Veni, vidi, vici

Veni, vidi, vici

Никита БелыхПосле проигрыша СПС на выборах в Государственную думу в 2003 году вновь встал вопрос о крайней необходимости смены лидеров в стане «правых». Прежние, пришедшие в политику еще в конце 80-х, растеряли ресурс доверия и коллег по партии, и населения, остались политическими гуру лишь для ярых поклонников. Некоторые региональные партийные ячейки вступили в конфликт с федеральным руководством. Такая ситуация, в частности, сложилась в Тюменской области. Один из лидеров тюменских «правых» Илья Корепанов в мае заявил: «Чубайс мог бы заставить работать партийный аппарат, но не хочет. Видимо, у него появились какие-то обязательства перед Кремлем. В результате исполком СПС превратился в подобие бюрократического аппарата, единственная задача которого — освоить средства и выдать как можно больше отчетной документации».

Еще в прошлом году, обращаясь к российским либералам, «Эксперт-Урал» писал: «С нашей точки зрения, идеал лидера „правых“ выглядит так: работоспособный, успешный, харизматичный предприниматель новой волны, не связанный с приватизационным хаосом начала 90-х… Найдите себе лидера, выработайте привлекательную идеологию, систему задач, программу мероприятий — и идите в гущу народную» (см. ст. «Нерабочий класс» 47 от 13.12.04). И вот у СПС наконец появился новый лидер. 28 мая на съезде партии в Москве председателем федерального политсовета партии избран 29-летний Никита Белых (13 июня, в день выхода этого номера, Никита Юрьевич разменял четвертый десяток, с чем мы его поздравляем). Из 205 делегатов съезда за кандидатуру Белых проголосовали 115.

Мы, журналисты «Э-У», неоднократно встречались с Белых в бытность его вице-губернатором Пермской области и председателем регионального партийного отделения. И можем засвидетельствовать: Никита Юрьевич действительно близок к предлагаемому образу — целеустремленный, работоспособный, харизматичный. Судите сами.

В дамки

— Никита Юрьевич, как вышло, что именно вас избрали председателем политсовета СПС?

— Когда в 2003 году СПС не преодолел пятипроцентный барьер, сопредседатели партии взяли на себя ответственность за проигрыш и честно ушли в отставку. Многие в партии поняли, что на пост председателя надо выдвигать новых молодых лидеров, в том числе региональных. 19 мая федеральный политсовет принял решение рекомендовать меня на пост председателя федерального политсовета партии, а Леонида Гозмана — на должность заместителя. Такую политическую конструкцию поддержали многие уважаемые в партии люди: Анатолий Чубайс, Борис Немцов, Борис Надеждин, Егор Гайдар. Окончательное решение принял съезд СПС. Вот, собственно, и вся интрига.

— Слишком просто: 29-летний человек предложил себя заслуженным партийцам с многолетним опытом, и те согласились.

— Безусловно, я не могу спорить в известности с Немцовым, Гайдаром и Чубайсом. Но если я мало известен России, это не значит, что я не известен партии. Мне не надо объяснять политсовету, кто я такой, я же не со стороны пришел.

— Репутация Перми как одного из центров российского либерализма как-то повлияла на выбор?

— Я бы не стал утверждать, что это сыграло решающую роль. Если председателя политсовета выбирать не по личным качествам, а по региональному признаку, скорее, первенство достанется питерцам: там либеральные традиции посильнее. Но и у нас крепкие корни: Пермь — родина великих русских либералов Петра Струве и Михаила Осоргина. Все последние годы в Пермской области проводится либеральная экономическая политика: используются все возможности для снижения налогов, создаются условия для бизнеса, инвестиций. Впрочем, нельзя забывать еще об одном факторе — эффективной работе нашей партийной организации, одной из наиболее работоспособных, с моей точки зрения. В декабре 2001 года видный деятель российского либерализма Виктор Похмелкин вышел из СПС, потянув за собой некоторых депутатов Законодательного собрания, глав местного самоуправления. Пришлось приложить немало усилий, чтоб удержать организацию от распада: заново выстраивать отношения с избирателями, областной администрацией, деловыми кругами. Это принесло результаты: в последние годы на выборах всех уровней Пермская область активно демонстрировала либеральную направленность. Например, на последних парламентских выборах пермский избиратель отдал СПС 14% голосов.

— А лидер областной партийной организации стал вице-губернатором…;

— В партии есть и более значимые примеры. Я очень рад за архангельских коллег. Там в областном Законодательном собрании блок СПС и «Яблока» объединяет 11 депутатов из 52 (в Пермском — 6 из 40), руководитель региональной партийной организации Дмитрий Таскаев является вице-спикером. На недавних выборах архангельского горсовета партия получила практически «контрольный пакет». Схожая ситуация в Якутии. Многие главы местного самоуправления в Московской области и других регионах являются членами партии.

— Кремлевские чиновники наверняка контролировали процесс избрания лидера главной «правой» партии страны. Вам это, наверное, должно льстить?

— В последнее время почему-то принято считать, что Кремль контролирует всех. Это миф, придуманный самим Кремлем. Да, есть партии, которые напрямую подконтрольны администрации президента. Но СПС не относится к их числу. В СПС есть разные точки зрения по вопросу о том, как относиться к действующей власти. Одни выступают за сотрудничество, другие считают, что власть сегодня олицетворяет антилиберальный, реакционный фронт, поэтому ей надо противостоять. Последние упрекают первых в сотрудничестве с властью и подконтрольности ей. На мой взгляд, уже сам факт публичной внутрипартийной полемики на эту тему говорит о том, что Кремль не контролирует партию. Там же не любят дискуссий. В Кремле сказали «надо», партия ответила «есть!». Нам так никто сказать не может. И говорить хоть о какой-то регулируемости со стороны администрации президента некорректно по отношению и к партии, и к администрации: это означало бы, что там совсем плохо работают и на самом деле ничего не регулируют.

Я уверен, что в администрации президента наблюдают за партийными процессами, но те решения, которые принимаются в партии, — это решения только ее членов и больше никого. Хотя, если бы кремлевский чиновник являлся членом СПС, он, безусловно, мог бы принимать участие в обсуждении кандидатур на пост председателя партии — как все остальные партийцы.

Новая метла

— Каковы функции председателя федерального политсовета СПС?

— Он руководит деятельностью партии в соответствии с решениями ее съезда и политсовета. Кроме того, как спикер федерального политического совета он представляет партию во взаимоотношениях с властью, другими партиями, общественными организациями и средствами массовой информации.

— У меня есть подозрения, что «теневым» руководителем партии останется Чубайс, поскольку на него завязано основное финансирование СПС. Иначе откуда партия будет брать деньги?

— Авторитет Анатолия Чубайса в партии был, есть и будет не «теневым», а вполне публичным. Ставить это под сомнение и доказывать, что Чубайс ни на что не влияет, как вы понимаете, я не буду. Вместе с тем, роль технического исполнителя при «теневом» руководителе для меня неинтересна, а для партии неконструктивна. Сейчас нужен эффективный менеджер, который приведет ее к победе. Такой человек по определению не может быть техническим исполнителем.

Что касается вопросов финансирования, то одна из главных задач, стоящих перед партией, — увеличить количество источников и диверсифицировать их. Для этого партию и должен возглавлять человек, не связанный с РАО ЕЭС, как, впрочем, и с другими крупными корпорациями и финансово-промышленными группами. Это позволит нам осуществлять чистый, классический фандрайзинг. В стране есть объективная заинтересованность в инвестициях в сильную либеральную партию. Не случайно во многих регионах, в том числе, например, в Пермской области, деятельность региональных отделений СПС финансирует местный средний бизнес.

— В недавнем интервью «Э-У» проректор Высшей школы экономики Андрей Яковлев предположил, что как раз неолигархический, средний бизнес и подрастающее поколение региональных политиков составят новую национальную элиту, для которой экономическое развитие и либеральное строительство — неразрывные вещи.

— Я полностью согласен с Яковлевым. Хотя нашей целевой аудиторией является не какая-то определенная социальная группа, а все те, кто поддерживает либеральные ценности. Если наша идеология воспринимается пенсионером, то мы работаем и с ним. И уж конечно, мы не партия крупного капитала: в условиях России он неизбежно связан с властью и зависит от нее. Бывший олигархический капитал — в Лондоне, нынешний — в «Единой России».

