Пусть всегда будет мама

Пусть всегда будет мама

 Артем Коваленко
 Артем Коваленко
Даже спустя двадцать лет мне трудно забыть, как учительница била головой о школьную доску восьмилетнего соседа по парте. Такое наказание за плохое усвоение материала в нашей общеобразовательной школе было делом обычным. Что говорить о детских домах, где за закрытыми дверями происходят куда более страшные вещи…

Об издевательствах над воспитанниками детского коррекционного дома № 3 в Нижнем Тагиле Свердловской области никто бы не узнал, если бы не его сотрудница Людмила Андросенко. Именно она рассказала прокуратуре, как воспитатель Иван Солдатов заставлял сирот, больных энурезом, спать на голом полу, обливал их холодной водой. Детишек, отстающих в психическом развитии, морили голодом, избивали, оскорбляли, обворовывали. От рук изверга, чьи официальные «педагогические заслуги» были неоднократно отмечены похвалой руководства нижнетагильского департамента образования, пострадали одиннадцать детей. А сколькие побоялись рассказать об измывательствах?   

Городской суд приговорил Солдатова к трем годам и двум месяцам лишения свободы, признав виновным по двум статьям УК РФ — «Истязание, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетних» и «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, соединенное с жестоким обращением, совершенное работником воспитательного учреждения». По горькой иронии, приговор вынесли в День защиты детей. В отношении супруги осужденного, директора этого детдома, также возбуждено уголовное дело. Ей вменили в вину превышение должностных полномочий. По словам прокурора Дзержинского района Нижнего Тагила Иосифа Минеева, Солдатова знала о фактах избиения детей. Это она, несмотря на то, что супруга выгнали с предыдущей работы за грубое отношение к несовершеннолетним, устроила его в детдом. Укрывательство «подвигов» мужа-садиста — не единственный проступок Солдатовой: следствие выявило факты незаконного снятия денег со счетов детей, недоначисления им алиментов. Правда, в ходе расследования выяснилось, что директриса страдает психическим расстройством, в итоге она была помещена на принудительное лечение в стационар.

С закрытием детдома все 25 воспитанников в возрасте от 7 до 18 лет расселены по другим учреждениям. Но кто сможет гарантировать, что там им будет лучше? До последнего момента нижнетагильский департамент образования, в ведении которого находился детдом № 3, и это заведение считал образцовым.

Общепризнано: помещать ребенка, оставшегося без попечения родителей, в казенное учреждение, даже самое лучшее, значит, заведомо наносить тяжелую травму его здоровью, психике и в большинстве случаев — интеллектуальному развитию. Садистский синдром Солдатовых имеет и экономические корни: в одном из свердловских детдомов (номер попросили не называть) признались, что будут рады любому человеку, который согласится работать за ничтожную зарплату. Однако в России ущербная система таких организаций, порожденная бесчувственно-рациональной советской коммунальщиной в представлениях о браке, семье и воспитании детей, продолжает существовать как данность. По стране около 3 тысяч детских домов и домов ребенка. В Свердловской области 76 таких учреждений. На сайте областного министерства общего и профессионального образования подчеркивается, что число таких организаций стабильно, в них воспитывается 4626 детей.

А вот в соседнем Пермском крае количество детдомов за последний год сократилось с 47 до 39. В этом году его собираются довести до 29. Вместо того чтобы бороться с жестокостью и малообеспеченностью в детдомах, там принципиально меняют систему воспитания сирот, развивая и поддерживая семейные формы устройства детей — усыновление, опеку, приемные и патронажные семьи. Оптимальная форма — усыновление: так не только складываются близкие родственные отношения, но и происходит их юридическое закрепление. Патронажным и приемным семьям за воспитание сирот, помимо пособий, выплачивают зарплату. У 98% детей, попавших в такие семьи, заметно улучшается здоровье, успеваемость, повышается уровень самооценки.

Перспективность семейных детских домов как единственной реальной альтернативы государственным подтверждается председателем правления Российского детского фонда Альберта Лиханова. В нашей стране 368 семейных детдомов (то есть на порядок меньше государственных), воспитавших 2700 ребят. Среди них нет ни алкоголиков, ни наркоманов. Если в государственных детдомах не отчитываются за расходование средств, выделенных, скажем, на питание, от семейных требуют чек на каждую морковку, рассказал нам Лиханов. В общем, если кто-то думает, что тоскливую и даже опасную жизнь детдомовских ребятишек можно облегчить мягкими игрушками и сладкими конфетами, он ошибается: дети нуждаются в семьях, в папе и маме. (Хочу особо отметить, что во многих развитых странах, например в скандинавских, вообще нет детских домов. Если ребенок остается без попечения родителей, ему обязательно создают хотя бы подобие семьи. Очереди на усыновление настолько велики, что люди предпринимают поиски приемных детей за рубежом.) Тем не менее семейные формы призрения сирот развиваются в России очень медленно. Почему?

Социологические исследования показывают, что каждый третий россиянин ничего не знает о положении детей в детских домах, только 11% опрошенных осведомлены об их нуждах. Общество спит глубоким равнодушным сном. И пока оно спит, над детьми будут продолжать издеваться отморозки, подобные Солдатовым, ежегодно превращающие в жертвы насилия 40 тысяч российских сирот.

Посему заканчиваю статью информацией об интернетпортале, посвященном вопросам семейного устройства детей (www.usinovite.ru). Здесь можно справиться о формах усыновления детей, о ребятах, которых можно принять на воспитание в семью.

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus