу Руспетро и поставляющую углеводородное сырье в основном в Венгрию; на остальных же приходится и вовсе мизер. Из числа «газелей» экспортную деятельность на конец ретроспективного периода вели всего три компании: «Башпласт» (пластмассы и изделия из них), ОАО «Чишминское» (экспортировало оно, кстати, не масло, свой основной продукт, а отходы производства — жмых из подсолнечных семян) и «РИФ-Микромрамор» (экспортирует, как и заявлено, мелкомолотый мрамор).

Если исключить нефтедобывающую «Ингу», то основным экспортным рынком сбыта продукции остальных стабильно динамичных компаний является Украина (почти две трети поставок), четверть приходится на экспорт в Эстонию (все от ОАО «Чишминское»), около 10% — в страны Средней Азии. Самыми дальними были отправления «Башпласта» на Виргинские острова. Вообще говоря, такую структуру поставок «экспортной» назвать можно с изрядной долей условности: участие в международной конкуренции она обеспечивает лишь отчасти.

Импортируют уральские стабильно динамичные компании чаще, чем экспортируют: по объему импорт превышает экспорт примерно в четыре раза, а по числу контрактов — почти в девять раз. Однако и эти объемы сравнительно невелики: в относительных величинах динамичные компании закупаются за рубежом в среднем в два раза меньше, чем средние компании региона в целом. При этом существенно, что, в сравнении с экспортом, номенклатура импортных поставок много шире, она включает как товары B2В, так и В2С. Шире и географическая структура: половину всего объема обеспечивает Китай, далее следуют Корея (15%), Германия (8%), США (6%), Нидерланды, Турция, Словакия и прочие.

Поиск ниши

Средние компании региона более диверсифицированы по отраслевой и размерной структуре, по рынкам сбыта, чем крупные. Однако они несопоставимо менее концентрированы, и в этом смысле рассматриваемая выборка гомогенна. Категория средних компаний, в отличие от крупняка, не выигрывает от поддержки в режиме ручного управления, зато намного более чувствительна к таким сложно формализуемым характеристикам среды, как бизнес-климат, развитость институтов, уровень транзакционных издержек и проч. При этом, в отличие от малого и микробизнеса, средние компании имеют определенную инерцию, собственный вес, и «малой кровью» финансовых фондов и грантов их тоже не спасешь. Все это осложняет предоставление средним компаниям быстрой, адресной и специфической помощи.

Отсутствие очевидных рычагов влияния на процесс развития зачастую приводит к тому, что знание особенностей самого процесса развития не заслуживает серьезного внимания, мол, все равно ничего не поделаешь. Тем не менее по итогам нынешней волны исследования среднего динамичного бизнеса мы все же хотим заострить внимание на отдельных аспектах развития этой специфической категории компаний, надеясь, что это поможет найти и подходящие инструменты поддержки и партнерства.

Считаем необходимым обратить внимание на развитие аутсорсинга. Эти процессы во многом являются специфическими для индустриального Урало-Западносибирского региона — концентрация крупных промышленных предприятий у нас много выше, чем в среднем по стране. В результате этих процессов в регионе формируется тип динамичных «околокорпоративных» компаний. Сначала это просто выведенные в отдельное юридическое лицо подразделения заводов. Но по мере развития такие компании обрастают сторонними заказчиками и становятся вполне самостоятельными динамичными структурами. Исследование нынешнего года указывает на активность этих процессов в секторе промышленного строительства и транспорта. Однако мы уверены, что это не единственные отрасли, которые могут выигрывать от повышения популярности аутсорсинговых процессов среди вертикально интегрированных структур. В пределе эти процессы благоприятно влияют на рост общей производительности труда в экономике региона.

Отдельного внимания должно заслуживать агропромышленное направление. Казалось бы, сельхозпроизводители и без того постоянно в фокусе, причем зачастую изображаются одними из главных страдальцев и самых бедных родственников в отечественном процессе экономического развития. Наш анализ показывает, что это не так. Поэтому методы массового спасения в отрасли работать не будут, относиться к ней нужно наравне с прочими секторами экономики. Важным аспектом развития агро является вступление в силу норм и правил ВТО. С одной стороны, многие исследования показывают, что пищепром будет испытывать негативное влияние от этого события. С другой, завершение вялотекущего Дохийского раунда переговоров, итоги которого обяжут европейцев кратно сократить объемы поддержки своих фермеров, может привести к высокой востребованности отечественной агропродукции в Европе. При этом практика показывает, что сами аграрии, в отличие, например, от металлургов, новые нормы и правила ВТО не воспринимают как данные им в руки инструменты, и на лоббистском поле работают вяло.

