Прибыль как дыхание

Прибыль как дыхание Диспаритет цен - стабильное зло, губящее сельское хозяйство: ГСМ и электроэнергия дорожают неадекватно росту стоимости продовольствия, поэтому селу вечно не хватает денег на развитие. Но агробизнес и в таких условиях находит возможности иметь высокую производительность и сохранять хорошую рентабельность.

Виктор ГолодниковАгрофирма «Промышленная», созданная Виктором Голодниковым с нуля в 1998 году как частное предприятие, изначально многими в Оренбуржье не воспринималась. Область долго была «красным поясом», и по сей день соседние хозяйства «с красным флагом ходят» и колхозами именуются. Губернатор Алексей Чернышев за время правления ни разу не побывал в пригородном хозяйстве Голодникова, что само по себе нонсенс: агрофирма стала крупнейшим специализированным овощеводческим хозяйством в области, единственным, где все процессы на 90% механизированы, а село Смородиново украсили веселые, белые с красной отделкой дома для работников агрофирмы. Зато вскоре с появлением в июне 2010 года нового главы области Юрия Берга к Виктору Голодникову 1 сентября пожаловал сам президент Дмитрий Медведев. «Мы с ним 40 минут с глазу на глаз разговаривали, ближе десяти метров никого не было. Он хотел знать, как живется крестьянам на периферии», - вспоминает сегодня Голодников.

Про живучесть зла

- Виктор Петрович, что-то изменилось после визита президента?

- Да, думаю, он меня услышал. Я купил в Дании и сейчас устанавливаю ветровую электростанцию, мачта - 42 метра. Потому что в конце года появился документ, позволяющий подключать производителей электроэнергии к электросети там, где расположено предприятие. Я мечтал приобрести эту установку 12 лет, думал о ней каждый раз, когда платил за электроэнергию. Но прежде станцию нельзя было подключить к энергосистеме, а значит, невозможно распределять электроэнергию по территории хозяйства: не тянуть же еще одни провода параллельно существующим к каждому коровнику и насосу. Теперь у меня будет собственная бесплатная электроэнергия - равное производимому нами количество киловатт будем брать из сети, но уже по тарифам не платить. Через три года новое оборудование окупится. Это самый значимый для нас инвестпроект года. Попробуем: чего-чего, а уж ветра в оренбургских степях предостаточно. И если проект пойдет, продолжим наращивать энергомощность. Хозяйство энергоемкое, потребляет 3 млн кВт/час в год: у нас много гидронасосов для полива земель, климатического оборудования для хранения овощей.

- Сколько вам надо еще ветряков?

- Подобрали со специалистами два блока таких машин по 1,5 тыс. кВт. У нас есть еще один возобновляемый источник электроэнергии - биотопливо: в коровниках и в полях. Будем всеми способами уходить от дорогого электричества. Цена электроэнергии каждый год растет на 25 - 30%. Для аграриев киловатт был дешевым до тех пор, пока его не стали подтягивать под тариф промышленников. И поэтому надо как-то выживать, что-то искать. Вот, кажется, нашли. В 1998 году, когда я создал агрофирму, электроэнергия стоила 67 копеек за кВт/час, цена дизтоплива была 3 рубля 20 копеек за литр. Сегодня киловатт стоит 5 с лишним рублей, дизтопливо - 18 тыс. рублей за тонну, с дотацией - 17 тысяч. А капуста была 5 - 7 рублей, да так и осталась. Как и другие овощи. Картошка только в прошлом году не уродилась из-за засухи, цена поднялась. Диспаритет цен - это главное зло, губящее сельское хозяйство: ГСМ и электроэнергия дорожают неадекватно росту стоимости продовольствия. Если бы мы на столько же цены повышали, на все бы селу денег хватило. Я не могу в полном объеме технику купить, зарплату мужикам достойную дать - не 15 тыс. рублей, как сейчас, а 25 тысяч.

- Про это говорят много лет. Почему диспаритет сохраняется?

- Я бы тоже хотел получить ответ на этот вопрос. С топливом - большая политика, топливо подтягивают под мировые рынки, поэтому ГСМ дорожает. А овощи никто никуда не подтягивает. К рынкам агропродукции нет такого интереса, как к нефти и газу, олигархи сюда не идут. Мой дед говорил: на земле не богатым будешь, а горбатым. Не особо на земле бизнес растет. Это ж не стройка, не мыльный пузырь.

На вопрос Дмитрия Медведева, какие у села проблемы, я ответил - все съедают энерготарифы и ГСМ, они замордовали всю страну, это основные статьи затрат в структуре себестоимости. И президент предложил: ты эти вопросы озвучь завтра (2 сентября) в Саратове на выездном Госсовете по засухе. Я согласился туда полететь, ночь переживал - ведь на всю страну скажу. Готовил выступление про то, что крестьянину цены на зерно, хлеб регулируют: дескать, нельзя их поднимать. А эти тарифы можно?! Отсюда все беды. Экспорт зерна запретили, а свой рынок насыщен - не продать нам зерно... Но выступить мне не дали, все выступающие только плановые были. После президент подошел: вы извините, времени на вас не осталось, но мы еще с вами встретимся.

- Сколько инвестируете в развитие собственных, а сколько привлеченных средств?

- В основном собственные, кредитами увлекаться опасно, но и совсем отрекаться от заемных средств не стоит. Год на год не приходится. Идеальным был 2007-й: хорошая цена на картофель и овощи, и зерно доросло до 7 тыс. рублей за тонну с НДС. Тогда мы почувствовали хорошие деньги, техники накупили. Для овощей ее надо очень много. В посевные 2008 - 2010 годов мы в банк не ходили. В этом году после засухи уже все не так. В долг взяли 15 млн рублей на проведение весенне-полевых работ. Этой весной крестьянину продавать было нечего. Рынок собственной продукции у производителя иссяк: зерна нет, картофель в жару пропал. Осталась у меня из урожая прошлого года частично нереализованной морковь, потому что сети берут только ассортимент из пяти позиций. Кормим коров и телят - витаминная добавка. Посмотрим, что будет осенью. Если опять ничего не уродится - цены поднимутся. И наоборот.

- Стараетесь не брать кредиты - значит, есть собственные оборотные.

- Падаем и поднимаемся попеременно. Годовой оборот производства и реализации агрофирмы составляет 80 - 100 млн рублей. Рентабельность в целом по всем видам продукции - 15%.

- Какова динамика прибыли?

- Прибыль - как дыхание: то поднимается, то падает. Только возрастающей динамики не бывает. Вот еще пару недель не будет дождя - и вся динамика полетела. В ноябре будет видно, что я соберу и какова ситуация в этом году. И цены будут понятны. Прогнозы боюсь озвучивать. Нет на селе той прибыли, которую имеют нефтяники, газовики, энергетики. Главное здесь - не прибыль. Главное - хотя бы жизнь на селе есть. Как на Марсе.

Я держал 1,5 тыс. свиней: себе в убыток, цены на мясо за десять лет три раза падали. Сейчас упали цены на молоко. Переработчик объясняет снижение закупочной цены тем, что у него подорожала электроэнергия. У нас она тоже подорожала, но условия диктует переработка - агропроизводителю некуда деваться, надо сдавать хотя бы по себестоимости, 13 рублей, не выливать же на землю. Вернее, цена зерна подросла и себестоимость молока уже 14 рублей за литр. За вычетом НДС 11 рублей с литра мне остается. А зимой молзаводы принимали по 18 рублей литр, в прошлом году и летом - по 15 - 16 рублей. Дотируют в этом году 3 рубля на литр против пяти в прошлом году. Молоко я с производства в один день не сниму и скот не уберу - три года вкладываюсь в стадо КРС, породистых телят накупил. Не понимает этого никто, шараханье в АПК страны идет из года в год. Доведись мне снова создавать «Промышленную» - не взялся бы.

Обаяние техники и технологий

- Что же вами двигало при создании агрофирмы, какая идея?

- Вот луковица какая, видите? (На почетном месте в офисе красуются фото Медведева, жмущего руку Голодникову, и огромная, ровная, круглая, как новогодний шар, луковица. Предприниматель дает мне ее в руки - для убедительности.) Толчком послужило то, что за рубежом увидел технику, позволяющую полностью механизировать процесс посадки и уборки овощей. А потом оценил и качество продукции: из Волгограда привез лук, выращенный там с помощью такой техники, всю зиму его продавал, а весной и вовсе три цены за него взял. У нас ежедневно в пригороде во время уборки привлекалось «на помощь селу» по 4 тысячи горожан, вилами картофель копали. Теперь у меня нет людей на поле, 90% механизации. И лук красавец растет. А морковь еще лучше, ровная, замечательная.

- Так вы на технику повелись?

- Точно! Я обомлел, когда увидел лучшие образцы зарубежной техники. Я толк в технике знаю: работал в молодые годы механизатором, был лучшим по области, все советские заводы проехал, знаю, что они выпускают - нет сравнения. На заводе в Германии увидел сеялку точного высева, которая у меня сейчас работает. Но узнал цену - 9 млн рублей - и в сердцах сказал: «Какой дурак их покупает!». Прошло пять лет - и купил: я единственный обладатель двух таких сеялок в области. Это супермашины: они сеют семечку точно и с удобрениями. У меня в области самый энергоемкий машинно-тракторный парк для производства овощей и картофеля.

Когда президент его увидел, спросил: в лизинг? Нет, отвечаю, лизинг не про нас, он кабальный. А как? Я рассказал, что мы с поставщиками импортной техники заключаем договор в валюте, 50% платим сразу, а на 50% до конца года дают отсрочку платежей. Расчет ведем, когда у крестьян появляются деньги: в конце сезона, после реализации продукции. Никто никаких процентов нам не накручивает. Если в момент расчета цена евро или доллара поднялась, значит, я проиграл, опустилась - проиграл поставщик. И все со мной работают, никому не задолжал за эти годы.

Я делаю ставку на многофункциональную импортную технику, постоянно ее докупаю. Она помогает соблюдать технологии и получать хороший урожай, удерживать рентабельность. Семена овощных культур везем из Голландии: дорого, зато результат гарантирован, отечественная селекция подобного качества не предлагает. Посевную завершили в объемах прошлого года: 200 га картофеля, по 30 - лука, капусты и кормовых для КРС, 10 - свеклы. Осталось высадить на поля рассаду капусты из теплиц. Каждый корешок со своим торфом с помощью сеялки уйдет из кассеты в землю. По финской технологии.

- Производительность труда - тоже как на Западе?

- На некоторых участках - да. Уборка на 100% комбайнами, посев - на 100% сеялками. Сегодня в агрофирме работают 100 человек, производят в год 13 тыс. тонн всех продуктов: зерна, овощей, мяса и молока. Немало. Вот машина из Америки Walley - сама едет и поливает картофель. Похожа на птицу с широко распахнутыми крыльями. Красиво, да? (Мы ездим на машине Виктора Голодникова по хозяйству и эту фразу он повторяет много раз.) Один человек ею управляет (Голодников оглядывается) - и того нет. Где-то ходит. Не надо толкать ее, как нашу поливалку а-ля «Советский Союз» четырем мужикам по грязи. Но это дорого, вот электричество и расходуем, чтобы воду подавать. Потом будем делать механическую прополку.

А это - израильская технология: капельное орошение. На гряде в два ряда растет морковь. Между рядами закопаны ленты, по которым подается вода, пропитывает грунт - каждый сезон на ленты тратим 20 тыс. рублей. Зато морковь некорявая растет, очень ровная. Красиво? В эту посевную увеличили орошаемые площади до 60 га. На 1 га капельного орошения надо затратить 75 тыс. рублей. Окупаются в течение нескольких лет. А вот тут, видите, лук посеян вместе с пшеницей, она его от суховея защищает: это уже наша собственная технология. Потом пшеница удаляется, лук остается.

Мы купили землю, потом оросительную систему выкупили у комитета госимущества области. Оросительные системы, которые стоят на госбалансе, получают дотации из бюджета. А я, предприниматель, не имею на эти дотации права. В бюджете области всегда были заложены деньги на реконструкцию орошаемых земель. За 14 лет хозяйству их обещали не раз, но так и не дали.

- Когда бизнес агрофирмы встал на ноги и вы поняли, что дело идет?

- Я и сегодня не встал, хотя считаюсь большим и успешным. В любой момент все усилия можно опрокинуть. Допустим, засуха. Мы не защищены от этого. У меня правило: годовой запас оборотных средств хозяйство должно иметь. Оно и имело, а тут два года подряд засуха, не было зерна - поливные же только овощи. В прошлое лето температура поднималась до 47, а на почве было 76. Все сгорело. Поливай - не поливай, кроме воды важен еще и микроклимат. Если еще в этом году так будет, пойдем в банк деньги брать, а как взял большой кредит - так и конец. Мы это уже проходили.

До того, как создать свою агрофирму, я поработал главным инженером в совхозе, возглавлял плодоовощную базу в Оренбурге. А осенью 1997 года мне выделили 450 га земли распоряжением мэрии. Я решил закупать машины за рубежом и создавать хозяйство на высокотехнологичной основе: на этих землях с советских времен сохранилась мощная оросительная система. Убедил мэра: город буду кормить. Мэр согласился по кредиту гарантом выступить. Ничего у меня до получения кредита не было. Знакомые трактористы пахали поля ночами. Приехал немец, торгующий машинами, посмотрел - земля есть. И он меня кредитовал на 3 млн 700 тыс. марок на четыре года. Между нами был Дрезднер-банк и банк «Российский кредит»: это был связанный с техникой кредит. Я в марте подписал контракт, в апреле техника пошла и посевная началась. И вскоре я вляпался: в августе 1998 года случился дефолт. И пошло все кувырком: мой валютный кредит вырос в одночасье в разы. Банк «Российский кредит» хотел отобрать у меня фирму. Ловкие люди организовали мне встречу с Александром Лившицем - был такой деятель в Кремле. Разруливал.Он меня заверил: будет тебе пролонгация кредита. Выехал я из Кремля через пять часов общения, слегка выпивши по такому хорошему случаю. Жена меня дожидалась. Наутро в банк пришел - а там руками замахали: что вы, не имеем права, нам Лившиц-не Лившиц. В Оренбург вернулся - мэра-гаранта поменяли. В офис прихожу - три проверяющие структуры корочки в нос суют, и всем троим одни и те же документы подавай. Я говорю: разбирайтесь сами тут между собой. И ушел. Вернее, попал в больницу на нервной почве. Посевную без меня провели. Вернулся к делам - 55 кг вместо 80 осталось. Осенью собрали замечательный урожай - купленная техника себя показала. И через два года все долги отдали. С тех пор хозяйство старается без особой нужды заемными деньгами не пользоваться. Вот так создаются на периферии частные агрофирмы.

Сбыт ограничен

- Куда движется овощной рынок, что ожидает его в ближайшие годы?

- Рынок плотно насыщен овощами, производство их и количество игроков увеличилось: я беру 1998 год как точку отсчета. К тому же сказывается региональная особенность: мы приграничная область, границы сегодня открыты, овощи везут отовсюду, из Средней Азии прежде всего. Железной дорогой поставляют на всю страну картофель, морковь и свеклу, капусту и прочее. Южане вперед на рынок попадают - у них раньше созревает. Отсюда основная проблема: сбыт продукции будет все более ограничен, хотя спрос растет - люди стали больше есть овощей.

- И как в зависимости от этого вы выстраиваете стратегию агрофирмы?

- Во-первых, у нас изначально решены вопросы логистики - это предусматривалось проектом. Фишка - собственная база хранения до 15 тыс. тонн (бывшая плодоовощная база) в черте города, она и позволяет выживать. Транспортные расходы в компании минимизированы. К тому же не приходится платить за хранение продукции. Осенью картофель и овощи завожу и храню до следующего урожая. Три года назад установил климатическое оборудование по хранению из Европы - с пульта управления прямо из офиса температуру задаю: всю зиму плюс два.

Во-вторых, в планах уходить в более глубокую переработку овощной продукции до европейских торговых кондиций - мыть, фасовать. Здесь я вижу потенциал, над ним надо работать и получать дополнительную прибыль. Резких движений в бизнесе не делаю: отрасль не та, слишком много рисков. У нас осторожность во всем и последовательное развитие.

- Не страхуете урожай?

- Страховые компании предлагают кабальные условия. В том году я хотел страховать, но мне отказали - дескать, опоздал. Просто они уже знали, что дело идет к засухе. Но и кто успел, тоже ничего не получил. В этом году я вновь пытался застраховать урожай, но никто не хочет: боятся повторения прошлого года.

Дополнительные материалы:

ООО Агрофирма «Промышленная» входит в состав сотни крупнейших производителей овощей открытого грунта и картофеля, зерновых культур России. Лидер на рынке Оренбурга. Секрет успеха - качество и объем продукции, плюс приемлемые цены. Все это позволяет выигрывать тендеры на поставку продукции в муниципальные учреждения Оренбурга: школы, детские сады, больницы, санатории. Поставляет продукцию и за пределы области. Годовой оборот производства и реализации до 100 млн рублей. Площадь засеваемых земель 450 га.

Комментарии

Материалы по теме

Измеримые величины

Миллиарды в независимость

Учиться не дышать

За нами следят

СОБЫТИЯ - 2010

Птица под гарантии

 

comments powered by Disqus