Два эксперимента

Два эксперимента Закончилось правление двух уральских губернаторов. Лидер Пермского края Олег Чиркунов - руководитель независимый, пришедший из бизнеса и управляющий регионом как корпорацией, со всеми плюсами и минусами такого подхода. Глава Свердловской области Александр Мишарин - полная противоположность и соседу Чиркунову, и предшественнику Росселю, не позволяющий себе никакой фронды: он успешно отыграл заявку на мегапроекты и их поддержку со стороны федерации, но не сумел или не успел довести их до финала.

Как оценивать итоги их деятельности? По экономическим результатам? Только совсем далекий от экономики человек может думать, что губернатор за срок правления способен своими действиями радикально улучшить ситуацию с ростом ВРП или доходов населения. Чиркуновские восемь лет принесли массу инициатив, драйва, идей, но измеряемых статистикой результатов, да таких, которые можно напрямую связать с действиями губернатора и его команды, немного. Не говоря уже про мишаринские два с половиной года, половина из которых пришлась на кризис. Власть в состоянии достаточно быстро ухудшить ситуацию, но радикальное улучшение - всегда результат многолетней, кропотливой, часто незаметной работы, оценить которую адекватно можно только со временем.

В этом смысле единственный однозначный положительный результат - отсутствие глобально безграмотных (по мелочам оба «наследили»: это неизбежно, если лидер пытается что-то сделать) решений, которые, особенно в кризис 2009 года, могли быстро обрушить социальную ситуацию. Их не было ни у того, ни у другого.

Есть и другие итоги. Пермский край превратился при Чиркунове в главную экспериментальную площадку страны для обкатки реформ в сфере госуправления. Перечислим крупнейшие: одноканальное финансирование и разделение функций заказчика и фондодержателя в здравоохранении; абсолютно неординарное решение проблемы нехватки мест в детских садах; стратегически правильная, на наш взгляд, но неудавшаяся по причине нехватки ресурсов попытка расселения умирающих деревень; первая в стране инициатива по передаче полномочий вместе с ресурсами на уровень муниципалитетов; попытка радикально изменить облик Перми, превратить ее в культурную столицу. Будь у Чиркунова помимо его безудержной энергии и силы убеждения еще и федеральный ресурс, Пермь сегодня вполне могла бы конкурировать с Екатеринбургом. Но ресурса Чиркунов не получил. Возможно, в этом и есть его главная неудача.

У Мишарина такой ресурс был на старте. Благодаря этому мы сегодня имеем в Свердловской области: одну из четырех в стране промышленных особых экономических зон; крупнейший выставочный центр; заявку на

Экспо-2020 (она, не будем обманываться, вряд ли выиграет, но уж точно продвинет город); заявку на участие в ЧМ по футболу; безумную, на первый взгляд, идею строительства высокоскоростной магистрали ВСМ-2 (интересно, когда оно в регионах начнется, вспомнят ли об инициаторе?). Федеральный ресурс вылился в масштабное строительство дорог (чего не случилось в Пермском крае, где их качество осталось на уровне многолетней давности), поддержку по линии Минрегионразвития трех моногородов (из 27 по стране), получивших деньги в кризис. Однако превращение ресурса в результат в ряде случаев явно забуксовало. В ОЭЗ из-за отсутствия финансирования работы начались спустя почти полтора года после подписания соглашения; региональная администрация не нашла или не успела найти адекватных инструментов поддержки и развития одного из крупнейших проектов на ее территории - федерального университета.

Краткий итог правления двух губернаторов таков. Мишарин: победа в конкуренции с другими регионами за федеральный ресурс, сделавшая сформированный еще при Эдуарде Росселе отрыв Екатеринбурга от большинства других региональных центров необратимым, - и неспособность быстро и эффективно превратить ресурс в результат. Чиркунов: чрезвычайно успешный опыт обкатки реформ, который, мы уверены, еще долго будет модельным и для других регионов, и для федерации, - и неспособность получить под этот успех федеральный ресурс.
Комментарии
 

comments powered by Disqus