— Разве РАО ЕЭС — это не крупный капитал?

— Во-первых, это не олигархический бизнес, РАО ЕЭС принадлежит государству. Во-вторых: да, по стечению обстоятельств руководитель РАО ЕЭС — яркий, харизматичный деятель партии. Но нельзя сказать, что РАО ЕЭС поддерживает партию.

— Каким образом вы собираетесь вести политическое просвещение, рекрутировать новых сторонников?

— Я не хотел бы сейчас говорить обо всем многообразии возможных тактических приемов, скажу лишь, что главным в сегодняшней ситуации при отсутствии парламентской трибуны и ограниченном доступе к масс-медиа считаю личное общение лидеров и членов партии с гражданами.

— По-моему, слишком общо для председателя федерального политсовета.

— Это не общий, а единственно возможный ответ. Вся моя программа основывается на том, что мы должны перейти от «региональной политики» к политике регионов. Это не значит, что регионы могут самостоятельно формулировать идеологию. Самоопределение регионов заключается в выстраивании механизмов и определении инструментария работы с избирателями. И здесь мы не должны им диктовать. Это могут быть широкоформатные форумы, сборы подписей, создание первичных организаций на крупных предприятиях и в густонаселенных районах, публичные лекции. Мы не даем шаблона.

Сейчас моя работа — ездить по региональным отделениям и выяснять у их руководителей: «В 2003 году ты выдал такой-то результат, покажи, с чем ты собираешься прийти к 2007 году и благодаря чему». Затем, оценивая реалистичность программ, принимать решение об адекватности человека его руководящей должности. Мы ставим задачи, а они защищают бизнес-планы, претендуя на административные, финансовые, человеческие и иные ресурсы. Это программно-целевой подход.

Нормально, Григорий!

— Собирается ли партия подправлять идеологию? В последнее время СПС добивалась успеха на выборах региональных законодательных собраний, но, как правило, не под своими «фирменными» лозунгами и благодаря не идеологии, а грамотной работе политтехнологов вроде Антона Бакова.

— Идеология и предвыборные лозунги — вещи взаимосвязанные, но все же разные. Наша идеология, выраженная в «Либеральном манифесте», выставленном на сайте партии (http://www.sps.ru), пересмотру не подлежит. В ее основе общечеловеческая ценность — свобода. Поэтому наши взгляды могут разделять самые разные люди, совершенно не обязательно только молодые и только богатые. А вот адаптировать или создать локальные версии нашей программы — это серьезная задача. Коррекции подлежит не идеология, а общие подходы к политической стратегии и преимущественно тактика. Нужно отказаться от образа партии высоколобых, от снобизма, который был нам присущ. Нужно чаще произносить не фразу «либеральные ценности», а «все зависит только от нас самих». СПС это партия для тех, кто ценит свободу как возможность добиться личного успеха для себя и общественного — для страны.

— Мне кажется, корректнее было бы называть идеологию СПС неоконсерватизмом, а не либерализмом.

— Профессор Алексей Кара-Мурза, член федерального политсовета СПС, считает, что мы можем стать консервативной партией, только когда в России будет проделана необходимая либеральная работа, когда «будет что консервировать». В этом смысле, наверное, я бы хотел, чтобы в итоге наша партия стала неоконсервативной. Неоконсерватизм возник именно как идеология консервации классических либеральных принципов: свободного рынка, неприкосновенности частной собственности, минимальной роли государства в экономике и так далее. Что касается европейских и американских либералов, то в ХХ веке они существенно полевели. В этом смысле СПС, возможно, действительно ближе к неоконсерваторам.

— Насколько реально скрестить идеологию неоконсерватизма с идеологией «яблочников», которые ближе к социал-демократии и левому либерализму? Да и электорат у СПС и «Яблока» разный: в первом случае — бизнес, который ждет послаблений от государства, во втором — интеллигенция, для которой приоритетны права человека, политические свободы…

— Мы действительно разные, но сейчас надо сосредоточиться на поиске общего. А общее у нас — понимание незыблемости демократии, гражданских и политических свобод, прямых и честных выборов. Невозможно скрестить разные по сути идеологии. Но речь идет об объединении электоральных ресурсов с целью иметь сильное демократическое представительство в парламенте. Понимая это, мы в Пермской области заключили соглашение о сотрудничестве региональных отделений СПС и «Яблока». Если мы против отмены всенародных выборов главы Перми, то давайте не будем к этому примешивать отношение к итогам приватизации. Причем здесь приватизация, если у нас задача сохранить институт выборности мэров? И если в этом нас поддерживает подавляющее большинство жителей, не 5 — 7%, а более 90%! Вот вам критерий эффективности нашего взаимодействия.

Если говорить о различиях интересов бизнеса и интеллигенции, то я не могу согласиться с тем, что бизнес интересуют только «послабления от государства». Не стоит сводить интересы бизнеса лишь к снижению налогов. События последних двух лет свидетельствуют: в нашей стране развитие бизнеса напрямую связано с гражданскими и политическими свободами. Ведь административные барьеры существуют не в нормативных документах, а в головах людей. Можно говорить все что угодно о поддержке предпринимательства, но если каждый отдельно взятый чиновник будет уверен, что предприниматель — вор, подлец и негодяй, то никакими регламентами ситуацию не исправить. Выход один: свободное общество должно иметь рычаги влияния на государство, уметь контролировать бюрократию. И в этом совпадают интересы и бизнеса, и интеллигенции.

— Приход новых лиц в руководство крупных партий — это тенденция или частный случай в СПС? Может, скоро и Григория Явлинского кто-нибудь помоложе сменит?

— Думаю, Григория Алексеевича в «Яблоке» никто не сменит. Явлинский — системообразующий фактор для своей партии. В СПС принципиально иная ситуация. Партия полтора года была без лидера. При этом мы не распались, не потеряли ни одного регионального отделения. СПС состоит не из сторонников Чубайса или Немцова, а из людей, исповедующих либеральные взгляды. Поэтому для СПС смена лидера — процесс естественный, демократический, закономерный. Для многих других партий потеря нынешних лидеров может привести к распаду.

— Мне кажется, объединение демократических партий бесперспективно. Участие партийных блоков в выборах запрещено, а объединиться СПС и «Яблоку» невозможно из-за личности Григория Алексеевича. Одна из партий должна будет ликвидироваться, хотя бы ее брэнд. Вы к этому готовы?

— Я понимаю, что у Явлинского достаточно жесткая позиция по поводу объединения, но если объединение станет вопросом политического выживания, возможно, он пересмотрит подход. Кроме того, если к объединению будут стремиться сами члены и сторонники демократических партий в регионах, то партийное руководство просто вынужденно изменит позиции, потому что процесс в этом случае приобретет необратимый характер. Если бы сегодня в России была создана объединенная демократическая партии, куда влились бы все старые и новые демократические партии и их лидеры, то за такую силу, по разным подсчетам, проголосовали бы 20 — 30% россиян. Я полагаю, это очень весомое основание для продолжения переговоров. Надо принципиально договориться о формировании единого демократического списка кандидатов. Какая партия формально будет его выдвигать — вопрос технический. В этом случае партия-оператор списка, наверное, должна сменить название, допустим, на «Объединенную демократическую партию».

— Не исключено, что в стране будет создана парламентская республика при двух-, максимум трехпартийной системе. Вряд ли тогда в парламенте найдется место вашей партии.

— Парламентская республика — вполне демократичная форма государственного устройства. В идеале любая партия должна быть заинтересована в парламентской республике, поскольку она позволяет партии в случае победы сформировать правительство. Однако на сегодняшний день ни одна партия, кроме СПС, не в состоянии самостоятельно сформировать собственное дееспособное правительство, включая ЕР. Поэтому переход к парламентской республике мы можем только приветствовать.

Без права налево

— А с «Единой Россией» будете сотрудничать?

— В ней вроде появилось некое «правое крыло», но мы не можем всерьез сотрудничать с каким-то «крылом». А наряду с одновременным появлением в той же партии еще и «левого крыла» все это выглядит как откровенная демагогия либо как проблема с самоидентификацией. В ЕР есть порядочные люди, придерживающиеся либеральных, консервативных взглядов. И мы рады будем принять их в наши ряды.

— Может, у ЕР такая тактика: прикрываться левопатриотическими лозунгами, а в действительности проталкивать либеральные реформы? Она как раз наиболее соответствует текущим задачам, когда реформы болезненны, но их все равно надо проводить…

— Все, включая самих членов ЕР, прекрасно понимают, что никакой политической идеологии у этой партии нет. Сначала фракция ЕР в Госдуме голосует за монетизацию льгот, а потом в регионах «единороссы» протаскивают прямо противоположные решения. Что это за идеология, которая вмещает в себя одновременно и «да», и «нет» по одному и тому же вопросу? Это они называют «центризмом»? Идеология ЕР - Владимир Владимирович Путин. В этом отношении ЕР скорее самодержавная партия.

— И все-таки предприниматели и средний класс проголосовали в 2003 году за ЕР. Как вы собираетесь убеждать их в том, чтобы в 2007 году они голосовали за СПС?

— Объективно бизнес заинтересован в сотрудничестве с властью, потому что это выгодно. Но он прекрасно осознает, что правящая партия действует не в его интересах, а в интересах усиления государства. В определенный момент чрезмерное усиление государства начинает мешать нормальному развитию бизнеса, подъему экономики. Зрелый и уже вполне цивилизованный российский бизнес придет, уже приходит к пониманию того, что в его интересах — либеральная политика. Нам же надо только оставаться самими собой — либералами.

— Возможно ли сотрудничество СПС с оппозиционными партиями левой ориентации?

— Нет. Они считают полезным и нужным для страны то, что мы считаем злом.

— Они могут вам пригодиться как цивилизованный громоотвод. В противном случае пока вы будете объяснять людям, по каким пунктам стоите в оппозиции власти, придут «родинцы» или нацболы, выкрикнут понятные лозунги и поведут массы за собой. А вы останетесь ни с чем.

— Мы не считаем народ быдлом, охотно и слепо идущим за обманчивыми лозунгами. Мы уважаем граждан нашей страны и исходим из того, что они в состоянии разобраться и понять, где пустые лозунги, а где ответственная позиция. Да, возможно, сейчас мы тактически проигрываем тем, кто орет: «Мы за бедных, мы за русских!». Но в итоге они уйдут, а мы останемся.

Мексиканские страсти

— В таком случае дайте лаконичную и яркую формулировку: против чего и кого вы как оппозиционная партия выступаете?

— Мы — идеологическая партия и не должны определять нашу позицию относительно какого-то одного человека, например, Владимира Путина. Наша позиция — либерализм и демократия. Если власть проводит либеральные реформы, например снижает налог на прибыль, — мы «за», потому что для страны это хорошо. Если сажает Ходорковского по политическим мотивам или отменяет выборы губернаторов — мы «против», потому что для страны это плохо.

— Тогда охарактеризуйте текущую экономическую политику.

— На федеральном уровне экономической политики как стратегии развития нет. Предпринимаются попытки задним числом привести в логическое соответствие уже содеянное или сформировать отраслевые политики, но не более. Запланированные реформы сворачиваются на полпути. В общем, заявления звучат порою либеральные, а дела — как получится.

Взять ту же пресловутую «социальную ответственность» бизнеса. Декларации благие, но понятно же, что к ней невозможно принудить силой. Российский бизнес постепенно приходит к пониманию своей социальной ответственности. Однако инициатива должна исходить от него. А когда раздаются требования «делиться» — это государственное вымогательство под страхом уголовной ответственности или потери бизнеса и собственности. Бизнес пока соглашается играть по этим правилам, чтобы выжить и сохранить собственность. Но правила не могут ужесточаться бесконечно. Кампания тотального привлечения бизнеса к «социальной ответственности» серьезно подрывает экономический рост в стране.

— Что можете сказать о политическом режиме? Президент считает, что он демократичен.

— Сейчас это принято называть «управляемой» или «закрытой» демократией. Демократические институты и процедуры сохраняются, но контролируются, поэтому результаты выборов всегда предсказуемы. Медиапространство тоже под контролем, по-настоящему независимые СМИ еще есть, но они не массовые. Что-то подобное было в Мексике в 80-е годы, ничто не ново под луной. В условиях «закрытой» демократии власть и общество обречены на экономический спад. Удвоить ВВП можно только в открытой демократической системе.

— Страна в экономическом кризисе. Возможно, концепция «вертикали власти», мобилизации ресурсов адекватна текущему историческому моменту?

— Если называть вещи своими именами, то под формулировкой «вертикаль власти» плохо скрывается очевидное стремление к унитарному государству, в котором максимум власти сосредоточен в центре. Это в унитарном государстве президент назначает управленцев в регионах. Однако по конституции Россия — федерация. И я, естественно, за федерализм как единственную форму государственного управления для такой огромной и многонациональной страны. Нельзя делать вид, что ничего в связи с отменой выборов губернаторов не произошло и у нас по-прежнему федеративное устройство. Это, во-первых, лицемерие, а во-вторых, беспрецедентное ограничение наших политических прав. Де-факто мы движемся к унитарному государству наперекор собственной конституции и, повторю, задачам экономического развития.

— В недавнем интервью «Эксперту» ( 13 от 4 апреля) глава президентской администрации Дмитрий Медведев заявил, что Россия может распасться, если народ не объединится вокруг нынешней элиты.

— А что еще мог сказать глава администрации президента, задача которого обеспечить «наследование престола»? Что надо приветствовать конкуренцию в политике? Что все кандидаты должны иметь равные стартовые возможности? Что в случае подтасовки при голосовании граждане имеют право выйти на улицы, чтобы защитить свои права? Понятно, что глава администрации президента так не скажет. Проще говоря, его слова означают: кто не с нами, тот враг народа.

Дополнительные материалы:

Белых Никита Юрьевич

Родился 13 июня 1975 года. Отец — главный металлург КБ «Авиадвигатель», мать — декан химического факультета Пермского госуниверситета. В 1991 году с золотой медалью закончил среднюю школу, в 1996-м — Пермский государственный университет (специальность «бухгалтерский учет и аудит», диплом с отличием), защитил кандидатскую диссертацию по экономике. Второе высшее образование — юридическое. Во время учебы в университете работал тележурналистом, а также в брокерской фирме. Проходил обучение в Оксфорде. В 1993 году учредил инвестиционную компанию «Финист». В 1998 году стал вице-президентом, руководителем дивизиона инвестиций крупнейшей в Прикамье Пермской финансово-промышленной группы (ПФПГ). В 2002 году, в связи с реструктуризацией ПФПГ, создана инвестиционно-банковская группа «Парма», в которой Белых сначала занял должность заместителя генерального директора, а с 2003 года — генерального директора. В 1998 году вступил в движение Сергея Кириенко «Новая сила», в 1999-м — в Союз правых сил. В 2001 году избран депутатом Законодательного собрания Пермской области, занял пост заместителя председателя, а затем главы комитета по экономической политике. В декабре 2002 года избран председателем Пермского регионального отделения СПС. В марте 2004 года назначен заместителем губернатора Пермской области по экономике и финансам: стал самым молодым вице-губернатором в России. Женат, воспитывает сына. Хобби — горные лыжи, боулинг. Если создать Павел Садыринобъединенную демократическую партию, куда влились бы все старые и новые демократические партии и лидеры, за такую силу проголосовали бы от 20 до 30% россиян Нужно отказаться от образа партии высоколобых, от снобизма, который был нам присущ. Нужно чаще произносить: не «либеральные ценности», а «все зависит только от нас самих»

Василий СоломинПавел Садырин (1942-2001). Уроженец Перми. Футболист. Карьеру начинал в Пермской команде «Звезда». Главный тренер сборной России в начале 90-х годов.

Василий Соломин (1953-1998), заслуженный мастер спорта. Первый советский боксер, ставший чемпионом мира в легко весе (1974). Провел 194 боя, одержал 186 побед.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus