Россия в сумерках

Россия в сумерках
Юрий Ершов

Юрий Ершов

12
 июня — День России. Звучит гордо. Но упоение патриотическим восторгом — не преграда для размышлений. Тем более что любой праздник есть некоторая условность, а уж государственный — и вообще официальное, идеологически контролируемое мероприятие.

Размышляя в эмиграции о будущем России, философ Иван Ильин призывал «исходить из ее исторических, национальных, религиозных, культурных, державных основ и интересов». Он замечал: «Мы не смеем обещать от лица России — никому, ничего. Мы должны помнить ее и только ее. Мы должны быть верны ей и только ей. Поколение русских людей, которое поведет себя иначе, будет обозначено в истории России как поколение дряблое и предательское». Как оценить эти слова о «поколении дряблом и предательском»?

Деградации в нынешнюю эпоху подверглись группы социальных профессий — тех, которые составляли так называемый советский «средний класс»: врачей, педагогов, офицерства, инженеров. Между тем именно они призваны утверждать ценности гуманизма, общего блага, служения людям и государству, добра, справедливости, человеческой порядочности.

Горькая правда заключается в том, что российское общество периферийного капитализма находится в ситуации материального и духовного обнищания, усугубляющегося феноменом тотального социального недоверия людей к государству и проводимой им политике, друг к другу и к себе. Это и неверие в собственные силы, в то, что отдельный человек может что-то сделать, изменить ситуацию к лучшему.

Аномия поведения, сменившая прежнюю сверхнормативность коммунистического режима, привела к потере представлений о культурных образцах (традиционно российских и общечеловеческих), о смысле жизни и социально признанных идеалах. Благодаря «реформаторам», стали «опривычниваться» ценности выживания и обогащения. СМИ внедряют в повседневность насилие, вульгарность, отсутствие интереса к труду, нелитературный язык, пропаганду псевдозвезд.

Складывается впечатление, что Россией овладел синдром социального иммунодефицита, приобретенный из всей предыдущей истории бездумных и насильственных попыток решительного изменения социокультурной идентичности. Носителем инфекции выступает новый тип массы, по Бодрийяру, — имплозивный, невзрывающийся, совместно пассивный, неспособный к гражданскому действию и нежелающий его.

Аномия, собственно, и есть «дряблость». На чью же долю выпадает «предатель-ство»?

Негативная селекция во власть в советское время, за десятки лет сформировавшая матрицы персонального подбора кадров, «которые решают все», дает закономерные результаты. Еще Николай Бердяев предрекал внезапное падение советской власти без существования организованной силы, которая была бы способна прийти к творческому развитию страны.

Действительно, по известным ценностным критериям (политического участия, борьбы за права, общественной солидарности и гражданской ответственности) население России большей частью находится в протоплазменном состоянии, доходящем до физической и интеллектуальной агонии.

Но мы говорим об «элите», функционально именно она ответственна за состояние общества и стратегию преодоления тяжелейшего кризиса. Если исходить не из пышных и сакрализованных ритуалов презентации «элитой» самой себя, но из фактического положения дел, то вывод снова будет грустным.

Власть, практикующая насилие (в разнообразных формах) по отношению к гражданам, продажная по целям и способам действий и решений, автоматически теряет легитимность, то есть моральную и социальную оправданность, автоматически превращается в антипод власти легальной.

Как точно заметил Александр Зиновьев, «в стране вроде бы необычайно много делается для того, чтобы навести порядок, долженствующий обеспечить ее возрождение, подъем и процветание. Но в основном — по видимости. В реальности происходит, с одной стороны, неуклонная деградация во всех основных аспектах жизни общества. С другой — разрастается и процветает показной, театральный, виртуальный аспект жизни, имитирующий подъем, освобождение, возрождение России. Чем глубже деградирует страна, тем помпезнее и ярче становится имитационная маскировка деградации. Падение в бездну имитируется как взлет на небеса».

Человека, пережившего эпоху стабильности и безмятежности «развитого социализма» (если он, конечно, находится в твердом уме и здравой памяти), никогда не смогут обмануть уверения в том, что страна уже выбирается из кризиса. Потрясения, как известно, начинаются не тогда, когда люди борются за выживание, а тогда, когда жизнь налаживается и начинается осознание фальши сложившегося порядка и его несправедливости, когда уничтожаются основы человеческой солидарности и духовного единства нации. В любом случае стоило бы прислушаться к мнению недавно ушедшего из жизни Александра Зиновьева. Он считал, что эмбрион будущего России — «это социальный гибрид из обломков советизма, из подражания западнизму и из реанимации загримированных призраков дореволюционной России». Он, может, и проживет достаточно долго, но вряд ли с ним можно связывать надежды на возвышение России до уровня державы, играющей первостепенную роль в дальнейшей эволюции человечества.

Любой государственный праздник неизбежно идеологичен и мифологичен. Помня об этом, политической, административной и духовной элитам нужно сосредоточиться на исследовании повседневных, рутинных процессов, происходящих в стране и мире, на их основе сформулировать проекты и решения, пронизанные идеей общего блага и защиты интересов обычного труженика. Только действительное совпадение публичновластной риторики и конкретных шагов по восстановлению экономики, нормативного порядка, эффективности управления сможет обеспечить укрепление национальной безопасности, воспитать патриота, гордящегося гражданством России и уверенного в том, что Отечество не бросит его на произвол судьбы. Другого пути для сопряжения индивидуальных интересов с общенациональными не существует.

Хочется верить, что День России будет. Пока — только утренние сумерки.

Комментарии

Материалы по теме

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

Перевод без трудностей

 

comments powered by Disqus