Крайне важной считаем поддержку средних компаний при выходе на внешние рынки. Именно международная экспансия гарантирует более долговременный горизонт быстрого роста компаний. На региональном уровне многого сделать не удастся: с Урала нам не отреформировать таможню, не изменить правила возврата НДС, тем более не нивелировать фактор удаленности нашего региона от границ страны. Однако возможно помогать компаниям с организационной и информационной работой, компенсировать часть затрат.

Правда, думается, есть проблемы и глубже, чем логистические и административные препоны, мешающие уральским средним компаниям выходить на внешний рынок. Многие «газели» динамично росли за счет заполнения пустующих ниш на внутреннем рынке, при этом внятной специализации, которая может стать востребованной на рынке глобальном, так и не выработали. Однако лакуны регионального рынка исчезают быстро, и без тонкой специализации, если хочешь продолжать скакать со скоростью газели, не обойтись. Более четкое осознание специфических продуктовых ниш в международном масштабе способно породить новое, еще более выносливое, поколение «газелей» в экономике Урала и Западной Сибири.

Дополнительная информация.

Заключение консультанта проекта

Сергей АлбуСергей Албу, директор BDO в России.
Термин «русские газели» широко известен в сфере экономики и подразумевает динамично развивающиеся компании среднего бизнеса. Предприятия, входящие в число таковых, увеличили объемы выручки более чем на 30% ежегодно за последние пять лет. Медиахолдинг «Эксперт» проводит ежегодное исследование для определения статистической закономерности и выявления динамики развития «русских газелей», итогом которого является рейтинг быстро и непрерывно развивающихся компаний среднего бизнеса, занимающих лидирующие позиции в различных областях экономики.

Компания BDO в России детально протестировала результаты, полученные журналом «Эксперт-Урал», на соответствие применения разработанной методики в рамках исследования «Русских газелей» на территории Урала (Российская Федерация). Мы выполнили необходимые процедуры, подтверждающие равенство между теоретически заявленными основами и практически примененными инструментами проведенного анализа:
— изучили методику исследования, примененную в рамках проекта «Русские газели», на предмет соответствия заявленным критериям;
— получили надлежащие доказательства относительно надежности источников использованной информации;
— изучили первоначальную базу данных компаний, принимавших участие в рейтинге, что позволило нам убедиться в выполнении существующей методики;
— исходя из беседы с руководителем проекта «Русские газели», мы получили понимание поставленных перед журналом «Эксперт-Урал» целей, детальное представление о проведении основных этапов исследования, оценили приемлемость выполненных мер и сопоставили полученные выводы с нашим профессиональным мнением.
Резюмируя результаты исследования, стоит отметить основные параметры отбора «Русских газелей»:
— Для первичного анализа отобраны компании, зарегистрированные на территории Башкортостана, Удмуртии, Пермского края, Оренбургской области, Свердловской области, Челябинской области, Курганской области, Тюменской области, Ямало-Ненецкого АО, Ханты-Мансийского АО, годовая выручка которых за 2011 год находилась в диапазоне от 10 до 350 млн долларов.
— Ежегодный темп прироста выручки «Русских газелей» с 2008 по 2011 год превышает 30%.
— В итоговый список вошли компании, демонстрировавшие положительную выручку на протяжении всего ретроспективного периода, а также положительную чистую годовую прибыль не менее одного раза за рассматриваемый период.
— Итоговая выборка очищена от нерыночных компаний: компаний, аффилированных с более крупными структурами, входящих в состав холдингов, государственных компаний и компаний с государственным участием; компаний, не имеющих собственных средств и активов.

Подводя итоги, мы пришли к заключению, что выполненное исследование соответствует заявленной методике.

Указанные выше процедуры были проведены компанией BDO в России в целях подтверждения опубликованного журналом «Эксперт-Урал» рейтинга в рамках проекта «Русские газели» и не являются аудитом или обзорной проверкой.

Генеральный партнер: Банк Петрокоммерц
Комментарии

Материалы по теме

Без приплода

«Средний бизнес в новом цикле экономического роста. Модели и решения».

«Газель» бывшей не бывает

Условия для комфортного бизнеса

Потеря управления

Помидор без валенка

 

comments powered by Disqus