Состояние бродильной беременности

Состояние бродильной беременности В 32-й раз «Браво!» прозвучало с новыми интонациями: свердловский областной театральный фестиваль не только подводил творческие итоги за год, но и рассуждал о собственной судьбе

Алые парусаНачнем с конца - с церемонии награждения. 28 мая в Свердловском театре музыкальной комедии вручались статуэтки «Браво!» самым-самым-самым. В 2011 году на территории Свердловской области было создано около 80 новых постановок, 15 из них от 13 театров вошли в фестивальную афишу. Лучшими были признаны спектакли «Без вины виноватые» (ТЮЗ) и «Sepia» («Провинциальные танцы»), режиссеры Николай Коляда (Коляда-театр) и Сергей Смирнов (Эксцентрик-балет Сергея Смирнова), артисты Светлана Замараева (ТЮЗ), Петр Незлученко (Серовский театр драмы), Маргарита Рудина (Екатеринбургский театр оперы и балета). Впрочем, как всегда на нашем «празднике театральной жизни», постарались никого не обидеть. А потом критики сели за круглый стол и, вопреки традиции, стали рассуждать не столько о спектаклях, сколько о фестивале как таковом. Не пришло ли время изменить его форму? Какое будущее ждет «Браво!»?

Роль фестиваля в жизни общества

«В жизни всегда есть место фестивалю», - провозгласил критик Михаил Мугинштейн. Ему виднее: он востребован далеко за пределами уральского ареала. Как и Лариса Барыкина, что курсирует с конкурса на фестиваль, совершая по семь-восемь перелетов в месяц. В России - фестивальный бум: их количество перевалило за 300, у каждого региона имеется свой «джентльменский набор». Сомневаться в необходимости фестивалей не приходится, однако есть желание понять, для кого они существуют и каким целям служат.

То, что фестивали нужны самим участникам процесса, бесспорно. Бывший председатель Свердловского отделения Союза театральных деятелей России Владимир Нестеров в трудные времена произнес фразу, ставшую лозунгом: «Мы от всего откажемся, но "Браво!" сохраним». В области 30 театров, и всем важно быть увиденными и услышанными, чтобы не возникало ощущения «брошенности». К тому же театральные фестивали заполнили изрядно опустевшую нишу гастролей, творческих мастерских, лабораторий по обмену опытом.

А что зрители? Залы не пустуют, конечно: праздника хочется всем. Вот только большинство не отделяет фестивальные спектакли от будничной афиши. Рекламы явно недостаточно, а театрам не хватает финансовых сил выйти за пределы привычной театральной тусовки. «Браво!» в последние годы активно раздвигает содержательные и жанровые границы: фестиваль начался с уличного шествия, в его программе значились такие мероприятия, как фотокросс и конкурс рецензий, а в off-программе - читки пьес молодых драматургов и видеодемонстрации спектаклей-лауреатов «Золотой маски». Нововведения в полном масштабе не сработали - раскручены слабо.

Региональные «смотры» стараются идти по пути, проложенному национальной премией. «Золотая маска» расширяется, движется в регионы, укрепляется новыми проектами, - и местные фестивали вслед за ней. Пора и «Браво!» вырасти в «Браво! Плюс», высказали мнение организаторы, то есть выйти за пределы Екатеринбурга, проехать с лучшими постановками по городам области. Наладить обмен спектаклями-лидерами с соседними территориями: Челябинском, Пермью, Тюменским краем, ввести номинацию «Гость фестиваля».

Отличительной чертой свердловского форума является присутствие театров из области. Пример: недавно состоялся омский театральный смотр - никакой «областной провинции». Свердловская область - регион крупных городов, у нас довольно много муниципальных театров, если подходить с российскими, не заграничными мерками. Им важно ощущать себя встроенными в единое культурное пространство. Присутствие в фестивальной афише для них - не просто доказательство определенного успеха и признания, но и возможность увидеть, куда движется искусство. Но часто бывает так: приедет команда в день собственного выступления, а наутро уже отбывает восвояси. Казалось бы, логично остаться, на других посмотреть. Объясняют: у нас репертуар. Самостийно выключить себя из театрального графика артисту действительно сложно. Другое дело, если бы участие в фестивале оценивалось как творческая командировка. Важно, чтобы события уровня «Браво!» ассимилировались в стратегию формирования культурной среды малых городов и учитывались при планировании бюджетов.

Областные театральные фестивали имеют большое значение в сохранении такого понятия, как русский репертуарный театр. О нем в последние годы много спорили и, наконец, признали: это наше национальное достояние. Как почти все духовные ценности, экономической выгоды не приносит, тем не менее Европа смотрит и завидует. Логично учредить фестивальную премию «Лучший репертуарный театр года», которая учтет творческую «неучтенку»: формирование разносторонней афиши, качественной многохарактерной труппы, современные методы привлечения зрителей. По словам члена жюри доктора филологических наук Марии Литовской, если нижнетагильский театр драмы ставит пьесу Мрожека (речь идет о «Сальто морале»), важно уже то, что он, нижнетагильский театр, ставит пьесу Мрожека.
А значит, рассчитывает на зрителя, который поймет сложное абсурдистское произведение польского драматурга.

Уже не в первый раз обсуждается вопрос, нужен ли конкурс в ходе фестиваля. Все крепче в театральной среде прорастает мнение, что конкурсы вообще следует отменить: в искусстве не должно быть соревновательности, расстановка по местам здесь неуместна. Член жюри «Браво!» московский критик Ольга Галахова как вариант предлагает отбирать на фестиваль десять лучших спектаклей и никого не расставлять по ранжирам. Справедливости, как бы жюри ни старалось, не получится: нет единых критериев оценки, невозможно избежать субъективности, на некоторых фестивалях (не нашем!) присутствует элемент коррупционности. «Если Марк Захаров ни разу не получил "Золотую маску", это неправильная премия, - считает Ольга Галахова, - я всегда участвую в раздаче слонов и чувствую себя предателем по отношению к творцам». Но от жизненных реалий, а также традиции решили пока не отрываться: показ лучших спектаклей минувшего года плюс конкурс.

Роль сезона в жизни театра

На нынешнем фестивале, можно сказать, произошло «приращение смысла» в самом понятии «конкурс-фестиваль "Браво!"». Но прежний, исконный его смысл - выявление тенденций художественного процесса - никто не отменял. Особенности афиши-2012: спектаклей меньше, чем обычно (сказался режим экономии, включенный учредителями из сферы власти); полное отсутствие детских спектаклей (впору говорить о кризисе жанра); по-прежнему актуальны вариации на матрице классических произведений, при этом наблюдается торжество молодой режиссуры. Не будем анализировать афишу «Браво!»-2012 целиком, посмотрим на «крайние точки».

Событие года. События в искусстве случаются редко, на то они и события. Нам повезло: мы увидели шедевр. Произведение, идеальное во всех отношениях: слитость формы и содержания, редкая красота и оригинальность пластики, высокая образность сценографии, философская наполненность, но не излишество - это «Sepia» («Провинциальные танцы»).

Прорыв года. Привычно в течение многих лет критики ругали Екатеринбургский театр оперы и балета. Зрители в него шли, а специалисты игнорировали. По их мнению, театр пребывал в творческом застое, пропах нафталином и забыл о том, какой век на дворе. «Опера у нас воспринимается как старая бабушка, а на самом деле она крутая девушка», - эмоционально выразился Михаил Мугинштейн. И вот, наконец, театр помолодел: аккурат к столетнему юбилею. Опера Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» прозвучала новаторски (хотя, по гамбургскому счету, и является масскультовым зрелищем), для театра сыграла роль ступеньки по лестнице, ведущей вверх, предопределила успех премьеры 2012 года - комической оперы Россини «Граф Ори». «Баядерка» Минкуса, по мнению Ларисы Барыкиной, первый балет, к которому не может быть претензий. Отточенность линий, уместный академизм, благородная манера исполнения - балетная труппа продемонстрировала высокий потенциал. «Неучастие в фестивале "Браво!" в последние годы нас подстегивало в поиске», - поделились сотрудники театра.

Разочарование года. Екатеринбургский театр музыкальной комедии со спектаклем «Алые паруса» попал в афишу фестиваля в последний момент, что, впрочем, не помешало ему получить две статуэтки «Браво!». Практически все, что появляется на сцене этого театра, уже при рождении отмечено «знаком качества»: здесь просто не умеют работать непрофессионально. Нет претензий ни к исполнительскому мастерству актеров, ни к сценографии. Но у многих вызвала отторжение содержательная концепция спектакля. Снимается не только шелуха штампов в подходе к известному сюжету, но и иллюзорный глянец с героев. Создатели его как будто вознамерились, чтобы не прослыть несовременными романтиками, красивую гриновскую утопию заменить антиутопией и чрезвычайно увлеклись прорисовкой безобразий окружающего мечту мира: он здесь представлен исключительно как бордель.

Проблема года.
В театральных залах сидят люди, у которых в руках мобильники (они вечно забывают их отключить) и планшеты. Интернет-революция изменила мир, и бессмысленно делать вид, что ничего не произошло. Театр же порой остается территорией, искусственно защищенной от ветров времени. Когда со сцены до зрителя доносятся интонации полувековой давности, вряд ли возникнет доверие к тому, что на этой сцене происходит. Театр должен быть созвучен моменту, попросту говоря, современен. Это не значит, что нужно брать исключительно свежерожденный материал и использовать ультрарадикальные технологии. Главное - уловить интонацию. При абсолютной несхожести
15 фестивальных спектаклей они объединены одним качеством: современное звучание, с разной степенью громкости и точности попадания. Но, к сожалению, большая часть из того, что было поставлено на территории области и не вошло в фестивальную афишу, трудно назвать произведениями XXI века. Они могут поднимать важные вопросы, быть даже нарочито «помеченными» брызгами сегодняшнего дня, но в равной степени принадлежать и веку минувшему. Театр испытывает ностальгию по настоящему, а не прошедшему.


Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus