Обходя провалы

Обходя провалы

Обходя провалыПермская область — пионер и лидер в плане привлечения в коммунальную отрасль инвестиций крупного бизнеса. Здесь, помимо местных компаний, представлены практически все общероссийские операторы, работающие в ЖКХ. И если 2003-й был годом, когда операторы заявляли о намерениях, то в 2004-м компании приступили к оперативной деятельности, а в 2005-м между ними развернулась конкурентная борьба.

Бережно

У пермской коммунальной «аномалии» есть только одна причина — в свое время власти области настойчиво зазывали инвестора в этот сектор, поддерживали его. Аффилированные с крупным бизнесом операторы (а другим в ЖКХ не выжить) массово закреплялись в регионе с 2003 года, заключая с администрацией соглашения, в которых в частности прописывались интересные компаниям территории. Власти, таким образом, выступали координатором, «разводя» частные компании по районам. Это имело два важных последствия: во-первых, коммунальные операторы в той или иной степени работают более чем в половине муниципальных образований; во-вторых, администрация области обеспечила отсутствие конкуренции на этом этапе. Это еще больше подогревало интерес операторов к региону. Названные меры — часть разработанной стратегии вхождения частного инвестора в ЖКХ. Соответствующие нормативные документы приняты на консультативном и экономическом совете при губернаторе Пермской области в 2003 году. Итог: в 2003 — 2004 годах запущены четыре инфраструктурных инвестиционных проекта на сумму 94,2 млн рублей, что в 9,4 раза больше, чем в 2002 году.

К 2005 году рынок заработал. Коммунальные операторы начали действовать активнее, даже агрессивнее, события стали разворачиваться стремительно, появилась и конкуренция между основными игроками рынка. В феврале 2005 года Новогор-Прикамье (дочерняя компания Интерроса) подписал договор с администрацией Перми и Пермской области на аренду Пермского водоканала на 49 лет. В Березниках, втором по величине городе региона, в тендере на право аренды муниципальных коммунальных систем, обеспечивающих город тепло-, электро-,водоснабжением и водоотведением, сошлись коммунальные операторы, представляющие крупнейший бизнес России: «Комплексные энергосистемы» (структура Реновы), тот же Новогор и Пермгазсервис («дочка» Газпрома). Почувствовав деньги, к бизнесу потянулся криминал: в конце 2004 года были списаны с баланса реестродержателя 59% акций еще одного коммунального оператора — Уралгазсервиса. (Подробнее об этих событиях и ситуации в пермской коммуналке см. ст. «Хуже монополии только частная монополия», «Э-У» 13 от 10.04.05.) Власть не вмешивалась в конфликты, исключая лишь самые одиозные. Например, Пермская сетевая компания (ПСК, занимается транспортировкой тепла по сетям, продает теплоэнергию) была продана в частные руки. Частник мог сделать с сетями — монополией в монополии — что угодно: перепродать, разделить на куски, выставить городу самые невероятные финансовые условия. По инициативе и.о. губернатора Олега Чиркунова областная прокуратура проверила законность создания ПСК, на акции был наложен арест.

Формируя среду

Почему мы так много говорим о роли власти в ЖКХ? Да потому, что без нее инвестор не сможет выжить в этом бизнесе, где цены на товар, произведенный частным оператором, регулируются самой же властью, а вложения можно «отбить» только тарифами. Поэтому тарифная политика пермских властей должна была стать прозрачной. В первую очередь это означало минимизацию политической составляющей, когда тарифы занижаются из-за неплатежеспособности населения и не повышаются во избежание социального взрыва. Тарифы, устанавливаемые властью, должны быть не ниже федерального стандарта уровня платежей граждан за жилищно-коммунальные услуги (сейчас он 90%), а еще лучше — хотя бы покрывать себестоимость услуги. Кроме этого, должны беспрекословно выполняться бюджетные обязательства перед частными операторами по возмещению предельной стоимости за услуги, субсидий и льгот. Именно политическая составляющая и неплатежи бюджетов приводят к банкротству муниципальных унитарных предприятий — основных коммунальных операторов. Отметим, что пермским властям удалось создать нормальный инвестиционный климат в отрасли. Подняли уровень платежей граждан до федерального стандарта. Население стало платить за услуги больше, участились обращения граждан за субсидиями. Выплаты по субсидиям выросли в 2003 году в 2,6 раза, по льготам — в 1,7 раза. За счет установления тарифов в половине муниципальных образований области на уровне себестоимости убытки отрасли сократились на 231 млн рублей.

Основная организационно-правовая форма сотрудничества с инвестором в условиях отсутствия федерального закона о концессионных соглашениях — долгосрочная аренда с инвестиционными обязательствами. От инвестора в этой ситуации требуется по договору краткосрочной аренды провести инвентаризацию и государственную регистрацию переданного имущества предприятия. За срок действия договора он разрабатывает оптимальную систему управления бизнесом и представляет муниципалитету инвестиционную программу. Она в обязательном порядке содержит расчет тарифов, обеспечивающих возврат вложенных средств. Следующий этап — заключение договоров долгосрочной аренды на основе концессии.

Довольны ли инвесторы такой вроде бы продуманной политикой? Далеко не всегда. Но это, скорее, беда уже политики федеральных властей, увлекшихся игрой «остановим инфляцию заклинаниями». Для этого региональные энергетические комиссии следят, чтобы тарифы на услуги ЖКХ поднимались строго на величину, разрешенную «сверху». Председатель наблюдательного совета Уралгазсервиса Андрей Агишев рассказывает: «Приходим в РЭК. Говорим — примите в тарифы затраты на лизинг. Конечно, отвечают, если срок лизинга — пять лет, а то у вас тарифы на большую величину поднимаются. Но наши лизинговые компании предоставляют кредит на два-три года!».

Однако настойчивость частного бизнеса в деле выстраивания партнерских отношений с властью приносит плоды. «В течение 2004 года мы три раза меняли тарифы, глубоко погрузились в специфику, нашли дыры в документах, нашими усилиями изменена методика расчета в области газораспределительных сетей низкого давления. Мы играли по установленным правилам. Потом нам сказали: так делать нельзя, правила устарели. Но это не наши проблемы. При реорганизации федеральной энергокомиссии в федеральную службу по тарифам наши предложения учли и поменяли правила в сторону их либерализации», — отмечает Агишев.

Грамотный подход пермяков к такому непростому сектору, как ЖКХ, создает в коммуналке реальный бизнес. Но практическая реализация реформы отрасли, о которой столько говорится, опережает законодательную и политическую готовность властей страны действительно менять положение дел. Пока в Прикамье удается обходить дыры, например отсутствие закона «О концессиях». Надолго ли хватит энтузиазма пермских властей и готовности бизнеса биться о стеклянный потолок тарифа?

Дополнительные материалы:

Риски

Экономические: высокий износ инфраструктурных объектов; низкая платежеспособность населения Финансовые: длительный срок окупаемости инвестиций, неготовность банков финансировать объекты Политические: государственное регулирование тарифов на услуги коммунальной сферы; «откатность» процесса модернизации отрасли Законодательные: нет «Закона о концессиях»; инвестиции в ЖКХ законодательно не защищены; акционирование муниципальных предприятий идет формально Конкурентные: цену продукта можно снижать только путем уменьшения издержек, маркетинговые и рекламные ходы бессмысленны для стимулирования спроса Имущественные: объекты инфраструктуры можно только арендовать; проведение госрегистрации сложных и зачастую бесхозных объектов идет за счет частного инвестора

Выигрыши

Взяв объект в аренду, вы становитесь естественным монополистом Вам заранее известен объем продаж У вас очень большие резервы сокращения затрат за счет внедрения энергосберегающих технологий

Комментарии

Материалы по теме

Долг не может отдать только труп

В одной дырявой лодке

Утекай

Естественно, монополия

Дома хозяйка

Эти бы деньги, да в мирное русло

 

comments powered by Disqus