Архетип предпринимательского духа

Архетип предпринимательского духа

Архетип предпринимательского духаМихаил Нечаев (директор Государственного общественно-политического архива Пермской области)

«Я радуюсь и горжусь, что родился в глубокой провинции, в деревянном доме, окруженном несчитанными десятинами, никогда не знавшими крепостного права, и что голубая кровь отцов окислилась во мне независимыми просторами, очистилась речной и родниковой водой, окрасилась заново в дыхании хвойных лесов и позволила мне во всех скитаньях остаться простым, срединным, провинциальным русским человеком, не извращенным ни сословным, ни расовым сознанием; сыном Земли и братом любого двуногого». Михаил Осоргин

Предпринимательство — это творческая экономическая деятельность, связанная с рисками, прибылью и нацеленная в конечном итоге на удовлетворение интересов потребителей. Истоки этой особой социально-психологической установки уходят в толщу веков — время, когда территория стала играть заметную роль в международных экономических связях.

Золотая баба и солены уши

Предпринимательская жилка жителей Прикамья скорее всего связана с тем, что Кама, «проходящая всю землю Пермскую сквозь», служила древнейшей мировой торговой артерией. Именно здесь на рубеже четвертого и третьего тысячелетий до нашей эры сложился древний очаг металлургии. Сведения о древних рудниках сохранились в архивах и сочинениях ученых XVII — XVIII веков. Согласно легенде, на этих местах добывал руду «чудной» народ — «чудь». Отсюда и пошли названия «чудские рудники», «чудские копи». Продукцию приуральских металлургов археологи находят в развитых центрах древнейших мировых цивилизаций. Была и обратная связь: в деревне Конецгор, расположенной на правом берегу Чусовой в районе современного автомобильного моста, найдена статуэтка египетского бога Аммона-Ра.

В Прикамье складывается промысловый тип охоты на пушных зверей с установкой на международную торговлю. Меховое северное сырье высоко ценилось в странах Востока. Так, по данным Ибн Батуты (XIV век), в охотничьих регионах Предуралья шкурку соболя можно было купить за 1 серебряную дирхему, а на рынке в Калькутте цена такой шкурки составляла 400 золотых динаров — в четыре тысячи раз больше. Шкурка горностая, стоившая в Предуралье 6 — 8 дирхемов, продавалась на рынках Азии за тысячу золотых динаров. Еще одним важным и дорогим товаром, шедшим буквально на вес серебра, была соль.

Предуралье вошло в международную Восточную торговую систему во многом благодаря купцам Волжской Болгарии, одного из крупнейших торговых государств. На реке Обва появилась торговая фактория — «касаба Афкул». Традиции торговли, ремесла, тенденция к ранней урбанизации были настолько сильны, что на них не влияли исторические катаклизмы. По арабским источникам, к XIII веку «народ Вису» сменился на «народ Чулман», и «купцы чулманские» стали посредниками в торговле с Приобьем (Сибирью). Они освоили два пути на Восток: северный — по реке Вишере и южный — по Чусовой. Древнерусское население, проникавшее в Прикамье, было также активно и пассионарно в этнокультурным и экономическом плане, продолжало развивать меховой промысел, соледобычу и другие традиционные отрасли региональной экономики.

«Великая и обширная область Пермия…», — с восхищением писал в XVI веке немецкий дипломат Сигизмунд Герберштейн. Пермский край, стоящий на стыке континентов, стал местом, где мирно сосуществовали славяне, предки коми-пермяков, удмуртов, марийцев, башкир, татар, ханты и манси, где находили общий язык представители различных конфессий (христиане, мусульмане) и язычники. Терпимое отношение к вероисповеданию имело глубокие традиции, связанные в том числе и с совместной хозяйственной и предпринимательской деятельностью.

На всю Европу прославилась знаменитая пермская Золотая баба. Ее образ помещали на картах средневековья, о ней ходили легенды, ее столетиями разыскивали многочисленные искатели приключений. Одни изображали Золотую бабу старухой, похожей на страшное кровожадное существо женского пола Йому, другие — молодой женщиной с детьми на руках. По большему счету образ Золотой бабы символизировал богатства открывшегося для Европы края. И в надежде на быстрое обогащение множество предприимчивых авантюристов ринулись в XV веке в Предуралье.

Между тем главным «золотом» Прикамья была соль. Соледобыча в регионе возникла задолго до появления русского населения. На промышленную основу ее поставили посадские люди Калинниковы на реке Боровице, левом притоке Камы: здесь в начале XV века появился первый промысел. К концу XVII века Прикамье давало до 115 тыс. тонн соли-пермянки —; в несколько раз больше, чем все солепромышленные районы страны.

В плеяде энергичных и предприимчивых солепромышленников не затерялся род Строгановых. Торговую сделку Строгановых с царем Иваном Грозным, которая вошла в историю как первая жалованная грамота, данная Григорию Строганову в 1558 году, можно назвать беспрецедентной по последствиям: Строганов приобрел территорию, равную европейской стране. Государственный размах деятельности Строгановых и сейчас поражает воображение. Они основали в Прикамье ряд крупных населенных пунктов: Орел-городок, Нижний и Верхний Чусовские городки, Очерский и Сылвенский острожки, Новое Усолье и другие. Строгановы создали крупнейшее солепромысловое хозяйство в стране, организовали Сибирский поход Ермака Тимофеевича в 1581 году. Именно на Пермской земле был дан мощный толчок для прирастания России Сибирью.

Выходцы из поморских крестьян стали не только самыми богатыми русскими промышленниками и купцами, но вошли в политическую элиту страны, заняв в ней особое место. За финансовую поддержку центральной власти в годы иностранной интервенции в начале XVII века (только деньгами пожертвовали 800 тыс. рублей) Строгановы получили в 1610 году уникальное в России звание именитых людей. За большую материальную поддержку в годы Северной войны Петр I пожаловал им баронское звание, во второй половине XVIII века они были возведены в графское достоинство. Сергей Строганов с 1761 года стал графом Римской империи, а с 1798 года — Российской. Уральская латифундия Строгановых получила от правительства государственный статус майората (запрет на дробление земель). Вплоть до начала ХХ века горнозаводское хозяйство было вполне конкурентоспособно на внутреннем и мировом рынках. Многочисленные представители рода Строгановых занимали не только самые высокие государственные посты в Российской империи, но были известными благотворителями и меценатами. Их материальный вклад в развитие русской культуры трудно переоценить.

Вспомним еще об одной «царской сделке». В 1595 году царь Федор Иоаннович повелел посадскому человеку из Соликамска Артемию Бабинову разведать прямую сухопутную дорогу через Уральские горы для сообщения с Сибирью. Получив царское благословение, в 1597 году Бабинов приступил к устройству новой сибирской Верхотурской дороги. На прочистку трассы и устройство мостов ушло около двух лет. Был создан путь длиной 263 версты. Через каждые 20 верст строились ямы — казенные избы для отдыха с конюшнями и складами. После постройки Бабиновской дороги ездить в Сибирь другими путями было запрещено. С 1600 по 1753 год в Верхотурье просуществовала таможня, взимающая десятипроцентную пошлину (от стоимости привозимых товаров). Однако вопреки запретам к концу XVII века товары шли по семи трактам через Урал в Сибирь. А в 1763 году была открыта новая дорога в Сибирь — Великий Сибирский тракт. На этом пути стояли три уральских города: старый Кунгур и молодые Пермь и Екатеринбург. Кто-то из них должен был стать столицей Урала.

Выделение Урала в особый историко-географический регион, отличающийся от других нетрадиционной для России горнозаводской промышленностью и масштабным развитием мануфактурного производства, связано с именем Петра Первого. Промышленная Пермь ведет свое начало с Егошихинского медеплавильного завода. Официальной датой начала его строительства считается 4 мая 1723 года. К 40-м годам XVIII века Егошихинская слобода оказалась в центре внимания из-за возникшей необходимости переустройства путей сообщения. Когда в 1745 году Верхотурская дорога была оставлена в пользу маршрута, проходившего через Екатеринбург, Кунгур и далее на запад, Егошиха оказалась на большом транспортном пути. Особенно высока была роль Егошихи как перевалочного пункта, где перегружались караваны с железом и иными грузами, прибывающие по Чусовой и Каме. В 1773 году академик И.Г. Георги назвал Егошиху «оживленным горным городком». Он насчитал здесь 400 деревянных домов, а на рыночной площади — до 100 купеческих лавок.

Губернское время

16 ноября 1780 года императрица Екатерина II направила указ о том, что «город губернский для пермского наместничества назначить все вместе (имеется в виду Егошихинский поселок. — Ред.), наименовав оный город Пермь». Через год, 18 октября, состоялось торжественное его открытие. Буквально на глазах заштатный заводской поселок превращается в столицу огромной губернии, составляющей две трети уральского региона. Сюда переведено Уральское горное правление. Здесь учреждается епископская кафедра, появляются духовная семинария и училище. Город становится административным, экономическим и духовным центром Урала.

Экономическому расцвету способствовало географическое положение. Здесь пересекались гужевые Казанский, Соликамский и Сибирский тракты. Реки Волга, Кама, Чусовая и Белая соединяли огромную территорию, равную всей Западной Европе. Располагаясь на берегу Камы, в 17 км от впадения в нее реки Чусовой, Пермь стала портом, связанным с крупнейшими речными магистралями европейской части России. Кроме того, через губернский город прошла железная дорога, соединившая центр России с Уралом и Сибирью.

В середине XIX века по количеству купцов Пермь занимала седьмое место на Урале после Екатеринбурга, Шадринска, Оренбурга, Тюмени, Троицка и Кунгура, по количеству купцов первой и второй гильдий — третье место после Екатеринбурга и Тюмени. Известно, что минимальная сумма объявленного капитала для купцов первой гильдии составляла 10 тыс. рублей, а для купцов второй гильдии — 1 тыс. рублей. (Для понимания масштаба приведем стандартное сравнение: корова стоила тогда не дороже 5 рублей.)

К 1914 году в обширной губернии наибольшее число торговых предприятий приходилось на Пермь (1065) и Екатеринбург (1013). Сумма оборота в Перми составила 39 172 547 рублей, в Екатеринбурге — 40 838 050 рублей. В октябре 1901 года открылась Пермская торговая биржа, одна из крупнейших в России. Занималась биржа исключительно оптом. Владельцы фабрик и заводов могли продавать только собственную продукцию, перекупщики не допускались. Здесь производились котировка товаров и маклерские сделки. Особо крупные заключались на фрахт судов — до 80 млн рублей. На Пермской бирже сосредоточилась также вся значительная торговля лесом.

Банковская система в городе складывалась с 1821 года: тогда появился первый банк, с 1 января 1863 года заработал второй. Всего в дореволюционной Перми работали восемь банков и два Общества взаимного кредита.

Статус Перми как столицы, нового, европейского города, форпоста на краю Европы, своеобразных ворот в Азию, способствовал формированию специфических особенностей пермского характера.

Поговорим о странностях Перми

Пермь никого не оставляла равнодушным, все сколько-нибудь тонко чувствующие гости города отмечали необычность и странноватость ее жителей. Павел Мельников-Печерский, к примеру, отмечал, что «Пермь независтлива: она считает себя лучше всех городов и упорно стоит за свое. Пермь настоящий русский Китай… И какое китайство в ней — удивительно! Скоро ли она выйдет из своего безжизненного оцепенения? Давай, Господи, поскорее. Что ни говорите, а ведь Пермь на матушке святой Руси не последняя спица в колеснице». А как вам нравится восклицание Евгения Вердеревского в книге «От Зауралья до Закавказья»: «…Не всегда находят в Перми глушь или скуку… В Перми, наконец, есть пароходство, есть театр, есть порядочные люди». В одном из уральских писем Бориса Пастернака находим такую фразу: «Ах, как тошно среди хороших людей, не отравленных талантливостью!».

В чем же состоит эта пермская странность? Треть всего населения уже при формировании города представляли чиновники: они преобладали среди других групп. Во второй половине ХIХ века удельный вес чиновничества снизился. Но хотя большинством в Перми к концу столетия становятся мещане (38,4%), город оставался чиновничьим.

А что такое чиновник в России? С одной стороны, он мнит себя носителем европейской цивилизованности и прогресса, реформатором не хуже Петра Великого. С другой — крайне дисциплинирован и законопослушен внешне, а в душе самый радикальный революционер, «вольтерьянец» и анархист, в общем, антиобщественный элемент. При этой амбивалентности четко соблюдает иерархическую субординацию, его действия прагматичны и функциональны.

Таких чиновников, как пермские, не сыскать было по всей матушке России. Исследователи обнаружили такой феномен, как чиновничье землевладение и создание в Пермской губернии чиновничьих предприятий в первой половине XIX века. В то же время о честности пермских губернаторов, таких как Карл Модерах, складывали легенды.

Пермь нашего времени часто называют «политическим болотом»: на первый взгляд, там ничего не происходит. А потом выясняется, что экономические преобразования в городе находят широчайшее понимание и как-то само собой, спокойно, без лишнего шума, без Гайдаров, Немцовых, Явлинских, становятся реальностью. Может, потому что сохранился этот «чиновничий дух»?

Рано созрело и «пермское общество». В первой половине ХIХ века помимо губернаторского дома большую роль в городе играло Благородное собрание. До 60-х годов ХIХ века это был единственный клуб в Перми. На собрания, которые пермяки называли «обществом семейных вечеров», дозволялось приезжать только во фраке. Одним из проявлений общественной активности стало открытие 29 декабря 1863 года второго публичного клуба — купеческого, переименованного потом в Общественное собрание. В 1878 году в доме купца Евреинова открылся клуб чиновников, а 2 января 1885 года — военный клуб, или Офицерское собрание. В 60 — 90-х годах ХIХ века появляется множество обществ, которые вышли за рамки сословности. Это своеобразные клубы по интересам: от общества рыболовства и рыбоводства до общества попечения о лицах, освобождаемых из мест заключения.

Костяк местного самоуправления (городские думы и земства) составляли в Пермской губернии купцы и зажиточные крестьяне. Успешное решение вопросов, находящихся в ведении органов городского самоуправления, было бы невозможным без активного участия гласных, таких как предприниматели Николай Мешков, Павел Рябинин, Александр Каменский, Иван Любимов. Их практический и жизненный опыт, всестороннее знание хозяйственных проблем, энергия привели к невиданным и поразительным результатам. Пермь к 1917 году представляла собой вполне современный по тем временам город. Половина улиц была замощена, все освещались электричеством, раньше, чем в других уральских городах, построены водопровод и канализация. Губернский город стал бесспорным лидером в регионе по уровню грамотности: перепись 4 апреля 1890 года насчитала 14 601 образованного пермяка (примерно 42,8% горожан).

Участие в городском самоуправлении целых купеческих семейств, таких как Любимовы, Тупицыны, Каменские, Грибушины, Сорокины, свидетельствует о формировании новой составляющей пермского предпринимательского менталитета — ответственном отношении к общественной деятельности вплоть до подчинения личных интересов общественным. Характерно также, что пермские предпринимательские круги не включались в активную политическую жизнь, хотя многие симпатизировали либералам. В центре их внимания были хозяйственные вопросы.

Молотов и наковальня истории

При Советской власти Пермь сдала позиции общеуральского центра. В 1923 году произошло образование Уральской области с центром в Екатеринбурге (Свердловске). В область наряду с другими была включена и Пермская губерния, а Пермь стала вначале окружным, а с 1930 года — районным центром. Заметим, что это был единственный в России райцентр, имеющий университет.

Масштаб личности пермяков, предприимчивых людей советского времени, до сих пор поражает. Профессор Пермского университета Павел Преображенский, бывший товарищ министра просвещения во Временном правительстве и в Омском правительстве Колчака, не щадил Советскую власть. Его антисоветские афоризмы и анекдоты передавались из уст в уста. (Вспомните прообраз — профессора-однофамильца из «Собачьего сердца».) Но прославился он тем, что в 1925 году открыл крупнейшее в мире Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей, а в 1929 году — месторождение нефти в районе Верхнечусовских городков: так появилась первая уральская нефть, а Пермь получила звание «Второго Баку». В честь профессора назван минерал — водный борат — преображенскит. А производство минеральных удобрений на основе калийно-магниевых солей составляет основу экономики Пермской области.

Не везет России на начальников — так говорят, но только не в Перми. Здесь взошла звезда вроде бы обычного советского директора моторостроительного завода Анатолия Солдатова. Феномен Анатолия Григорьевича состоял не только в том, что он, возглавляя завод в годы войны и тяжелый послевоенный период, сумел сделать его лидером промышленного авиакомплекса, создать мощную социальную инфраструктуру (образцовый больничный городок, заводские парикмахерские и магазины, библиотеки, дома культуры, детские сады), а главное, решить нерешаемое — жилищную проблему для работников. Он возродил лучшие традиции пермских промышленников, вкладывая средства завода в развитие города и области. Солдатов говорил: «Завод — это не вся жизнь, это часть жизни. Вся жизнь — это завод плюс город, где он живет. Если мы сумели вызвать патриотизм по отношению к заводу, то патриотизма к городу у многих еще нет. Его надо создать. Когда говорят Харьков, все представляют, что такое Харьков. Когда говорят Киев, все представляют, что такое Киев. А когда говорят Молотов, я уже умалчиваю о Кизеле и других городах нашей области, слышишь: о-о-о, это во всех отношениях отсталый город». За этими словами следовали конкретные поступки: асфальтирование улиц, создание парникового хозяйства, знаменитого курорта Усть-Качка, развитие местной промышленности товаров народного потребления. И когда Солдатов стал председателем Пермского совнархоза, Пермь уже по праву стали называть столицей Западного Урала.

…Конечно, каждый народ любит свой край. Но любовь пермяков — особый случай. Превратности российской истории только закаляют их предпринимательский дух, воспитанный веками.

Дополнительные материалы:

Великие пермяки

Андрей ВоронихинАндрей Воронихин

(Николай Воронцов1759 — 1814), архитектор. Уроженец села Усолье Пермской губернии. Автор проекта Казанского собора в Санкт-Петербурге.

Николай Воронцов

(1833 — 1893), инженер-оружейник. Конструктор самого большого в мире парового кузнечного молота, изобретатель вращающегося крана.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus